Сайт joomix.org
Летопись Хургады
Вторник, 27 сентября 2016 10:21

Пока Египет не разлучит нас. Глава 5.

Автор
Оцените материал
(14 голосов)

Приглашаю читателей блога, с интересом следящих за появлениями новых глав романа Марии Солодовник "Пока Египет не разлучит нас", узнать продолжение увлекательных и поучительных приключений Дарьи в Египте. Сегодня для Вас опубликована новая глава- "Мама Роуз", которая раскроет много новых секретов внутриотельной жизни Египта. Героиня романа обнажает для читателя свой внутренний мир, позволяя прочувствовать вместе с ней влияние Египта на славянскую душу.

Мама Роуз

 

 1 глава "Побег" 
 2 глава "Хургада- это там где  ветер..."
 3 глава "Первые слезы"
 4 глава "Оазис"
 5 глава "Мама Роуз"
 6 глава "Зазеркалье"
7 глава "Сан Стар"
8 глава "Пицца-паб"
9 глава "Скарабей"
10 глава "Рамадан"
11 глава "Август"
12 глава "Дахар"
13 глава "Эль Каусер"
14 глава "Дождь"
15 глава "Катастрофа"
16 глава "Разлука"

– Где мой чемодан?
– Да не беспокойтесь, миссис Розмари! Ваш чемодан сейчас доставят в номер.
– О, Боже! Верните мне мой чемодан! Я оставила в нём свои сигареты и четырнадцать часов путешествовала без курева.
– Ах, вот оно что! Мустафа, вернись немедленно!
Маленькая, сухонькая старушка в элегантных брючках и розовой ажурной блузке бросилась открывать чемодан, чтобы достать сигареты. Все собравшиеся ресепшионисты, носильщики и гест-релейшнз почтительно стояли вокруг неё и молча ожидали, когда она закурит.
– Вытащи руки из карманов! – вдруг услышала за спиной Дарья Надин приглушённый голос, напоминающий змеиное шипение.
Дарья всё ещё не получила свою форменную юбку и была одета в чёрные брюки, которые привезла с собой. В брюках были карманы, и в них очень удобно было держать всякие мелочи. Но стоило ей потянуться рукой в карман, чтобы достать оттуда телефон, как она тут же получила словесную оплеуху.
Тем временем, миссис Розмари наконец-то добралась до своих сигарет, пустила дым через тонкие сморщенные губки, и вся весёлая компания двинулась от входа в отель к столикам на площадке под открытым небом напротив ресепшена. Пока они шли, миссис Розмари то и дело обнималась с кем-нибудь из персонала, шутила и громко смеялась, покрикивая:


– Хамед, безобразник, ты всё так же не упускаешь возможности поприставать к женщинам!
– А Вы даже не пытались покричать «Охрана!» – смеясь, отвечал Хамед.
– Ах, охрана уже давно не обращает внимания на мои крики о помощи, – отвечала гостья в тон всей этой весёлой кутерьме.
И когда обслуживающий персонал, наконец-то разбежался по своим делам, все гест-релейшнз расселись вокруг большого стола и стали беседовать со всеми любимой постоянной гостьей отеля.
– О, перелёт был замечателен, но дорога до Лондона – это просто ужас! Вы знаете, я не так часто бываю в столице, но каждый раз, когда мне приходится туда ехать, я просто с ума схожу от этих пробок! – рассказывала она.
– Как поживает Ваше семейство? – поинтересовалась Надя.
– Слава Богу, ничего. Виктория недавно пережила сложную операцию на тазобедренном суставе. Представляете, ей в сустав вживили кусок металла, и она будет ходить с ним целых полгода! Я сейчас покажу Вам фото, какой это большой кусок!
Пока миссис Розмари искала в своём телефоне и показывала всем кусок металла, который кому-то вживили в тазобедренный сустав, Дарья сидела молча, и в голове у неё кружился целый вихрь мыслей: «Так вот, оказывается, кто такая мама Роуз, о приезде которой сегодня с самого утра болтает весь отель. Какая же она жизнерадостная и непосредственная! А какой у неё замечательный британский акцент, как на Би-Би-Си!» – Когда-то, в студенческие годы, Дарья бредила Англией и Лондоном, и акцент дикторов Би-Би-Си навсегда остался для неё эталоном настоящего английского языка и образцом для подражания. – «И кто такая Виктория? – Продолжала она про себя, – Проблемы с тазобедренным суставом обычно бывают у пожилых людей. Может, это её – сестра?».
– … и теперь она целых три месяца не сможет заниматься верховой ездой! Её любимая лошадка Черри теперь будет так скучать без неё в конюшне! – продолжала пожилая леди.


«Ого, верховая езда в пожилом возрасте? – подумала Дарья. – Всякое, конечно, бывает, но, наверное, это всё же какая-то родственница помоложе».
– …А на днях Виктория встречалась со своими друзьями на какой-то вечеринке, и она наотрез отказалась появляться там на костылях. Её мать очень долго уговаривала не пренебрегать предписанием лечащего врача, но вы же знаете, как девушки ранимы в этом возрасте – как это она – и на костылях, как какая-нибудь бабуля!
«Ах, вот оно что! Значит, внучка!» – догадалась наконец-то Дарья. В последнее время ей всё чаще приходилось полагаться на собственную интуицию и логику, потому что в ответ на любой, даже безобидный, вопрос она рисковала получить ничего не поясняющую фразу или же нарваться на грубость.


– А у вас опять новая девочка, – сказала вдруг миссис Розмари, глядя на Дарью.
– Да, это – Дарья. Она недавно у нас, – коротко представила её Надя.
– И как тебе здесь нравится? – пожилая дама продолжала с интересом смотреть на Дарью.
– Нравится. – Также коротко ответила та.
– Ты в первый раз в Египте?
– Вовсе нет! Я приезжала в Египет много раз как туристка. А потом решила приехать сюда, чтобы работать и жить. Я очень люблю эту страну и надеюсь остаться здесь надолго.


Тут возле их столика, как из-под земли, вырос услужливый носильщик. Он протянул миссис Розмари ключ от номера, на что она радостно воскликнула:
– О, номер 1322! А я-то думала, какой номер попадётся мне в этот раз!
Все громко засмеялись, а носильщик склонил голову в вежливом поклоне:
– Ваш номер всегда ждёт Вас, мадам.
– Ну, хорошо. Тогда пойду я отдыхать, что-то утомилась я сегодня.

 

***


Дарья была очарована с первого взгляда: посмотреть на неё – бабушка-божий одуванчик, а энергии и озорства – как у двадцатилетней девчонки. И как же Дарье не хватало этого позитива в её жизни, которая стала сильно напоминать ей борьбу за выживание в настоящем серпентарии!
«Молодые, здоровые, живут себе в тепле, в добре, на всём готовом, никаких забот вообще – живите и радуйтесь! – думала Дарья о своих сотрудницах. – А они всё делят место под солнцем…» – Ей были совершенно непонятны такие рабочие взаимоотношения. Тем более что последние лет пять она провела в сугубо мужских коллективах, среди инженеров-нефтяников. Там каждая женщина была в офисе редкой гостьей, которую надо оберегать и поддерживать, а склоки и подковёрные интриги были неизвестны практически никому из сотрудников. – Ведь это же курорт, Египет, место семейного отдыха, где люди должны веселиться и беззаботно радоваться жизни! – не прекращала удивляться Дарья. – Как же можно ходить с такими кислыми лицами и на кого-нибудь злиться, когда живёшь в таком раю?»
И Дарья решила по возможности не обращать внимания на всё, что могло испортить ей настроение, а каждую минутку за пределами унылого офиса использовать себе во благо. По каким-то своим соображениям, Надя составила их рабочий график таким образом, что утренние смены выпадали Дарье всего пару раз в неделю, поэтому почти каждое утро было в её распоряжении. Она полюбила те утренние часы, когда можно было без суеты и спешки вернуться к реальности из мира неясных сновидений, постоять на балконе своей комнаты, и просто послушать тишину, царящую в эти часы на территории общежитий для персонала. Теперь ей не надо было вставать рано, чтобы успеть наскоро позавтракать и доехать на общественном транспорте к началу офисного рабочего дня, как это было в её «прошлой жизни» на Родине. Большинство сотрудников, также как и Дарья, проживающих при отеле, – повара, официанты, уборщики – уходили на работу рано, едва в местной маленькой мечети, действовавшей на территории комплекса специально для сотрудников-мусульман, заканчивался утренний намаз. Поэтому, к тому времени, когда Дарья выходила на балкон своей комнаты, все, кого она могла видеть среди цветущих кустов и возвышающихся над ними пальм, были садовники. Балкон её комнаты находился очень низко, почти вровень с землёй, но она ничуть не боялась, что кто-нибудь будет приставать к ней с разговорами, чего ей совсем не хотелось в эти медитативные утренние моменты. Ведь она всегда, ещё со времён своих туристических поездок, знала, что садовники – самые безмолвные и безропотные существа в египетских отелях. Они молча стригли траву и кусты, и лишь изредка могли исподлобья бросать взгляды туда, где молодая девушка подставляла своё лицо тёплым лучикам солнца.
Зато каждый её выход к завтраку был похож на праздничное шоу! Каждое утро Дарья надевала один из своих лучших летних нарядов и отправлялась в отель: мимо сувенирных магазинов, с их вечно пристающими продавцами-зазывалами, мимо охранников, дремлющих у входа на пластмассовых стульях, мимо беллманов, ожидающих своего вызова за стойками в лобби, и далее по территории отеля, к ресторану «Тамаринд», где гости уже заканчивали свой завтрак. Она обязательно встречала кого-нибудь из тех, с кем уже успела познакомиться поближе, от всей души желала им доброго утра и приятного дня, а в ответ получала улыбки и комплименты. Она наизусть знала те шутки-прибаутки, которыми потчевали всех женщин повара и официанты, работающие в залах ресторанов египетских отелей, поэтому старалась не обращать на них особого внимания, зато радостные приветствия гостей Дарья ценила на вес золота. Ведь она знала, что обслуга старается привлечь внимание гостей, чтобы получить свою личную выгоду, но люди, приехавшие на отдых, ни за что не станут кого-нибудь хвалить, если это неправда. К слову сказать, улыбки и комплименты, Дарья получала не только за красивые наряды. Ей и в самом деле нравилось общаться с гостями, узнавать об их впечатлениях, помогать им с выполнением каких-то пожеланий. За всё недолгое время их совместной работы, супервайзер Надя дала ей не так уж и много полезных советов, но всё же один из них действительно очень помог Дарье в новой работе:
– Представь что всё это – твой собственный дом, только очень большой, и ты в нём – полноправная хозяйка. Ты же хочешь, чтобы гости в твоём доме были довольны приёмом? Вот и обращайся с ними также, тем более что в твоём распоряжении – весь обслуживающий персонал. Они – твои помощники в этом деле.


Дарья давно уже мечтала о собственном доме полном гостей, вкусных запахов и весёлого смеха, и ей очень понравилось такое сравнение. Приняв на себя роль «хозяйки», она стала намного увереннее держаться со всеми, особенно по вечерам, когда все гест-релейшнз шли в рестораны к гостям, чтобы расспросить их, нравится ли им отдых и есть ли какие-то пожелания по улучшению сервиса.
После того злополучного вечера, когда Дарью отправили в обратно офис в самом начале «капитанского ужина», генеральный менеджер потребовал, чтобы все гест-релейшнз не ходили между столиками по двое, а общались с гостями в одиночку – одна идёт в «Магнолию», другая – в «Тамаринд».
– Ну а я, – сказала Надя, – возьму на себя все а-ля карт рестораны.
– Но это же неразумно! – возразила Луиза. – Я совсем не говорю по-русски, Дарья не говорит по-немецки, а что мы будем делать, если подойдём к гостям и обратимся к ним на чужом для них языке?
– А Вы ходите между столиками, и прислушивайтесь, – посоветовала Надя. – Как услышите родную речь, так и подходите.
Отель имел статус семейного, и большинство отдыхающих были семьями с детьми. Дарья обратила внимание, что многие родители усаживали за стол своих капризных чад, отказывающихся кушать, устраивая перед ними на столе планшеты с мультиками, часто старыми советскими, которые Дарья ещё сама смотрела в детстве. И теперь, прежде чем подойти к гостям с традиционным: «Добрый вечер! Простите, что отвлекаю вас от трапезы. Разрешите поинтересоваться, как проходит ваш отдых?», Дарья старалась подглядеть, какие мультфильмы смотрят их дети. Если мультики были отечественные, то можно было запросто подходить и спрашивать по-русски: «А кто тут не хочет кушать такую вкусную картошечку?». Это был целый театр, и, как правило, гости благосклонно относились к таким разговорам, охотно делясь своими впечатлениями и задавая самые разные вопросы:
– Когда нам уже дадут арбузика? Мы скоро уезжаем, и так за всё время и не попробовали арбуза.
– Сезон арбузов ещё не начался, – отвечала им Дарья, повторяя слова шеф-повара. – Нам уже несколько раз привозили их, но они все ещё были недозрелые.
– Всё хорошо, но вот если бы этот ветер с моря не дул так сильно!
– Сейчас передадим вашу просьбу в небесную канцелярию, пусть прикрутят там свои вентиляторы, – отшучивалась Дарья.
– А кто живёт в Башне?
Вот этого она как раз и не знала. Башня из розоватого камня возвышалась над всеми остальными зданиями отельного комплекса, имела отдельный охраняемый вход, и заходить туда не разрешалось даже гест-релейшнз. Однажды Дарья прохаживалась по территории, разглядывая многочисленные сувенирные магазинчики, и случайно забрела прямо на небольшой дворик возле Башни, закрытый от посторонних глаз зелёной изгородью и мощёный розовой тротуарной плиткой. Входная дверь в Башню была приоткрыта, и Дарья из любопытства сунула туда свой нос. Внутри царил приятный полумрак и почему-то пахло кальяном. Лестница, от самого входа устланная красной ковровой дорожкой, вела куда-то наверх. Помещение было похоже на жилое, и в то же время не похоже на обычный гостиничный корпус.
– Сюда нельзя! – услышала она сзади окрик на ломаном английском. Охранник в чёрно-белой униформе жестом показал ей на выход из этого тупика, давая понять, что здесь ей делать нечего.
Дарья никогда никому не рассказывала об этом эпизоде, но если даже гости спрашивали, кто там живёт, то почему бы ей не спросить об этом у своего супервайзера?
– В Башне живёт собственник всех отелей Мадинат Макади, – ответила ей Надя. – Он бывает здесь наездами, всегда приезжает неожиданно и останавливается в Башне.


***

Однажды во время одного из таких вечерних дежурств в ресторане Дарью подозвали к себе две симпатичные женщины средних лет.
– Мы только что приехали с экскурсии, – сказала одна из них – эффектная блондинка с выразительными голубыми глазами, – и просто мечтали об овощах на гриле, но ничего подобного на шведском столе не нашли. Скажите, может быть, мы плохо искали?
– Я сейчас спрошу у нашего шеф-повара, – пообещала Дарья, отчаянно силясь припомнить, где же она уже видела это лицо.
В тот вечер шеф Ислам был выходной, и вместо него старшим по кухне был су-шеф Набиль. Дарья подошла к служебному входу на кухню и спросила первых попавшихся на глаза ребят в белых колпаках:
– А где су-шеф?
– Вот, – ответили эти двое, одновременно ткнув друг в друга пальцем и тут же захихикав от собственной шутки.
«Никогда не разговаривай с младшим персоналом! – вспомнила она наставления супервайзера. – Все просьбы и пожелания направляй сразу самому главному по рангу начальнику!»
Гости ждали овощей на гриле, и времени на зубоскальство не было ни минуты. Дарья в панике дёрнула дверь служебного входа, и тут же столкнулась нос к носу с искомым шеф-повааром.
– Что Вы ищете? – спросил он по-английски.
Дарья пояснила ситуацию.
– Овощи-гриль сегодня в нашем меню отсутствуют, но мы можем их приготовить специально для наших гостей. Какие овощи они предпочитают? – сказал су-шеф.
– Приготовьте все, какие есть, – пролепетала Дарья и поспешила назад к столику.
– Через пять минут Ваши овощи будут готовы, – сообщила она, стараясь улыбаться.
– Ой, а мне бы так хотелось болгарских перцев! – сказала в ответ гостья. – Вы бы не могли попросить принести мне именно перцы?
Дарья вернулась на кухню. Через несколько минут шеф вынес горячие овощи, тщательно накрытые фольгой.
– Гости просят подать им только перцы, – сказала Дарья, ожидая гнева незнакомого ей су-шефа за то, что она морочит ему голову всеми этими просьбами. Однако повар только кивнул головой и произнёс:
– Нет проблем, сейчас отберём перцы.
– Вы так любезны! – удовлетворённо вздохнула гостья, когда ей, наконец, принесли желаемое блюдо. – А мы, знаете ли, с подругой не виделись уже лет пять. Я сама из Белоруссии, и в Египте живу давно, а она из Москвы приехала на несколько дней…
Ну, конечно, это была Святлана Максимович! Это её анкету Дарья заносила в базу данных пару дней назад. Святлана Максимович была известной в городе владелицей агентства недвижимости, и вот теперь Дарья увидела её своими глазами в почти неформальной обстановке.
– Простите, а Вы – Святлана Максимович? – Не удержалась от вопроса Дарья. – Мы с Вами в друзьях на Фейсбуке, и я очень люблю читать Ваши новости о недвижимости в Хургаде!
Слово за слово, и вскоре её новые знакомые уже читали ей вслух стихи и вспоминали свои истории из прошлого.
– Я сама когда-то начинала в Египте с работы на ресепшене в отеле, – говорила ей Святлана, – и прекрасно понимаю, как Вам здесь приходится. Помню, как я получила свои первые чаевые. У нас было правило: складывать все чаевые в одну общую коробку, а потом делить между всеми, кто работает на ресепшене. А я взяла, да и сунула деньги в карман, думаю, потом положу! И Вы представляете, кто-то заметил, донёс, и меня уволили за это вместе со всей сменой!
Дарья стояла возле столика и, как завороженная слушала, быструю речь женщины, которую она знала как успешную бизнес-леди, и которую она и представить себе не могла в роли такой же рядовой отельной служащей, как и она сама.
«Это сколько же надо лет, чтобы стать такой, как она?» – пронеслось в голове у Дарьи, пока она слушала Святлану, глядя на её массивное золотое украшение на шее.


– Так что Вы на правильном пути, – продолжала гостья, словно угадав Дарьины мысли. – Перспективы роста в отеле хорошие: учишься быстро, опыт приобрести несложно, да и до менеджера с такой позиции дойти очень просто. А, кстати, кто у вас тут фронт-офис менеджер?
Дарья понятия не имела, кто у них был фронт-офис менеджер. За всё время работы её ни разу не представили никому из начальства и все, кого она знала, были только Надя и Карстен – им обоим было бы лучше не знать о Дарьиных успехах в общении с гостями.
– Мы бы хотели отблагодарить Вас за проявленную внимательность. Как нам лучше поступить, чтобы о Ваших стараниях узнало руководство?
«Ой, только не это! – в ужасе подумала Дарья. – Если мои «змеючки» узнают, они меня тут со свету сживут от зависти».
– У нас на ресепшене есть книга отзывов, – нашлась она, – сделайте там запись.
– Хорошо, мы так и сделаем, – отвечали гостьи. – Но руководству тоже нужно рассказать. Пусть поощряют таких внимательных сотрудников! Кто у Вас фронт-офис менеджер? – повторила свой вопрос Святлана.
Дарья понимала, что ответственный сотрудник просто обязан знать по имени начальника своего отдела, поэтому, чтобы хоть как-то исправить ситуацию, назвала имя самого лучшего ресепшиониста, которого она знала:
– Мистер Юсеф.

– Спасибо, что ты так высоко ценишь мою работу, – сказал ей потом старший по смене ресепшионист Юсеф, но до фронт-офис менеджера я ещё не дорос.

Еще интересная статья...

июля 14, 2016

Общественный транспорт в Хургаде

in Житейские дела в Хургаде by Анастасия Осама
Ребята, машины то не у всех, а город наш не маленький и посему сейчас расскажу, как дешево и быстро передвигаться по любимой Хургаде на общественном транспорте. Многие резиденты, проживающие в Хургаде и не имеющие собственного автотранспорта, как правило,…


***


Униформа была ужасной. Противного «милицейского» синего цвета, она сильно напоминала школьную форму, которую Дарья носила в старших классах, и которую она всегда просто терпеть не могла. Юбка была сшита из плотной такни на синтетической подкладке. Отельный портной наконец-то убрал в ней бока, но лишние сантиметры не урезал, а просто ушил, заложив по огромной складке на каждом боковом шве. К комплекту из двух рубашек и к этой юбке ещё полагалась жилетка из такой же такни, но ходить в ней в это время года было уже просто невозможно из-за наступившей летней жары. Волосы требовалось убирать в гладкую причёску, а про обувь на высоком каблуке пришлось забыть. Во-первых, бегать по просторам отельного комплекса было намного проще в балетках, а во-вторых, стучать каблуками не разрешалось.
– Тебя не должен слышать весь отель, – учили её Вера с Надей. – Ты здесь – обслуживающий персонал и не должна привлекать к себе излишнее внимание.
Со времени окончания школы, Дарья никогда не носила никакой униформы, и потребовалось какое-то время, пока она привыкла к своему новому образу. Именной бейджик ей выдали со старым логотипом, пообещав выдать новый после испытательного срока. Зато теперь у неё был ключ от офиса, и она могла на равных правах со всеми свободно открывать и закрывать кабинет.
– Дарья, нужно пробежаться по территории и сверить со списком, все ли на месте именные таблички и лавочки, – дала ей Надя новое задание.
Построенный ещё в конце 90-х годов прошлого века, отель гордился своей репутацией респектабельного семейного отеля, и с большой заботой относился ко всем своим постоянным гостям. Начиная с третьего визита, гостю присваивался статус VIP, и ему в номер отправлялись небольшие комплименты от гостиницы; те же, кто приезжал сюда десять и более раз, награждались специально изготовленной именной табличкой из дерева, которую закрепляли на какой-нибудь пальме напротив «их» номера, также ставшего для них постоянным. Ну а такие гости, как миссис Розмари, с пятнадцатого приезда получали в своё распоряжение именную лавочку, имея право расположить её в любом месте на территории гостиницы «Оазис».
– Легко сказать! Пробежаться по такой жаре, – подумала Дарья. Она взяла список VIP-гостей, который дала ей Надя, и пошла вдоль спальных корпусов, бассейнов и ресторанов в поисках недостающих лавочек.
«Семья Невзоровых, семья Кох, семья…» – отмечала она галочкой лавочки и таблички. Лето пришло в Макади внезапно, принеся с собой сухой пустынный зной, и солнце в средине дня уже беспощадно пекло Дарье в самую макушку.
– Что же Вы голову-то не прикрываете? – закричали ей гости, завидев издалека знакомую сотрудницу отеля.
– Не положено! – отвечала она.
Надя категорически отказалась принимать её аргументы о том, что ходить без головного убора по солнцу в это время года – опасно для здоровья, и ей пришлось смириться с таким положением вещей. Кроме того, её стала мучить жажда. Она подошла к бару возле бассейна и попросила налить ей «Спрайта». Взяв свой стаканчик, она устало присела за столик рядом со стойкой, но тут же услышала голос бармена:
– Простите, мадам, сюда идёт мистер Карстен, а он не любит, когда сотрудники сидят возле бара. Вам лучше отойти.
Дарья встала и пошла прочь. Стараясь находить тенистые места, она передвигалась короткими перебежками, пока не дошла до той самой Башни, о которой её недавно спрашивали гости.
– Привет! Гуляешь? – услышала она за спиной знакомый голос отельного завхоза.
– Не гуляю, а работаю. Вот, смотрю, чтобы все лавочки были на месте.
– Это тебе Надя такое задание дала?
– Ну да, кто же ещё! Она же начальница у меня!
– Вот видишь, как хорошо, что ты пошла сюда. Ничего просто так не случается, всё по воле Бога. Вот ехала ты в Египет, разве знала ты, что познакомишься со мной? Нет, конечно! А Бог знал! Хамада зачем-то вставлял в свою речь английские слова, наверное, забывая русские, и поэтому фраза звучала несколько странно: But the God знал. – И привёл тебя сюда. А теперь ты встретила здесь мужчину…
– Тебя что ли? – прервала Дарья его философские разговоры.
– А я что, не мужчина разве? – схватил он вдруг её руку.  Я же вижу, что тебя тут от всего оберегать надо. Думаешь, я не вижу, как ты головой крутишь во все стороны? Конечно, тебе тут всё кажется новым, необычным.
– А причём здесь вообще мужчина? – выдернула руку Дарья.
– А помнишь, как я тебя с шефом Исламом познакомил? – Не унимался Хамада. Это же я тебя специально отвлёк, чтобы ты за стойкой перед всеми не танцевала.– Дарья сжала зубы и опустила глаза, но Хамада воспринял это по-своему:
– Я по тебе скучаю… – Неожиданно страстно зашептал он по-русски приторно-томным голосом.
– Хамада, – нахмурилась Дарья, – ты мне это прекрати! Мне здесь проблем и без тебя хватает.
– А что я такого сказал? – встрепенулся он. – Я тебе телефон свой дал ещё когда, а ты мне звонишь, только если тебе что-нибудь надо…
– Да ничего мне от тебя не надо. Иди себе своей дорогой. – Отмахнулась от него Дарья, и оставила непрошеного ухажёра посреди дворика напротив Башни.
«Нашёл где романы крутить! – ворчала она про себя. – Башня наверняка охраняется, секьюрити засекут в два счёта. Ему-то ничего не будет, он – менеджер, а меня выгонят с позором, и что потом делать? А вдруг это проверка была? Вдруг и вправду кто-нибудь хочет меня подставить?».
Но когда на следующее утро Дарья снова встретила Хамаду и открыла было рот, чтобы поздороваться, тот демонстративно отвернулся и сделал вид, что не замечает её.
«Ну и пожалуйста! – отвечала она ему мысленно. – Думает, как дал утюг, так я ему сразу и скажу «Я Ваша навеки!». Очень нужно!».

 


***


Миссис Розмари, которую весь отель называл Мама Роуз, приезжала в «Оазис» каждые полгода, гостила там по нескольку недель, и это был её восемнадцатый визит. Весь персонал настолько привык к ней, что эта пожилая дама уже стала одновременно и постоянной гостьей, и частью коллектива. Сотрудникам уже начали выдавать именные нагрудные таблички с новым логотипом отеля, и однажды утром она вышла к завтраку с таким же бейджиком, на котором значилось просто «Мама Роуз».
– Я вчера вечером решила почитать книгу, которой зачитывалась Виктория, когда мы с ней в прошлый раз приезжали сюда, – сказала она, сидя со всеми сотрудниками за общим столом на террасе «Магнолии».
– И что же Вы читали? – поинтересовалась Надя.
– Ох, вы не поверите! «Пятьдесят оттенков серого!»
– Вот это да! Ай да Мама Роуз! – дружно засмеялись все.
– Да ведь я не знала, о чём эта книга, когда брала её с собой, – продолжила миссис Розмари, подождав, пока все перестанут галдеть. – Моя внучка не расставалась с ней ни на минуту в течение всего отпуска, и я никак не могла понять, что же такого она там нашла. А теперь вот взяла, дай, думаю, почитаю!
– Ну и как, понравилось Вам? – спросила Надя с улыбкой.
– Нет! – решительно ответила она. – Я-то думала, это что-то стоящее, а там всю книгу «он медленно стягивает мои джинсы и трусики» и «я чувствую, как меня охватывает вожделение» …тьфу! Поверьте, я вовсе не пуританка, и много лет была замужем, но всё же считаю, что такие подробности не должны выходить за пределы супружеской спальни.
Когда с завтраком было покончено, и все уже стали расходиться по своим делам, миссис Розмари вдруг глянула на Дарью и спросила, глядя на её широкополую шляпу и сарафан, в котором та вышла к завтраку:
– Ты сегодня выходная?
– Да.
– Чем будешь заниматься?
– Конечно же, пойду на пляж! – Это был ещё один плюс её работы в должности гест-релейшнз: помимо вкусного питания в отельном ресторане, ей также было позволено пользоваться пляжем.
– Я и не сомневалась. А ты знаешь, где он находится?
– Ну… мы с Верой как-то раз ходили туда, пообщаться с гостями… Я дорогу не очень помню, но, надеюсь, что не заблужусь – улыбнулась Дарья.
Отель находился на второй линии, и к морю нужно было минут десять идти по очень зелёной и ухоженной территории отельного комплекса, мимо гигантских суккулентных растений и смешных, почти мультяшных разноцветных скульптур, изображающих животных и жителей Египта в национальных костюмах.
– Если заблудишься, я объявлю тебя в розыск! Слушай, тут недавно приняли нового начальника службы отдыха и развлечений, уж он-то знает, где находится пляж! Я познакомлю тебя с ним и попрошу проводить тебя туда. А вот и он!
В их сторону шёл худощавый египтянин, очень темнокожий – яркий представитель жителей южных провинций Египта. Его продолговатый бритый череп блестел на солнце, а добродушная улыбка обнажила два ряда коричневатых гнилых зубов, когда он подошёл поближе и пожелал женщинам доброго утра.
– Вот, знакомьтесь, – произнесла миссис Розмари. – Это Мухаммед. Он так же, как и ты, новенький, и проработал здесь всего неделю, но он точно знает, где находится пляж и проведёт тебя туда, чтобы ты не заблудилась.
«И откуда она всё знает! – удивлялась Дарья, уже лёжа на одном из шезлонгов на берегу. – Я проработала здесь две недели, и то не знала этого нового начальника, а эта Мама Роуз только приехала, и уже в курсе всех событий».
Над морем летел красный воздушный шар, на котором катали туристов.
«Я – как этот воздушный шарик, – предалась она ленивому потоку своих мыслей. – Все мне постоянно твердят о том, что я что-то должна – «уважать и слушаться старших», «любить Родину», «выйти замуж и родить ребёнка», следовать каким-то дурацким правилам… А я просто поддаюсь порывам попутного ветра и следую туда, куда он меня несёт…»
После пляжа Дарья пошла прямиком на обед в ресторан. На террасе «Тамаринда» за большим столом уже собралась привычная компания её коллег во главе с миссис Розмари.
– Ты вернулась? – Радостно воскликнула она. – Слава Богу, мне не нужно объявлять тебя в розыск! Попробуй, какой вкусный плов нам сегодня приготовили повара! Иди, возьми себе, пока его весь не разобрали.
У всех на тарелках уже лежали куски курицы-гриль, плов и разнообразные овощи. И только Надя сидела перед горой арбузных долек, стараясь сбросить на такой диете хотя бы несколько лишних килограммов  наконец-то начался сезон арбузов!
– Было это как раз в те времена, – пока Дарья ходила за пловом, миссис Розмари уже рассказывала очередную историю, – когда мой покойный муж был ещё жив и подарил мне новенький «форд». Я отправилась на нём за покупками в гипермаркет, и мы с сыном договорились встретиться, когда я освобожусь. «А как же я узнаю твоё авто?» – спросил меня сын. Я ответила, что буду на серебристо-сером «форде». «Мама, но как же я отличу твой среди тысячи таких же серебристых «фордов»? – снова спросил он. А ведь он был прав! Стоянка возле гипермаркета просто огромна, а эта мода британцев на серебристо-серые авто просто поразительна! И знаете, что он сделал? Он отправил мой «форд» в автосервис, и его там разрисовали разноцветными бабочками! Так что я до сих пор езжу на уникальном авто с бабочками, и его уже ни с чем не перепутаешь!
К их столу подошёл официант и молча положил на стол шариковую ручку и пачку кассовых ордеров. Руководящему составу отеля позволялось питаться в общих ресторанах вместе с гостями, но для отчётности, им было необходимо расписываться за каждый съеденный завтрак, обед и ужин.
«Обед. Ресторан «Магнолия». Гест-релейшнз. 4 штуки» – расписалась Надя за всех одним ордером.
– Мадам? – продолжал стоять возле них молодой официант. Из-за низких зарплат в отеле была большая текучка работников физического труда, и вполне возможно, что этот парень просто не знал, кто такая миссис Розмари.
«Обед. Королевский дворец. Моё величество. 156 штук» – написала она. Все дружно расхохотались.
– Иди отсюда! – сказала она, смеясь, ничего не понимающему официанту и порвала только что заполненный бланк на мелкие кусочки.
Менеджер по ресторанам встал из-за стола, отвёл парня в сторону и стал ему что-то пояснять по-арабски.
– Только не ругай его, Люай! – крикнула миссис Розмари. – Он ни в чём не виноват! – И добавила, как будто себе под нос – Ну, ладно, пойду я. Времени уже много, а мне ещё столько всего надо успеть.
«Вот кто здесь настоящая королева! – подумала Дарья. – Она и ведёт себя подобающе, и все её здесь слушают, даже менеджеры».

 

*** 

 

– У нас овербукинг, – объявила Надя после утренней планёрки. – Главные рестораны не справляются с потоком желающих пообедать сразу же после открытия, и гостей будут запускать по мере освобождения столиков.
О значении английского слова «overbooking» Дарья могла легко догадаться и сама, но она никак не могла взять в толк, зачем бронировать номера, если они уже забронированы на это время другими людьми. Позднее она узнала, что это была обычная практика в египетских отелях, и гостей, которым не хватало номеров при заезде, поселяли в соседние гостиницы, принадлежащие одному и тому же собственнику. В качестве компенсации им позволялось пользоваться всей инфраструктурой того отеля, в который они купили путёвку.
– Входы будут перекрываться, и мистер Карстен хочет, чтобы с сегодняшнего дня гест-релейшнз приходили в ресторан также и на обед. Будем помогать официантам рассаживать гостей и пояснять русским, почему они не могут зайти на обед без очереди.
– А почему только русским? – спросила Вера.
– Потому что русских в отеле большинство, и только они всегда бегут на обед, как только открываются двери ресторана, – пояснила Надя.
Это была правда. К часу дня возле входа на террасу «Тамаринда» уже собралась порядочная толпа разгорячённых пляжем туристов, с колясками и орущими детьми, и все они хотели непременно попасть в ресторан первыми, как будто это был их последний шанс не умереть с голоду.
– Почему мы не можем зайти первыми? – кричали одни. – У нас маленький ребёнок, и ему пора обедать!
– Ну и что, что нас восемь человек! Почему вон те две семьи пустили за один стол, а нас нет! – кричали другие.
Египтяне, которые только могли догадываться о смысле всех этих возгласов, просто молча перекрывали вход, а все пояснения оставались на совести гест-релейшнз.
«Мало того, что они набронировали гостей больше, чем отель может принять, так они ещё и экономят на персонале и не хотят нанять хостесс! – Возмущалась про себя Дарья. – Моя форма уже пропахла ресторанными запахами, и я себя ощущаю больше работником ресторана, чем службы поддержки гостей. Пусть я здесь новенькая, и ничего не понимаю в этом бизнесе, но даже мне понятно, что это – просто неправильно организованный менеджмент!»


Но и это было ещё не всё. Через несколько дней Надя вышла с очередной утренней планёрки и снова сказала:
– С сегодняшнего дня…
– Надя, меня уже начинает трясти от слов «с сегодняшнего дня», – перебила её Вера. – Что ещё для нас придумал наш мистер Карстен?
– Мистер Карстен, – продолжала Надя, – хочет, чтобы все гест-релейшнз приходили на вечернее дежурство в рестораны не тогда, когда ужин уже начался, а заранее.
– Это зачем? – поинтересовалась Луиза.
– Чтобы проверить, все ли названия блюд совпадают с содержимым кастрюль на шведском столе, не валит ли пар из-под крышки с горячим блюдом, чтобы гости не обожгли себе руки, когда откроют его, – пояснила Надя. – Кроме того, теперь нужно будет обойти все залы и проверить, правильно ли разложены на столах приборы и салфетки, а также зайти в туалеты.
– В туалеты?! – хором воскликнули все гест-релейшнз.
– Да-да, в мужской и женский, – закивала головой Надя. – И проверить, лежит ли там туалетная бумага и чисто ли вымыты все поверхности, включая унитазы.


– Надеюсь, проверять не руками? – съязвила Дарья.
Надя ничего не ответила, только бросила на Дарью полный презрения взгляд.
«Вот в мужском туалете мне ещё побывать и не хватало!» – бормотала она, с опаской заходя на «мужскую территорию». Со времён какого-то глубокого, ещё детсадовского, детства у неё в подкорке мозга сидел запрет о том, что «девочкам нельзя заходить в туалет к мальчикам», и вот теперь она по долгу службы должна была зайти в эту запретную зону, где рядом с унитазами стояли мужские писсуары. Всё там было чисто и туалетная бумага на месте, так что пока в помещение ещё никто не зашёл, Дарья постаралась поскорее ретироваться оттуда. Она была в униформе и, так сказать, при исполнении служебных обязанностей, но ей вовсе не хотелось пояснять всё это на непонятно каком языке, зайди вдруг сюда кто-нибудь из мужчин.
Время ужина уже подошло, и в ресторан стали заходить первые посетители. В эти первые полчаса после открытия, от гест-релейшнз требовалось просто стоять на входе, приветствовать всех гостей и предлагать им коктейли, выставленные на специальном столике у входа. Посетителей было ещё немного, и Дарья развлекалась тем, что слушала, о чём болтали люди, окружающие их.
Художник мыслит зрительными образами, музыкант ощущает окружающий мир, слыша отдельные звуки и их сочетания, а филолог воспринимает происходящие вокруг события при помощи слов и их значений. Дарья была филологом до мозга костей. Когда-то давно, заинтересовавшись Египтом, ей захотелось научиться говорить, хотя бы немного, на языке этой страны. Она стала заучивать наизусть скачанные из интернета короткие диалоги на арабском и их перевод на английский, чтобы пополнить таким образом свой словарный запас. И запомнилось ей, среди всего прочего, слово «аль мудир» - «начальник». Слово было созвучно с русским «мундир», и ей сразу представлялся бравый генерал в военном мундире. Ну как не запомнить такое слово? И вдруг она снова услышала его здесь, своими собственными ушами! По террасе ресторана бегали официанты, одетые в рубашки жёлтого цвета, и всё обращались к одному и тому же высокому молодому египтянину в синей рубашке, называя его именно этим словом. «Интересно, если он начальник официантов, то как называется его должность?»
– Вера, – обратилась Дарья к коллеге, – а кто такой этот мистер Ашраф. К нему все обращаются «аль мудир»…
– Чего? – перебила её Вера.
– К мистеру Ашрафу все обращаются «аль мудир». Он что, начальник официантов?
– А какое вообще твоё дело? – взбесилась вдруг Вера, хотя Дарье было совершенно непонятно, что же могло её так взбесить. – Что ты смотришь по сторонам? Тебе нужно стоять тут и гостям улыбаться.
– Но Вера, я же всего лишь спросила, какая должность у мистера Ашрафа!
– А тебе это ни к чему! У тебя есть менеджер, и есть мы. А остальное тебя вообще не должно интересовать!
– А зачем ты на меня кричишь? Ты посмотри на себя: ощетинилась вся, как ёжик, и вообще ничего не слышишь, кроме себя самой. Думаешь, что ты всегда права? Нельзя так, Вера!
Тут Дарья поняла, что улыбаться гостям она не в состоянии, и, повернувшись к Вере спиной, просто ушла вглубь ресторанного зала. Возле столиков с детским меню ещё никого не было, и она остановилась там, давая себе возможность отдышаться и успокоиться. До конца смены оставалось ещё несколько часов, а уйти из ресторана она не имела права.
«Не стоит из-за неё так переживать, – уговаривала она себя. – Надо её простить. Она просто нервная женщина, заваленная личными проблемами. Итак, вдох-выдох, ещё раз! Ну вот, а теперь в зал, Дарья, гости ждут!».
Вернувшись обратно на террасу, она обнаружила, что Вера тоже куда-то ушла, и, заставив себя усилием воли забыть о произошедшем эпизоде, Дарья принялась привычно, но без особого энтузиазма, ходить между столиками и спрашивать гостей, как проходит их отдых.
Спустя некоторое время, зал заполнился звуками арабских барабанов – сначала тихо, как будто издалека, а потом всё ближе и ближе – затем зажглись свечи, и к одному из столов вынесли именинный торт. У кого-то из гостей был день рожденья. Дарья воспользовалась паузой, пока все сотрудники собрались вокруг праздничного столика, распевая на английском и арабском языках знаменитую песенку “Happy Birthday to you!” , и выскользнула из зала.
«Не буду я больше там бегать от звонка до звонка! – ворчала она про себя. – Сорок столиков им за вечер обойди, а потом ещё и всё в отчёт запиши да на ресепшен сообщи. Сейчас быстренько впишу в общий отчёт свои комментарии, сколько есть, пока в офис ещё не сбежались все остальные, и – к себе в комнату. Хватит меня тут эксплуатировать!».
…Дарья встала под душ и, наконец-то, дала волю слезам, ощущая, как солёные потоки льются из глаз по щекам и сливаются с потоками воды, смывая с неё все чувства обиды и жалости к себе. Вдруг она услышала, как кто-то стучит в дверь её комнаты. Но кто бы это мог быть? Меньше всего она хотела сейчас с кем-нибудь разговаривать. Однако стук настойчиво повторился. Дарья выключила воду, наскоро обтёрлась полотенцем и завернулась в халат. В дверь стучала Надя.
– Привет. Мне показалось, ты плакала. У тебя всё в порядке?
– Да, спасибо. У меня всё хорошо, – отвечала ей Дарья.
– Точно? Ты уверена?
– Да. У меня всё в порядке.
«И всё-то она замечает, – подумала Дарья, когда, наконец, захлопнула дверь за непрошеной гостьей. – И даже делает вид, что беспокоится обо мне. Супервайзер!»
И не успела она захлопнуть дверь, как зазвонил её телефон. Это был Питер:
– Даша, привет! Что-то давно тебя не слышно. Как дела? Надеюсь у тебя всё хорошо?
– Хорошо? Да я тут как в тюрьме, Питер!
– В тюрьме? А что случилось?
И снова Питер оказался в нужном месте и в нужное время! Как заправский психолог, он стал шаг за шагом расспрашивать Дарью о её пребывании в «Оазисе»: «А она тебе что сказала? А ты ей что?», и постепенно Дарья рассказала ему всё, что наболело у неё на душе за всё это время.
– То я им стою не так, то слишком много вопросов задаю. А как же мне всё знать и вопросов не задавать? – жаловалась она ему, чуть не плача.
– Всё знать никто не может, – резонно заметил Питер. – А что Надя много себе позволяет, так в этом нет ничего удивительного, – добавил он. – Я сколько в своей жизни видел супервайзеров гест-релейшнз – все они держались на своей должности только за счёт того, что спали с менеджерами.
– Питер!
– Ну что, Питер!
– Да не может быть, чтобы прямо все-все.
– Я знаю, что говорю, такова правда жизни тут. Ладно, ты не переживай, – утешил он её. – Я поищу для тебя другую работу. Если услышу что-нибудь, сразу позвоню!

Прочитано 10286 раз Последнее изменение Среда, 20 сентября 2017 17:55
Спасибо, что читаете мой блог. Пожалуйста, возвращайтесь скорее, а я постараюсь порадовать Вас новыми записями!
 
Я, Анастасия Осама
Немного обо мне.


Египет стал моим домом много лет назад, я с удовольствием делюсь своим опытом жизни в этой солнечной стране.

Жду Ваши комментарии и предложения тем для статей. С радостью отвечу на Ваши вопросы.
 
 

Anastasia osama verh

Анастасия Осама

Резидент Египта с 2008 г.
Добавляйтесь в друзья и получайте анонсы статей!
    

Получать новые статьи Блога

Сегодня читали...

Сколько нам вздохов Всевышним отмерено?

*** Сколько нам вздохов Всевышним отмерено? Цифра, ведь, эта все-таки есть.Мы забываем о ней с небрежениемДумаем, будем навечно мы здесь.

Пока Египет не разлучит нас. Глава 5.

Приглашаю читателей блога, с интересом следящих за появлениями новых глав романа Марии Солодовник "Пока Египет не разлучит нас", узнать продолжение…

Мои хиджабы. Способы повязания платка.

Сегодня я поделюсь с вами своим опытом ношения хиджаба, это мусульманский стиль одежды, цель которого закрыть полностью ваше тело и…

Кто тут?

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Меню

Сейчас читают