Сайт joomix.org
Творчество
Понедельник, 25 июля 2016 00:00

Египетские страсти Варвары Захаровны

Автор
Оцените материал
(29 голосов)

С волнением и трепетом, представляю на суд читателя, свое первое произведение в жанре художественной прозы. Жду ваши отзывы и комментарии. С уважением, Анастасия Осама.

Глава 1. Пробуждение.

Оглавление 
 Глава 1. Пробуждение.
Глава 2. Каркуша.

«Ты погляди только, как она расцвела, помолодела прямо!» – завистливо шептались коллеги, глядя на вернувшуюся недавно из Египта Варвару Захаровну. Мало кто выезжал в отпуск за границу с маленького сызранского предприятия по выпуску рекламных буклетов. В этой фирме она работала уже давно – с 1990-го года. Это одна из немногочисленных организаций, открытых в период перестройки и выживших до наших дней. В ней Варвара Захаровна трудилась с самого основания и дослужилась до должности начальника отдела, обогнав всех кумовей и сватьев исключительно своей работоспособностью и сильной мотивацией. И всё это несмотря на то, что волей судьбы она осталась одна с двумя детьми.

– Захаровна, ну расскажи, как отдохнула-то? Ты, что ль, похудела или от загара так кажется? – не унималась Катька, давняя школьная подруга Варвары.
В своё время Варвара Захаровна вытянула одноклассницу из лап безденежья и безработицы, взяв себе «под крылышко». Екатерина из тех, что до самой старости остаются в хорошей форме. И, если не смотреть на испещренное морщинами лицо, то можно было бы принять пятидесятилетнюю Екатерину Станиславовну за тридцатилетнюю стройняшку.
– Да бросьте вы, девки! Выдумали, тоже мне… похудела! Я там за четверых ела, по этому, ихнему ол инклюзиву! – усмехалась в ответ Варвара, но как-то неловко это у нее выходило, словно извинялась за свой отдых перед товарками, которые провели июльские дни на своих вечно требующих ремонта дачах.
– Ну, расскажи, жалко, что ли? – задорно вскликнула Катька, и, показывая всем своим видом, что не отступиться, легко запрыгнула на стол, за которым сидела ее старая подруга, а теперь и начальница Варвара.
– Да чего рассказывать-то, все хорошо прошло. Прилетела в Хургаду, там на автобусе встретили, отвезли в отель. Потом на пляже лежала да ела. На экскурсиях была, возили на теплоходе на остров, Райский называется. Так две недели и прошло. Ах, да, на рынок еще ходила возле отеля. Купила сыну с дочкой сувениры – кружки с пирамидами. Мне развлекаться там особо не на что было, сами знаете, что в этом году отпускные сократили. Ничего даже себе не привезла, только вот кружки эти и всё.
– Да не прибедняйся, – хлопнула подругу по плечу Катька и задорно расхохоталась, – наверное, забыла про нас, или влюбилась там в арапчонка!
Варвару Захаровну словно током ударило от этих слов:
– Дура ты, все мысли об одних мужиках. Делать мне больше нечего. Помирать уже скоро, а ты всё про одно талдычишь!
– О, девчонки, поглядите-ка, помирать она собралась! Не смеши, мать, у нас всё ещё впереди!
Екатерина всегда была женщиной видной, только официально замужем четыре раза побывала и, судя по всему, останавливаться не собиралась.
– Эх, меня бы туда! Говорят, в Египте полно свободных мужиков, которые на наших хотят жениться.
Начинающий было разгораться спор, прервало появление «Судака», так между собой сотрудники называли директора за его выпуклые глаза и молчаливость. Он, как всегда молча, прошёл в свой кабинет, окинув собравшихся дам недовольным взглядом. После этого разговор сам собой замялся. Умел «Судак» создать после себя этакий шлейф тревожности! Так произошло и в этот раз. Женщины разбрелись по своим рабочим местам.

Красный осенний закат стал предвестником того, что рабочий день подошёл к концу. Варвара Захаровна как всегда помыла свою чашку, убрала в сумку завернутый в пакет контейнер для обеда и, распрощавшись с сослуживицами, пошла домой. На улице было бабье лето, один из таких вечеров, когда кажется, что земля накрыта божественным куполом и всё вокруг такое уютное и родное. Но сегодня это состояние отозвалось почему-то болью в душе Варвары. «Идти домой? А что я там буду делать? Дочь как всегда у друзей, а сын уходит в ночную смену и уже, наверное, вышел из дома. У них своя жизнь. Где мне уже нет места… – подумала она. – Пройдусь-ка я пешком. Отдалю тот момент, когда придётся переступать порог пустого дома, который уже наполовину мёртв. Так же мёртв, как и ушедшие в далекое прошлое детский смех и ожидание перемен».

Случилось так, что совсем незаметно за тяжкой трудовой будничной жизнью прошли те времена, когда дети жили ожиданием матери. Ждали её, пока она заберёт их из садика, потом поможет сделать уроки. Она стала им больше не нужна. Таков закон жизни, птенцы улетают...

После посещения Египта, Варвара стала по-другому смотреть на мир. Появилось в душе чувство обиды за себя, глубокая печаль при мыслях о прошлом и будущем. Всю свою жизнь она жила ради детей. Ради них ушла от пьющего мужа, ради них работала с утра и до поздней ночи. Незаметно сама для себя она с годами превратилась из крепкой симпатичной девочки в расплывшуюся женщину, каких миллионы в России. Варикоз на ногах, отдышка от лишнего веса, редеющие короткие курчавые волосы давно испорченные «химией». Этакий рядовой солдатик в армии русских женщин, ежедневно борющихся за выживание. И впервые за всю её тяжелую и будничную жизнь она шла домой с неохотой, как будто и не её это дом и не её жизнь, а она тут задержавшийся гость, который поздно спохватился, что пришло время уходить. «Хабиби, хабиби, хабиби» – шептали её губы. Что за чудное слово такое, ласковое... Не всё она рассказала подругам о своем путешествии в Египет…


Дома, как и предполагалось, её никто не ждал. Предсумеречная тишина была поразительной. Словно весь город вымер. Только за стеной гремели кастрюлями соседи, собирая ужин к столу. «Что же за жизнь у нас такая серая?» – подумала Варвара, оглядев свою квартиру. Тёмные обои, словно казённая – остроугольная мебель, сохранившаяся как новая ещё с 80-х годов, вклад в их семейную жизнь бывшего и единственного мужа. Вещи дочери, горой скопившиеся на крючке у двери. Сегодня словно впервые она увидела это. И так больно стало в душе, так безысходно. «Чужая я тут, чужая!» – ещё раз подумала Варвара. Впервые за долгие годы она не сделала всего того, что стало своего рода ритуалом после прихода с работы. Сегодня она небрежно сняла туфли и прошла в свою комнату, где в шкафу лежали её вещи, привезённые из Египта. Среди них был купальник, который она не стала почему-то стирать, достала его и, уткнувшись лицом, стала вдыхать ещё сохранившийся аромат моря. Этого ей показалось мало, и она лизнула сухую ткань, что бы ещё раз почувствовать на губах солёный вкус воды, такой же терпкий, как вкус недавнего поцелуя. Сев на кровать она горько заплакала. Слёзы лились без остановки, словно кто-то невидимой рукой отодвинул задвижку, державшую чувства женщины под контролем. Вместе со слезами выходило и напряжение, а на его место ещё большей волной накатывало отчаяние. Как жить дальше? Всхлипывая во весь голос, она снова подошла к шкафу и, судорожно перебирая рукой отпускные вещи, стала искать что-то. Вот её рука остановилась и вытянула за кожаную верёвочку египетское украшение – картуш. Она стала целовать его, словно в каком-то сумасшествии: «Господи! Помоги мне!» В бессилии она стала оседать на пол, всё её тело сотрясали рыдания, перешедшие скоро в тихий стон. В руке она сжимала привезённый из Египта сувенир.


Скоро она притихла и свернулась клубочком на полу как в детстве, единственным желанием было уснуть и больше никогда не просыпаться. Скоро она почувствовала, как сквозит ветер по полу, а растёкшаяся с глаз косметика стягивает кожу. С трудом она встала и пошла умываться. Проходя мимо трюмо, она взглянула на себя. В зеркальном отражении на неё смотрела плотная женщина с опухшим лицом, собравшимися в уголках глаз подтёками от туши, мешки под глазами стали ещё больше, волосы смялись в том месте, где она прислонялась головой , так и застыли. «На кого же я стала похожа, страшилище старое?» – подумала она со злостью на саму себя. Сбросив вещи на пол ванной, она встала под душ, подставив струе прохладной воды разгоряченное лицо.

Она слышала, как дверь открылась, как прошла на кухню её дочь, громко говоря с кем-то по телефону, но Варвара Захаровна впервые не была этому рада и не хотела слышать ничего кроме звука потоком льющейся воды. Она хотела укрыться в этом потоке, раствориться, слиться с ним и больше не существовать, потому что боль бытия стала для неё невыносимой.
– Мама! Мам! Ты дома? – прокричала с кухни Таня, дочка.
– Да, сейчас выйду! – совершенно спокойно на удивление для самой себя сказала Варвара Захаровна.
Она словно услышала себя со стороны. Всё-то, оказывается, было по-прежнему, откуда эта истерика, эти страдания? Дочка же пришла, надо узнать, не голодна ли она, не тревожит ли её Ромка, бездельник, в которого та умудрилась влюбиться ещё в школе. Накатившее ранее отчаяние быстро таяло, словно ничего и не было.
– Как ты доча? – Варвара Захаровна зашла на кухню укутанная в мягкий банный халат. Она чувствовала себя опустошенной. Хотелось чая.
– Нормально всё, хотела спросить: можно я на выходные уеду на дачу к Вике, у её брата день рождения?
Варвара Захаровна знала, что это за «дни рождения», где пиво льётся рекой и происходят всякие безобразия. Еще несколько недель назад она устроила бы дочери скандал, но сегодня просто согласилась. Та даже не поверила сначала и переспросила:
– Точно можно?
– Да, езжай, только будь осторожна. – вздохнула Варвара Захаровна, наливая воду в электрический чайник.
– Спасибо, мамочка! – Таня обняла её со спины и быстро пошла в свою комнату, по-видимому, звонить подругам и сообщать радостную новость.
Ожидая пока закипал чайник, Варвара подошла к окну и стала всматриваться во двор. За сгустившимися сумерками было уже мало что видно, на неё снова смотрело её отражение: посвежевшее после душа лицо, всё еще немного отекшее и на удивление выглядевшее более молодым из-за того, что разгладились морщинки. Полотенце, завернутое на манер чалмы, скрывало волосы, придавая ей какое-то восточное очарование. Вода закипела, и Варвара налив кружку любимого чая с бергамотом пошла к себе в комнату. На полу всё так же лежали её купальник и картуш, на этот раз она без эмоций небрежно закинула их в шкаф, хлопнув дверцей. Прилегла на кровать, держа в руках кружку, словно грея ладони её теплом. Так она просидела довольно долго, стараясь ни о чём не думать, и потихоньку совсем успокоилась.
– Мам, чего вещи-то в ванной валяются? – вывел её из забытья голос дочери. – Я в стирку их кину?
– Да, брось туда.
На самом деле они были чистыми, но ей совсем не хотелось ничего объяснять дочери. А разве могла она объяснить, что плакала из-за любви? В её-то возрасте, самой смешно, ещё и людей смешить?
– Мам, ты что, ужинать не будешь? – Таня заглянула в её комнату и Варваре впервые стало неприятно. Она хотела быть одна.
– Нет, не буду ничего, дочка, ты покушай.
Она отставила чашку в сторону и улеглась на бок, показывая этим, что будет спать.
– Ну как хочешь.
Таня шмыгнула назад в коридор так же быстро, как и появилась.

«Ну, как хочешь, – повторила про себя Варвара Захаровна, – спрашивал ли меня кто-то за эти годы, хочу ли я чего-то вообще?» Тоска стала накатывать снова, глаза заблестели от подступающих слез. Перед глазами снова проносилась вся жизнь. Вот она, задорная комсомолка, потом студентка, первая любовь с однокурсником. Коммуналка, потом и своя квартира, эта квартира, где теперь она, женщина пятидесяти лет, лежала такая одинокая и несчастная.

А тогда ведь всё было иначе. Толик, её муж, широкоплечий, высокий, красивый, хоть и рано начавший лысеть, был душой дома. Его громкий голос заставлял всю семью чувствовать присутствие чего-то сильного и надёжного рядом. Надёжного до 1992 года, когда мужа уволили. Тогда в её с Толиком отношениях что-то случилось. Это было время кожаных курток, серых дождей и всеобъемлющей безысходности. В доме больше не было громких голосов и смеха, всё чаще стали слышны крики. Толик сломался, запил. Стал бить её, бить детей. Она его выгнала. Помнит до сих пор, как вытолкала еле держащегося на ногах мужа за порог, запустив ему в спину заранее собранные сумки. Это было время, когда нервы натянутые струной готовы были порваться от одного неудачного слова. По ту сторону захлопнутой двери она ещё долго слышала его ругательства, такие же грязные, как оплёванные полы их подъезда, который в то время стал местом зимовки наркоманов, бомжей и кошек. В тот момент она его ненавидела и проклинала. Ей казалось, что в нём сконцентрировались все тяготы времени, вся его безысходность. Эта ненависть на долгие годы выжгла из её души вспоминания о Толике, в своей памяти она видела его пьяного, в обмоченных штанах, чувствовала запах потных ног из его дерматиновых дешёвых ботинок. Выкинуть его как мусор, очистить свою жизнь. Но сегодня всё по-другому. Она почему-то вспомнила себя до тех событий. Молодой и сильной. Пышногрудая красавица с длинной русой косой. Ширококостная, но гибкая, и казалось, всё её существо дышало силой и желанием жить. Вспомнила его первый букет гвоздик и пахнущую снегом щёку, которую она поцеловала в благодарность. Рассыпанные сверкающей сахарной пудрой снежинки на его вязаной шапочке. Широкую, открытую миру белозубую улыбку. Первый поцелуй на автобусной остановке, который он сорвал, поддавшись переполняющей любви, за что получил звонкую оплеуху. Тогда чувства были словно родник с кристальной водой, звонкие и колкие как её брызги. Но время и проблемы всё это исковеркали, залили чистую воду бытовыми отходами и превратили в грязь его последних слов за дверью, когда, еле держась на ногах, Толик пытался подхватить разбросанные по полу подъезда сумки. Он так и не выбрался из этого болота, до конца дней оставшись алкоголиком. Люди говорили, что он сидел в тюрьме, а потом поехал куда-то на заработки, на том и сгинул. Не без доли самодовольства Варвара думала в эти годы, что она сильнее его. Что она выжила вопреки всему, а ведь она всего лишь женщина. «Не спилась, не скурилась», как частенько она говорила подругам. А что толку? Одинокая старость и ставший тюрьмой когда-то любимый дом. За этими мыслями она не заметила, как заснула.

Разбудило её в три часа ночи SMS.
«I miss you my sweet hard. How are you my angel» – это было послание из Египта. Странный номер с необычными цифрами выдавал в его отправителе жителя другого материка, а непонятные английские слова делали послание похожим для Варвары на секретный код, расшифровать который стало необходимо, как потребность дышать в данный момент. Английского она не знала, еще в школе учила немецкий, да и тот забыла давно. Сердце бешено заколотилось. «Он написал мне!» Кровь пульсировала в висках. Что же делать, как узнать, что там написано? Первым порывом было идти и разбудить дочь, она совсем недавно закончила школу, и могла помочь матери с переводом. Но Варвара тут же себя остановила. Как она ей это объяснит? А вдруг там что-то такое, чего дочка не должна читать? Варвара держала телефон обеими руками и всматривалась в его светящийся экран в ночной темноте комнаты. «Хабиби, хабиби, хабиби...» – проносилось у неё в голове. «Написал мне. Помнит меня. Как же я скучаю по тебе!» Она с большой теплотой снова и снова вчитывалась в непонятные строки таинственного послания из страны фараонов, проводила пальцем по экрану... Вдруг её осенило, в комнате дочери должен быть словарь. Тихо, не зажигая света, она поднялась с постели. Прокравшись в Танину спальню, Варвара стала на ощупь искать в книжном шкафу заветный ключ к шифру. Свет от ночных фонарей проникал за занавески и вскоре глаза смогли разглядеть нужную книгу. Она бесшумно достала её и поспешила в свою комнату, где в телефоне ждало послание. Включив ночник и надев очки, она стала искать перевод. С каждым словом на душе у неё становилось всё радостнее. Ангел… таких слов ей не говорил даже муж в то время, когда они были ещё женихом и невестой. Казалось, что всё её существо стало легче, и было готово взмыть ввысь, чтобы, преодолев тысячи километров, встретиться с любимым человеком. Она без промедлений стала писать ответ. Сначала хотела много сказать, поблагодарить за то, что помнит, за то, что написал, за «ангела»… но это было очень сложно со словарем, она боялась опозориться неправильным текстом и поэтому просто ответила: «I miss you my farous». На что тут же пришел ответ: «Good night my heart.» В ту ночь Варвара уснула абсолютно счастливой, настолько счастливой, какой не была ни разу в жизни.

Новым пятничным утром её разбудил будильник. Несмотря на ночное приключение, она проснулась отдохнувшей. Готовя утренний завтрак и собираясь на работу, Варвара предчувствовала что-то хорошее, словно в её жизни начинается новый этап. На работу летела как на крыльях. Весь день прошёл легко, она шутила с коллегами, была немного взбудоражена, к двум часам дня ей пришло новое сообщение: "Good morning sweet heart. Today i dream this you". Это одновременно обрадовало и огорчило Варвару Захаровну. Что же там написано? «Надо же ответить, – проносились мысли в её голове, – он же будет ждать. Нельзя заставлять его ждать». Она, было, пошла к Катьке, что бы та по компьютеру перевела, да вовремя опомнилась. Эти бабы – сплетницы, им только дай повод, до конца жизни засмеют. Чего они понимают со своими неудачниками-мужьями? Разве они знали в жизни настоящую любовь? Вот та же Катька, например. Красивая стерва, всю жизнь, а что толку? Батальон мужиков сменила, а детей так и не родила. Сморщилась уже вся, а всё ещё себя первой красавицей мнит. Никому не позволю своими грязными руками трогать мою любовь, может быть первую и последнюю! Как тигрица она сжимала в руках телефон, глядя на непонятные слова. В такой позе она застыла за своим столом, а вокруг щебетал отдел, женщины делились своими, казавшимися теперь такими мелкими и никчёмными новостями. "Что они понимают?» – думала Варвара Захаровна. Она в отчаянии желала узнать, что же написано в этом SMS из теплой и такой желанной страны. Ругала себя за то, что не взяла с собой словарь. Выхода не было. До окончания рабочего дня было ещё долго и заставлять ждать того, кто отправил ей эту весточку, нельзя. "Так что же написать?" – растерянно думала Варвара и написала по-русски: "хабиби". Спустя полчаса получила ответ: "Ya tebya lublu silna". Она не знала, как совладать со своими чувствами, ей казалось, что весь мир стал ярче. Она снова любила людей, даже Катьку. Теперь ей хотелось поделиться своим счастьем с окружающими. Она подозвала к себе Инну, новенькую, только окончившую вуз девочку, и, дав ей 200 рублей, тихонько велела сбегать за конфетами для всего отдела.

Пятница подходила к концу. Девушкам, сытым после сладостей, так неожиданно презентованных Варварой Захаровной, уже не работалось. Задав такой предпраздничный тон последнему рабочему дню, Варвара не переставала щебетать и сама расхолаживала весь коллектив.
– Может прическу поменять? Как думаете? – обратилась она к женщинам.
– Да, Варвара Захаровна, – неожиданно для себя самой выступила Инна, – ваша химия уже давно не в моде. В моде все натуральное.
– Тебе легко говорить, когда своя коса с кулак. – встряла Катька. – Будет столько лет, как Варьке, сама будешь накручивать, что бы хоть как-то объём придать.
Катька, как все стареющие красавицы, была крайне ревнива к чужой молодости. И не важно, что она сама разделяла позицию молодой коллеги и считала, что Варвара выглядит не привлекательно. Важно было осадить девчонку, пока её совсем далеко не занесло.
– Ну а чего тогда спрашивать? – Инна насупилась и уткнулась в монитор с макетами, изображая сосредоточенную работу.
– Девочки, не ссорьтесь, – миролюбиво сказала Варвара Захаровна, – Инна права. Надо что-то сделать с собой, а то чувствую себя настоящей старухой. Может, перекраситься? В блондинку? Как думаете?
– А, давай! Тебе пойдёт! – оживилась Катька. – Пошли после работы ко мне, я тебя покрашу! Краску по пути купим!
– А пошли! – Подхватила восторженный порыв Варвара Захаровна и незаметно подмигнула... телефону!


По пути к Катьке они купили краску для волос и бутылочку шампанского. Начинал накрапывать дождик, становилось прохладно. Хотелось поскорее ворваться в домашний уют и поговорить. У обеих было предчувствие, что вечер будет интересным.

В данный период времени Катька жила одна, и её квартира напоминала будуар периферийной артистки. Там было всего чересчур. Слишком много цвета, деталей интерьера, фотографий, разбросанной косметики. Даже жёлтая шаль как то неестественно театрально лежала на ярко-алом бархатном кресле. Варвара любила бывать у подруги. У неё ей было всегда комфортно, потому что Катька презирала быт и жила чувствами. На её фоне Варвара всегда ощущала себя деловитой мещанкой, которая на короткое время вырвалась из оков быта. Пока Катька строгала легкую закуску на кухне, Варвара села в алое кресло, предварительно аккуратно сложив и убрав шаль, и стала смотреть, как в окно бьются капли дождя. Ярко-красный торшер создавал атмосферу уюта и тепла, хотелось слушать… хотелось говорить...
– Ты чего расселась, королева! Иди, раздевайся, краситься будем! – в дверях стояла Катька с палкой колбасы в руках. – Будем тебе имидж менять! А то после шампанского будет не до этого.
Неожиданно пришла SMS. Варвара ощутила небывалый прилив счастья. Нарочито медленно она пошла за телефоном в коридор, как бы продлевая удовольствие неизвестности перед приятным моментом. Это был он.
«Ya sku4au ti ves moya jizn. 4to delayesh moya lubov?» Таинственный восточный воздыхатель видимо понял, что диалога на английском не выйдет и решил писать на русском. Невозможно передать, что творилось в ее душе Варвары Захаровны. Ее переполняли эмоции, он сразу стала писать ответ. «Ya toje skychayu po tebe moi horoshi i rodnoi. Ya y podrygi». Ответ пришёл незамедлительно: «Muj4in net? Ya revnuyu. Ti moya krov». Стоя в коридоре Катькиной квартиры, Варвара набирала ответ: «Mi vdvoyom c podrygoy. Ne revnyi moyo serdce s toboy». Ей стало забавно и неимоверно приятно, что её ревнует такой молодой и красивый парень. «Надо же, он думает, что я могу заинтересовать кого-то... Так все это дико!» Вокруг неё словно таял лёд, словно впервые за долгие годы она почувствовала себя заново женщиной. Желанной женщиной.
– Что, дочь пишет? – крикнула из кухни Катерина.
– Почти… – тихо ответила Варвара. Ей не хотелось врать, а время сказать правду ещё не наступило. – Я пошла, разденусь и жду тебя! Будем молодиться!

Прочитано 19674 раз Последнее изменение Пятница, 03 ноября 2017 11:41
Анастасия- Akar Real Estate

Две щепотки суетных мыслей...

"Алиса в стране чудес"

 

Другие материалы в этой категории: « Куда уходят любимые Пока Египет не разлучит нас »
Спасибо, что читаете мой блог. Пожалуйста, возвращайтесь скорее, а я постараюсь порадовать Вас новыми записями!
 
Я, Анастасия
Немного обо мне.


Египет стал моим домом много лет назад, я с удовольствием делюсь своим опытом жизни в этой солнечной стране.

Мне есть о чем рассказать.
 
 

Anastasia osama verh

Анастасия
Учредитель Akar Real Estate

В Египте с 2008 г.

Мне есть о чем рассказать.

Официальные соц сети
    

Получать новые статьи Блога

Сегодня читали...

Хабибнутые

Хабиби (перевод с араб. любимый) В Египет вернулись мир, покой и стабильность - это значит, что на невидимых любовных фронтах…

Выходные в Египте

Практически все туристы, особенно те, которые приезжают в Египет впервые, сетуют на медлительность египтян. Да, это имеет место быть, но…

Кому азан мешает спать?

Помните того мужика, что стену ковырял в доме, так вот он все никак не уймется и продолжает бомбардировку вопросам моего…

Кто тут?

Сейчас 162 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Меню

Сейчас читают

  • Египет вылечил мое сердце
    Египет вылечил мое сердце "Египет вылечил мое сердце после двух инфарктов"- именно так начиналось письмо от Владимира, постоянного читателя моего Блога. Мне очень приятно было его получить. Я рада, что Вы делитесь с единомышленниками своими историями в Египте, которые…