Сайт joomix.org
Главная
Вторник, 10 января 2017 17:08

Пока Египет не разлучит нас. Глава 11.

Автор
Оцените материал
(25 голосов)

Новая глава романа Марии Солодовник готова для встречи со своим Читателем. Будьте готовы сегодня вместе с Дарьей- главной героиней романа, пережить сильные чувства, которые овладели ее сердцем в городе любви и солнца- Хургаде.

 1 глава "Побег" 
 2 глава "Хургада- это там где  ветер..."
 3 глава "Первые слезы"
 4 глава "Оазис"
 5 глава "Мама Роуз"
 6 глава "Зазеркалье"
7 глава "Сан Стар"
8 глава "Пицца-паб"
9 глава "Скарабей"
10 глава "Рамадан"
11 глава "Август"
12 глава "Дахар"
13 глава "Эль Каусер"
14 глава "Дождь"
15 глава "Катастрофа"
16 глава "Разлука"

 Август


Пришло ещё одно воскресенье, но ни Дарья, ни Аджай никуда не выходили целый день. То ли погода менялась и навевала на них сонное состояние, то ли они оба очень устали за рабочую неделю, а, может быть, им просто было лень из-за жары, но в этот день они оба проспали до самого вечера, каждый в своём номере. Когда солнце начало клониться к закату, они наконец-то договорились встретиться в «Пицца-пабе», а затем поехать в центр, чтобы посидеть в кафе с Ахмедом и Сафи.
Дарья пришла первой, и, устроившись поудобнее на диванчике возле окна, воспользовалась бесплатной возможностью позвонить друзьям и родителям через интернет в пабе. Она всё ещё рассказывала подруге свои последние новости, когда Аджай подсел к ней на диванчик и взял её за руку. По её телу снова разлилось приятное тепло. Она сжала его руку в ответ и улыбнулась. Аджай тоже взял телефон и заговорил на хинди.


– Домой звонила? – Спросил он, закончив разговор. – Я тоже.
– А где живёт твоя семья? – спросила Дарья.
– В Джайпуре, штат Раджастхан. Когда я жил в Индии, то работал шеф-поваром в настоящем королевском дворце, где жила королевская семья нашего штата. Ты знаешь, у нас ведь в каждом штате – свой король. Так вот, некоторые помещения, в том числе и ресторан в этом дворце – открыты для туристов. В ресторане, в основном, проходят свадебные празднества и другие важные торжества, и я был ответственным за организацию банкетов.
В подтверждение своих слов Аджай нашёл в интернете фото дворца, а потом показал и собственную фотографию на фоне каменных стен замка. Он был заметно полнее, чем сейчас, и носил аккуратные усы и бороду. У Дарьи дух перехватило от всего, что она увидела за последние десять минут. Подумать только, она встречается с настоящим королевским шеф-поваром из Индии! И как же хорош собой он был с этими усами и бородой!
– А где ты учился? – спросила она.
– В университете. У меня диплом магистра университета штата Раджастхан. Мой отец – военный офицер, и я также мог сделать военную карьеру, благодаря его связям. Но, когда пришло время выбирать профессию, моя мама сказала: «У меня две дочери, и только один сын. Пусть он занимается каким-нибудь мирным делом, а не воюет». И отец использовал свои связи в мирных целях, – улыбнулся Аджай, и на душе у Дарьи снова стало как-то по-домашнему тепло и уютно.
– Я проработал во дворце восемь лет, – продолжил он, – а потом решил эмигрировать в Канаду.
– Почему? – никак не могла понять Дарья. – Зачем тебе Канада?
– Понимаешь, там всё стабильно, уровень жизни высокий, хорошие зарплаты. Мой друг – владелец сети ресторанов в Канаде. Скоро он откроет ещё один ресторан, и я надеюсь переехать туда работать шеф-поваром. Я бы давно эмигрировал, но мне в посольстве уже дважды отказали. Сказали, что нужен опыт работы в других странах. Поэтому я поехал работать сначала в Кувейт, а потом в Египет.
– Так ты и в Кувейте тоже работал? Не может быть! – Дарья произнесла эти слова намеренно, надеясь выудить из него побольше личной информации, которая могла бы пролить свет на его жизнь за пределами Хургады.
– Серьёзно, я три года проработал в Кувейте. Вот, смотри. – Сказал Аджай и загрузил с гугл-диска своё резюме.
Дарья внимательно пролистала всё, что было там указано: родился, учился, Джайпур, дворец, Кувейт, Египет… всё правильно, а дальше… дальше, личная информация. «Интересы, водительские права… семейное положение – женат»!
– Аджай, это что такое?
– Н-у-у-у… это я переделывал себе из резюме своего друга… понимаешь, у меня друг в Лондоне живёт уже много лет, он прекрасно знает английский…
– Ты мне не про друга рассказывай, а про себя. Ты женат?
– Да ты посмотри на мою страницу в Фейсбуке! Видишь, статус: одинокий.
– Фейсбук – это не документ! Там можно написать всё, что угодно, и никто никогда не узнает, правда это или нет!
– Э-э-э, разрешите вмешаться в ваш бурный диалог, – перед ними, как чёрт из табакерки, возник мистер Халед, один из завсегдатаев «Пицца-паба». – Конечно, все пары иногда ссорятся, но тем приятнее потом мириться. Чего я и вам желаю, каким бы ни был предмет вашего спора.
«Принесла его нелёгкая в самый подходящий момент!» – подумала Дарья.
А мистер Халед тем временем уже устроился за столиком напротив них и, заказав себе чашку кофе, продолжал разглагольствовать:
– Я, знаете ли, работал журналистом в ЮАР. Представляете я, молодой египтянин, почти мальчишка, и уже журналист зарубежной газеты. У меня был мудрый и очень влиятельный наставник…
Уж был ли на самом деле мистер Халед замечательным журналистом, или просто прекрасным рассказчиком, но язык у него был подвешен очень хорошо. Он всё говорил и говорил, пересказывая какие-то невероятные истории из жизни, половина из которых, возможно, была выдумкой, а Дарья всё слушала и слушала, и на какое-то время совсем забыла о своём индийском поваре.
– А Вы сами откуда, милая леди? – обратился к ней бывший журналист.
– Я из Украины, – в сотый раз за последние несколько месяцев ответила Дарья на дежурный вопрос, который задавали все, кто хотел завести с ней знакомство.
– О-о-о-о, в Украине сейчас нелёгкие времена.
Дарья кивнула.
– Надеюсь, Ваша семья находится в безопасности.
– Да, слава Богу.
– А что Вы думаете о ситуации в целом? Станет ли всё-таки Украина частью Евросоюза или это всё только болтовня политиков?
Эти слова, что называется, задели Дарью за живое, и она в свою очередь начала говорить всё, что думает о ненавистных политиках, о войне в её стране и о простых людях, руками которых эти самые политики перевернули с ног на голову всю страну, а теперь дорвались до власти и разворовывают то, что ещё не успели украсть их предшественники…
– Да, – согласился её собеседник, – во все времена революции преследовали только одну цель: побольше наворовать и поработить простых людей. Вы посмотрите, что делается у нас в Египте! То же самое. Мубарак им был плох, посадили во главу страны Мурси – и тот оказался не лучше. А теперь Ас-Сиси – два года у власти, а что такого он сделал для страны? Кто был беден, тот стал жить ещё беднее, а богатые… они всегда будут богаты, при любом политическом строе.
Официант принёс на подносе турку с кофе по-турецки. Он аккуратно перелил напиток в маленькую чашечку и поставил на столик перед мистером Халедом. Тот глотнул кофе и внимательно посмотрел на Дарью своими чёрными глазами:
– А Вы не только красивая девушка, но ещё и умная. Поверьте, здесь в Хургаде нечасто встретишь такое сочетание. Обычно, о чём здесь говорят дамы? Кто с кем, куда, за сколько.… А с Вами даже о политике можно побеседовать.
К их столику подошёл мальчик, продающий маленькие розочки, завёрнутые в прозрачную упаковку. Таких розочек, засохших на сухом жарком воздухе, лежала целая куча на прикроватной тумбочке Сафи у них в комнате. Ахмед, наверное, дарил ей эти знаки внимания чуть ли не каждое свидание.
– Купите цветок, мистер, всего пять фунтов. – Обратился мальчик к обоим мужчинам, сидевшим возле Дарьи, надеясь, что хоть кто-нибудь из них да не откажется сделать даме небольшой подарок. Аджай всё это время сидел рядом и не проронил ни слова.
– А чтобы завершить ваш спор, – посмотрел мистер Халед на Аджая, затем на Дарью, – и окончательно примирить вас, я подарю вам эту розу! – произнёс он, расплывшись в довольной улыбке. Он явно гордился гениальностью своего решения.
Дарья поблагодарила и взяла цветок. И тут Аджай неожиданно поднялся со своего места:
– Нам пора.
– Куда? – спросила Дарья.
– В центр. Ты забыла? Мы же собирались встретиться с Ахмедом и Сафи. – И как будто в подтверждение его слов, ему позвонил Ахмед. – Да, мы уже идём, скоро будем!
– Не смею вас задерживать. – Всё также вежливо улыбаясь, сказал мистер Халед. – Приятного вечера. И помните, ничто не стоит так дорого, как роскошь человеческого общения!
«К чему это он напоследок? – подумала про себя Дарья. – Слепил две цитаты в одну, Дон Кихот!»
Они вышли из паба, поймали такси, и Аджай принялся ворчать:
– Он меня учить будет! Рассказывает, как мне жить и с кем общаться!
– Да что с тобой такое, Аджай! Он интеллигентный человек, интересный собеседник…
– Этот интеллигентный собеседник хочет сбить с меня денег.
– А ты что, занимал у него?
– Ха, ещё чего! Слушай, он делал вечеринку у себя дома и попросил меня приготовить индийское блюдо с курицей. У его очередной подружки был день рождения, и он, наверное, хотел её удивить. А я ему что, личный повар? Я приготовил, но потом ведь тоже сидел с ними за столом и угощался, как все. А теперь он утверждает, что я ему должен десять долларов за продукты, из которых я им приготовил ужин!
– Десять долларов за курицу? – недоверчиво спросила Дарья. – Да это должна быть какая-то золотая курица!
– А я тебе что говорю! И он ещё имеет наглость дарить цветы и приставать с разговорами к моей девушке!
– Во-первых, нет ничего плохого в том, что он подарил мне розу. И вовсе он не приставал ко мне. А во-вторых, я не твоя девушка. – Отрезала Дарья.
Аджай прикусил язык, и они всю оставшуюся дорогу ехали молча.
Они зашли в «Машрабию» на Шератоне и подсели к Ахмеду и Сафи, устроившись по разные стороны столика. Некоторое время все сидели, не говоря ни слова.
– Завтра я поменяю себе день выходного. Теперь это будет вторник. – Вдруг объявил Аджай, и друзья с удивлением посмотрели на него. – А что, поменяюсь с напарником, он давно просил освободить ему воскресенье.
«Ну, давай-давай, закати ещё сцену ревности», – сказала про себя Дарья.
– Красивый цветочек, правда? – обратился он к Ахмеду. Тот недоумённо посмотрел на друга. – И знаешь, кто его подарил Дарье? Мистер Халед! Тот самый мистер Халед, который с меня десять долларов требует постоянно, помнишь его?
– Ой, ну и что с того? – вмешалась Дарья.
– Нам с тобой полгорода денег должны на несколько тысяч, Аджай, и что же, на каждого обижаться? – пытался успокоить друга Ахмед.
– Да я и не обижаюсь. А ты, – обратился он к Дарье, – поставь розочку в водичку, а когда она засохнет, сохрани её на память.
«Язви, язви, – подумала Дарья, – меня этим не возьмёшь. А если ты, дорогуша, ещё и женат, то будешь ты ходить на пляж в гордом одиночестве».
– Всё, с меня хватит, – сказала она вслух. – Вы тут развлекайтесь, а я домой пошла.
– Да ты же только пришла! И что ты будешь делать в номере? – попытались удержать её друзья.
– Я найду, чем заняться, – ответила Дарья. – Всем пока.
– Подожди, я с тобой! – Сафи поняла, что между ними произошло что-то неладное, и не могла бросить подругу одну в трудную минуту. Девушки попрощались с мужчинами и поехали назад в «Шедван».
Вернувшись в номер, Сафи, наконец-то заговорила:
– Ну, расскажи, что у вас случилось.
Дарья вкратце рассказала, что произошло в «Пицца-пабе» и добавила:
– А если он и вправду женат и соврал мне, когда я его об этом спросила, то больше я с ним никуда не пойду!
– Ну и правильно! – поддержала её подруга. – Мне Ахмед, хотя бы честно сказал: моя ситуация такая и такая, я хочу с тобой встречаться, выбор за тобой. А если начинать отношения с вранья, то, я думаю, они того не стоят. У меня в Каире жених был, мы шесть лет с ним встречались! А потом выяснилось, что он всё это время меня обманывал. Я тогда сразу же послала его куда подальше.
«Ах, вот оно что! – закрутились мысли в голове у Дарьи. – Так вот почему она оставила хорошую работу в Каире и уехала в Хургаду. То-то я слышала сплетни о том, что Сафи разведена. Людям легче поверить в то, что женщина в тридцать два года может быть разведённой, чем незамужней. Или, может, она познакомилась с Ахмедом ещё раньше, по интернету, например, а потом переехала сюда к нему? Как бы там ни было, в свои тридцать два года она, конечно же, хранит в сердце какую-то свою историю».

 

***


На следующий вечер, когда Дарья вернулась с работы, её встретила всё та же унылая картина, что и все последние несколько дней: уборки в номере не было, постель и полотенца не менялись уже который день, а из крана в ванной тоненькой струйкой текла холодная вода. Сафи всё больше времени проводила с Ахмедом, встречаясь с ним после работы, поэтому в номере её, как всегда, не было.
«Похоже, что тёплый душ в этом отеле нужен только мне. – С досадой подумала она. – Ничто так не раздражает, как отсутствие душа после жаркого рабочего дня. Что ж, придётся идти самой с ними разговаривать. Мало того, что целый день приходится разбираться с неубранными комнатами и поломанными кранами в номерах у гостей, так ещё и после работы приходится воевать за чистоту в своём жилище». У неё язык не поворачивался назвать свою комнату домом, но ничего другого у неё пока что не было. Она бы и сама прибралась в номере, да только чем? Пойти попросить швабру на респшене? Нет, она сделает по-другому.
– Добрый вечер. – Обратилась Дарья к мистеру Азизу, дежурившему в тот вечер на стойке отеля. – Скажите пожалуйста, а как часто Вы меняете постель у себя дома?
– Н-у-у-у, – растерялся мистер Азиз от такого неожиданного вопроса, – наверное, каждый день.
– А у меня постель не менялась две недели. Представляете, две недели! И полотенца тоже. Пыль лежит толстым слоем везде. Уборщики заходят в комнату, приносят туалетную бумагу и уходят.
Ресепшионист покачал и головой и сокрушённо прищёлкнул языком:
– Непорядок. Завтра, завтра всё сделаем.
– Да не надо мне завтра! Вы мне уже сколько дней обещаете! И ничего не делается.
– Но сейчас поздно уже, посмотрите на время. Все уборщики спят уже.
– Знаете, я тоже хочу спать. В чистой постели! И душ тоже хочу принять! Я работала целый день, по жаре проехала шестьдесят километров в душном автобусе!
– А вот с душем проблема. – Он снова прищёлкнул языком. – Пробле-е-е-е-ма. Воды нет во всём районе. И не будет несколько дней.
– Так что же мне немытой ходить всё это время? Как вы себе это представляете? Я же с людьми работаю! Позовите мне менеджера. – Всегда спокойная и вежливая, Дарья начала терять терпение.
– Его нет, мадам.
– А кто тогда у вас тут есть? Кто здесь вообще несёт ответственность за весь этот беспорядок?
– Я сейчас позову начальника технической службы, и Вы ему всё расскажете.
Явился начальник технической службы – пожилой седоватый дяденька высокого роста по имени Рамадан. Мистер Азиз объяснил ему по-арабски, что от него требовала Дарья, и в подтверждение своих слов жестом указал на неё.
Дарья догадалась, что мистер Рамадан почти ничего не понимает по-английски. Наверное, поэтому, его и призвал ресепшионист, ведь язык жестов уж куда менее красноречивый, чем разговорный английский, и таким образом он пытался нейтрализовать Дарью, которая вся уже пылала гневом и готова была закатить настоящий скандал.
Дарья догадалась об этой уловке, но на всякий случай, сказала и ему тоже:
– Душ у меня не работает. Горячая вода нужна, понимаете?
– Можно посмотреть. – Коротко ответил Рамадан по-арабски. – Десять минут.
То ли ему требовалось десять минут, чтобы устранить проблему, то ли он собирался зайти к ней в номер через десять минут, Дарья так и не поняла. Но стало очевидно, что разговор исчерпан, и она поплелась на четвёртый этаж в свой номер.
Через полчаса Рамадан всё-таки постучал в дверь и снова сказал по-арабски:
– Можно посмотреть.
Дарья открыла дверь, жестом позволяя ему зайти в номер, а сама развернулась к нему спиной и прошла вглубь комнаты, чтобы сесть в кресло возле окна. Рамадан прошлёпал в ванную и зачем-то включил кран. Дарья села в кресло и заметила, что дверь в комнату закрыта.
«Сквозняк? - Пронеслось у неё в голове. – Тогда бы дверь хлопнула, и я бы услышала. Надо пойти снова открыть».
Дарья знала о том, что в Египте принято держать двери открытыми, если женщина остаётся дома одна, и в помещении работает кто-нибудь из посторонних мужчин. Она уже сделала движение, чтобы подняться из кресла, но тут из ванны вышел Рамадан и сел прямо на её кровать.
Дарья оцепенела. Это было против всех возможных египетских рамок приличия, но она замерла, не зная, как лучше ей поступить: закричать и поднять скандал, спокойно пройти мимо Рамадана и всё же тихо открыть дверь, или оставаться на своём месте и посмотреть за развитием событий. Собственно, скандалить пока что было нечего: вода медленной струйкой стекала по ванне, а Рамадан молча сидел на её кровати и смотрел куда-то мимо Дарьи.
Она взяла в себя в руки и стала внимательно рассматривать непрошеного гостя.
«Дедушка. Настоящий дедушка, седой, высохший и подслеповатый, – говорила она себе мысленно. – Ну что он мне сделает? Может, он просто устал и тоже хочет спать, вот и присел куда попало».
– Как зовут тебя? – спросил он вдруг по-арабски.
– Дарья. – Она уже понимала кое-что на местном наречии и могла поддержать короткий разговор-знакомство.
– Ты откуда сама?
– Из Украины.
– Из Украины.… А я из Египта – задумчиво протянул дедушка и, вдруг заулыбавшись, резко поднялся с кровати.
«Ну вот, доигралась!» – подумала Дарья, уже приготовившись громко закричать.
Однако к её удивлению, он махнул рукой в сторону ванны и снова направился туда. К этому времени вода, уже успела прогреться и набрать давление, необходимое для того, чтобы включился душ.
Рамадан протянул Дарье свою визитку, сказал по-арабски какую-то фразу, которая, наверное, должна была означать «Звоните по этому телефону, если будут ещё какие-то проблемы», и удалился.
«И никакие это не проблемы с районным водопроводом, – проворчала себе под нос Дарья, когда наконец-то захлопнула дверь за странноватым начальником технической службы. – Просто надо было включить местный насос и пустить воду, чтобы стекла. Но всё равно он странный, этот дедушка Рамадан».
***
Прошёл ещё один день, такой же жаркий, как и предыдущий. Дарья зашла в свою комнату, уже приготовившись к очередной битве за чистоту в номере. Но не успела она снять с себя насквозь пропитанную пόтом униформу, как зазвонил её телефон.
– Приходи в «Пицца-паб», – сказала ей Сафи без всяких прелюдий.
– Зачем? – спросила Дарья.
– Поговорить надо. Приходи.
Дарья знала, кто попросил Сафию позвонить ей и о чём ей предстоит говорить. Да, между ней и Аджаем осталось много невысказанных слов и рано или поздно их нужно было проговорить, чтобы раз и навсегда закрыть эту тему.
Она зашла в паб и присела на диванчик рядом с Аджаем. За столиком напротив, как всегда, сидели рядышком Ахмед и Сафи. Какое-то время они молчали, и Дарья нервно листала ленты соц.сетей у себя на плашнете.
– Ну, всё, хватит, – решительно сказал Аджай. Он отобрал у Дарьи планшет и отложил его подальше в сторону. – Давай поговорим.
– Говори, – сказала Дарья.
– Ты мне не веришь, – начал он.
– А почему я должна тебе верить? – спросила Дарья.
– Для тебя так важно, женат ли я, правда? – Дарья кивнула. – А вот если бы тебе сказали выбрать между женатым Аджаем и таким же, как я, но неженатым мужчиной, то кого бы ты выбрала?
– Аджай, ну зачем ты меня втягиваешь в эти пустые разговоры! – начала терять терпение Дарья. – Я тебе задавала совершенно конкретный вопрос, не осталось ли у тебя жены на Родине, и ты мне сказал, что твоя семья – это твои родители и сёстры. А теперь я нахожу какие-то новые подробности, и ты не хочешь мне в них признаться. И как, по-твоему, я должна реагировать?
– Ну, ладно, – вздохнул индиец. – Я женат и у меня есть сын. Сыну четырнадцать лет. Ты это хотела услышать?
– Да. Теперь мне больше не о чем с тобой говорить, – Дарья попыталась подняться с диванчика, чтобы уйти, но Аждай крепко сжал её обеими руками.
– Мы ещё не закончили разговор, – сказал он.
Ахмед за столиком напротив сделал нетерпеливый жест:
– Да поцелуй ты её, Аджай, и помиритесь вы наконец!
Дарья попыталась вырваться из объятий, но у натренированных мышц индийского повара была просто железная хватка. Она мотнула головой, и увидела сидящего позади мистера Халеда. Тот потягивал через трубочку оранжево-красный коктейль и с заметным любопытством тоже созерцал сцену, центром внимания которой была Дарья. Казалось, все вокруг только и ждали, чем же закончится этот импровизированный спектакль.
«Может быть, они все ожидают, что я влеплю ему пощёчину, закачу истерику, начну кусаться и вырываться из его объятий. Но я не стану опускаться до уровня дешёвых телесериалов» – подумала Дарья и осталась сидеть без движения.
Тем временем Аджай продолжил свои объяснения:
– Официально я женат, но уже давно живу отдельно от своей жены, поэтому считаю себя свободным. Я уже предлагал тебе однажды, но ты отказалась, теперь я хочу предложить тебе ещё раз: давай снимем квартиру и будем жить вместе. А через несколько месяцев я уеду в Канаду и заберу тебя с собой.
– Нет, Аджай, – спокойно ответила Дарья. – Ты можешь предлагать это кому угодно, но только не мне. Я ни за что не стану жить с женатым мужчиной, даже если это простая формальность.
– Но я не могу предложить это кому-нибудь ещё. Я люблю только тебя!
– Мне очень жаль, – на этот раз Дарья беспрепятственно встала со своего места. Оставалось только выдернуть свои ладони из крепких рук индийца.
– Не уходи, останься, – повторял он, умоляюще глядя на неё.
– Отпусти, ты делаешь мне больно, – ответила Дарья, продолжая выдёргивать свои руки.
Ни с кем не попрощавшись, она вышла из паба и вернулась назад в «Шедван».

 

***


«Надо же, он всё уже за меня решил! – возмущалась про себя Дарья на следующий день, бегая по лабиринтам спальных корпусов отеля «Сан-Стар». Она уже привыкла использовать время инспекции комнат на размышления о своей жизни и сегодня не могла думать ни о чём, кроме их вчерашнего разговора в пабе. – Квартиру он мне снимет, в Канаду заберёт! У меня только дела на работе стали налаживаться, а я поеду за женатиком в Канаду. Вот ещё!».
Дела на работе у неё и вправду пошли в гору, и ей предстояло много новых интересных дел. Недавно их команда пополнилась новыми сотрудницами, и пока Кристина ездила в отпуск, у Дарьи был целый месяц, чтобы наладить работу по своему усмотрению. Девушки были все смышлёные, дружелюбные и весёлые, всегда готовые прийти на помощь, каждая из них оказалась по-своему ценной сотрудницей, и Дарья делала всё возможное, чтобы девушкам не пришлось пережить то, что пережила она сама, пока была в роли новичка. Симпатичная москвичка Маргарита – молоденькая, но уже успевшая поработать финансисткой в крупном московском холдинге – обладала незаменимой способностью схватывать информацию на лету и раскладывать всё по полочкам. Беспечная хохотушка и болтунья из Чехии по имени Агнешка никому не давала заскучать. Толку в работе от неё было мало, и Дина много раз грозилась её уволить за невнимательность при составлении отчётности, но гости её любили, да и девушки очень быстро сдружились между собой – настолько, что просто не представляли свою работу друг без друга.
А вскоре к ним присоединилась ещё и Ангела – такая же молоденькая и умная, но очень серьёзная и рассудительная. Её внешность полностью соответствовала имени: она не была идеальной красавицей, но её белозубая улыбка и лучистые голубые глаза обезоруживали любого, кто хотя бы пытался хмуриться в её присутствии. Неудивительно, что весь отельный персонал с восхищением смотрел на новую сотрудницу, а многие даже пытались узнать, свободно ли её сердце для более близких отношений – увы, безрезультатно. Несмотря на свой юный возраст, Ангела уже успела несколько лет поработать в отельной анимации и достаточно насмотрелась и на отельную жизнь, и на египетских воздыхателей, а потому она, как и Дарья несколько месяцев тому назад, решила начать работу на должности гест-релейшнз исключительно ради заработка, который позволил бы ей свободно жить в тёплой и гостеприимной стране. Также как и Дарья, она решила не тратить деньги на съёмное жильё и воспользовалась предложением пожить в «Шедване». Правда, с соседкой по комнате ей, похоже, не повезло.
– Меня поселили с женщиной из Таиланда, – рассказывала она девушкам в леди-басе. – Она такая странная! На английском почти не говорит, и в холодильнике держит всегда подгнившие фрукты. Холодильник-то не работает, но она туда всё равно свои фрукты складывает. Представляете, какой там запах! А возле кровати у неё на специальном столике стоит портрет какого-то человека – не то Далай-ламы, не то ещё кого-то – и она ему каждый день возносит молитвы. Вот сядет на пол напротив него, ноги скрестит и бормочет что-то. А столик посыпает лепестками от цветов – каждый день свежие приносит, и благовония тоже возле них зажигает. Так она вообще-то добрая женщина, но о-о-о-о-чень странная. На днях она хотела угостить меня бананом, но даже это слово толком выговорить не могла. Стоит и повторяет: «Балала, балала…». Я догадалась, что она имеет в виду, только когда заметила у неё в руках банан.
Женщины дружно рассмеялись:
– Балала! Что ж тут сложного, сказать по-английски «Banana»! Вот насмешила!
– Вам смешно, – сказала в ответ Ангела. – А я ума не приложу, как с ней жить вообще. Она же живёт, как привыкла, и ничего сказать ей нельзя, всё равно не поймёт.
– Да, с ней никто не уживается, – подтвердила одна из сотрудниц. – Уж сколько к ней пытались подселить соседок, никто больше двух недель не продержался. И тебе, Ангела, тоже стоит подумать, куда бы от неё съехать.
Дарья тоже время от времени виделась с этой женщиной в «Шедване», так как жили они на одном этаже. Поприветствовав друг друга кивком головы, они обе заходили в лифт и молча спускались в лобби. Не то потому, что у неё было слишком сложное имя, не то по тому, что она почти не говорила ни на одном из языков, кроме своего родного, и больше ни с кем не общалась, никто не знал, как её звали на самом деле. И поэтому, её все называли просто «женщина из Таиланда». Теперь же, когда Ангела рассказала этот забавный случай с бананом, Дарья стала про себя называть её Балала.
– И знаете, – продолжала Ангела, – она ведь не сидит вечерами в комнате. Придёт после работы, переоденется и уходит куда-то. А возвращается глубоко за полночь. Тоже, наверное, тусует где-то со своими соотечественниками.
Иногда «Балала» тоже ездила с работы на «леди-басе», примостившись возле окна на заднем сидении. И Дарья замечала, как она, не заезжая в «Шедван», выходила где-то в районе Шерри-стрит и быстро растворялась в толпе.
«Хоть совсем не юная уже – ей, наверное, уже где-то лет под пятьдесят, – размышляла Дарья, глядя на таинственную женщину из Таиланда, – а вот ведь, тоже тусить хочет. Интересно, где она проводит все эти вечера?»
***
Микробасик остановился возле «Пицца-паба», и сотрудники привычной дорогой направились к «Шедвану». После суматошного рабочего дня Дарья чувствовала себя, как выжатый лимон, и совсем не была настроена на разговоры. Но, похоже, Аджай этого не замечал и шёл за ней, всё время повторяя:
– Ну неужели мы вообще никогда не будем встречаться? И на пляж больше не пойдём? Да пойми же ты, не я живу со своей женой уже много лет! Никто меня не понимает…
Дарья была непреклонна. Крутить романы с женатым мужчиной?
– Никогда! – твёрдо сказала она ему.
Так они добрели до отеля, который по-прежнему встречал их праздничными огнями и весёлыми звуками музыки.
– А у нас – беллиданс! – объявил им с порога пожилой начальник технической службы, который пару дней тому назад так напугал Дарью в её комнате.
- Где?! – Тут же оживилась Дарья. Её усталость немедленно как рукой сняло, заставив позабыть и об Аджае, который продолжал следовать за ней, и обо всех прочих заботах. Она даже не успела подумать, что вообще делает этот начальник на вечернем шоу для гостей. Впрочем, она уже привыкла к тому, что все сотрудники «Шедвана» жили либо тут же, в гостиничных номерах, либо где-то поблизости, чтобы в случае необходимости всегда быть на месте. По вечерам они часто собирались все вместе возле ресепшен, или же в отельном «Гарден кафе» за чашкой кофе, обсуждая последние новости и сплетни.
И Дарья устремилась туда, откуда лилась музыка. В лобби было полно народу: наверное, все гости отеля собрались здесь, вокруг импровизированного танцпола, где кружилась танцовщица. Одетая в свою форменную чёрную юбку и белую блузку, Дарья пробралась на свободный пятачок под стенкой и решила скромно простоять там до конца шоу. Однако её европейское лицо сразу же стало привлекать всеобщее внимание, и египтяне начали освобождать ей места, чтобы усадить в самый первый ряд. Дарья была одновременно польщена и смущена таким повышенным вниманием, однако захлестнувшие её эмоции взяли верх, и, устроившись на стуле прямо перед танцполом, она сама того не замечая, стала хлопать в ладоши, отбивая ритм и, пританцовывать в такт музыке. Трудно сказать, привлекло ли именно это обстоятельство внимание танцовщицы, или её привлекло всё же то, что Дарья была единственной европейкой среди собравшихся египтян, но когда зазвучала следующая мелодия, она взяла Дарью за руку и повела за собой танцевать. Это был любимый приём всех исполнительниц, которым они обычно заканчивали свои выступления. Таким образом, они, почувствовав, что подустали, отдыхали сами, отвлекая внимание зрителей от своих телодвижений, и одновременно давали возможность публике немного повеселиться самостоятельно. Дарья, тоже знала об этой уловке, но дать танцовщице отдохнуть она никак не могла. Повинуясь внутреннему порыву, она начала повторять движения исполнительницы, ни на секунду не отставая от ритма.
«Дум-тек-тек-дум-тек, дум-тек-тек-дум-тек!» – качались их бёдра в унисон музыке и, перейдя на мелкую тряску, девушки пошли по залу, вызвав целую волну одобрительных возгласов. Казалось, каждая клеточка Дарьиного тела вибрировала под знакомые ритмы дарбуки, резонируя с ритмами их танца.
Закончив этот импровизированный дуэт, Дарья вернулась на своё место, но к ней всё время подходили люди и то и дело просили сфотографироваться, один за другим задавая вопросы:
– Где ты научилась так танцевать?
– В своей стране.
– А у кого ты училась?
– У тренера в школе танцев.
– Твоя учительница – египтянка?
– Нет. Украинка.
– Не может быть!
Все египтяне живут в полной уверенности, что раз они, много веков назад, создали так называемый «танец живота», то значит, и по сей день никто, кроме них, не может танцевать так, как они, и всегда искренне удивляются, увидев, как исполняют их танцы женщины других национальностей. Они и представить себе не могли, что арабские танцы уже давно перешагнули границы Ближнего Востока и Северной Африки, и превратились в отдельное направление классической хореографии. Они переросли в своеобразную субкультуру, наиболее талантливые представительницы которой ездят по миру, от Америки до Китая, собирая внушительные аудитории на фестивалях и мастер-классах. Дарья очень любила танцевать и считала себя частью этой культурной тусовки у себя на Родине, но всё же была уверена, что её тренер Анна была гораздо лучшей танцовщицей, чем она сама, и в свою очередь, немало удивилась таким повышенным вниманием всего зала.
В конце концов, это, как ей казалось, незаслуженное внимание, стало немного раздражать, и Дарья решила, что пора ей идти отдыхать.
– Хватит, – произнесла она по-арабски, скрестив руки на груди. К её удивлению, это слово произвело на толпу зевак такой же эффект, как и жест, означающий то же самое – поднятая рука со сжатым кулаком – когда танцовщица хочет остановить оркестр, исполняющий для неё музыку. Люди закивали головами и стали отходить на свои места.
Дарья воспользовалась этим моментом и проскользнула мимо ресепшен, к лифту. По пути она встретила всё ту же танцовщицу, которая уже успела сменить костюм и выходила из туалета с большим пакетом в руках.
«Костюмы у неё, конечно, шикарные, но меняла она их в туалете. Вот пошла бы ты работать танцовщицей, как собиралась, тоже переодевалась бы в непосредственной близости с вонючими унитазами», – сказала сама себе Дарья. Успев побывать в различных заведениях Египта, Дарья знала, что общественные туалеты там бывают разные, и очень часто гигиеной там и не пахло.
Зайдя в свой номер, она обнаружила, что его наконец-то убрали. На кровати была свежая постель, в ванной комнате – чистые полотенца, и даже свежие флакончики с шампунем и гелем для душа стояли на мраморной столешнице вокруг раковины.
– Надеюсь, это никак не связано с тем, что сегодня я удивила всех своими танцевальными способностями, – сказала она вслух. – Не очень-то мне хочется танцевать после работы каждый раз, когда понадобится чистое полотенце.
Тут Дарья отодвинула зеркальную створку шкафа-купе и увидела, что там внутри висела только её собственная одежда. Одежды Сафи в шкафу не было совсем. Дарья прошлась по комнате. На прикроватной тумбочке Сафи оставила несколько книг, какие-то тетрадки, сплошь исписанные арабскими письменами, но груду засохших розочек она убрала. Чемодан тоже исчез вместе с её хозяйкой, и вообще, вся комната после отъезда подруги казалась какой-то непривычно пустой.
«Наверное, в Каир уехала. Странно, что она ничего мне не сказала, ведь обычно Сафи предупреждает, если уезжает надолго», – промелькнула мысль в голове у Дарьи. Но задумываться над этим у неё уже не оставалось сил, и она, полусонная, пошла в ванную.

 

***


На следующий день по отелям группы «Корал-Си» разнеслась радостная новость: начали выдавать зарплату июнь!
После обеда Дина где-то долго отсутствовала, а потом вернулась, сияя довольной улыбкой:
– Дарья, девочки из «Палаццо» уже получили свою зарплату. Иди и ты спроси в бухгалтерии, пусть они и тебе дадут.
Остальные девочки гест-релейшнз ещё только начали работать, поэтому на коллективный поход в бухгалтерию, как это было в прошлом месяце, Дарье надеяться не приходилось, и она отправилась бороться за свои права в одиночку.
– А если скажут опять, что денег нет, иди прямо к мистеру Султану! – крикнула Дина Дарье вслед.
«Надо понимать, она свои деньги тоже уже получила. Интересно, кто ей выдавал её зарплату? – ехидно рассуждала про себя Дарья, петляя длинными душными коридорами административной части. – Сдаётся мне, не зря девчонки в «леди-басе» болтали, что у Дины отношения с Султаном – гораздо более близкие, чем рабочие».
Постучав в дверь бухгалтерии, она зашла и увидела за столом всё того же мистера Мансура, который в прошлом месяце заставлял их всех приходить снова и снова, откладывая выдачу зарплаты со дня на день.
– Денег нет, – развёл он руками, услышав, зачем к нему пришла Дарья.
– Но ведь гест релейшнз в «Палаццо» уже получили зарплату! – ответила она ему.
– Клянусь Аллахом, с утра деньги ещё были в кассе, но к вечеру вдруг понадобилось сделать срочные закупки, и сейчас денег на зарплату уже нет. Спросите ещё в отделе финансового контроля, может, они знают больше.
Дарья ткнулась в соседнюю дверь, где находился финансовый контроль, но она была заперта.
«Ах так! Значит, на срочные закупки у них деньги есть, Дине они тоже зарплату нашли чем выдать, а мне, стало быть, ничего нет. Ну, погодите!». И Дарья, рассердившись, пошла прямо в кабинет к мистеру Султану, как и советовала Дина.
Мистер Султан сидел в своём кабинете за массивным письменным столом, а рядом с ним, на чёрных офисных стульях, сидели ещё какие-то два египтянина. Все трое что-то увлечённо обсуждали.
– Присядьте. – Указал он Дарье на кожаный диванчик напротив своего стола, когда увидел, что та в нерешительности стоит возле открытой двери его кабинета.
По весёлому смеху и возгласам, издаваемым мужчинами, сидевшими в кабинете, Дарья догадалась, что обсуждали они не то футбольный матч, не то последнюю отельную сплетню, но точно не дела, связанные с работой.
«Работнички! – возмущалась она про себя. – В отеле зарплату выдавать нечем, а они веселятся!».
Когда наконец-то они перестали болтать и хохотать, мистер Султан вопросительно посмотрел на Дарью, скользнул взглядом по её открытым коленкам, и сказал по-английски:
– Я Вас слушаю.
«Дёрнул меня чёрт сегодня юбку надеть!» – Дарья жила в Египте уже несколько месяцев, и всегда знала, просто кожей чувствовала, когда мужчина, даже не сказав ни слова, проявлял к ней свой особый, совсем нерабочий интерес. Она снова вежливо и неспешно, как объясняют ребёнку или иностранцу, объяснила суть проблемы, с которой пришла, и с любопытством стала ждать, что же он ей ответит:
– Как Вас зовут? – спросил он вместо ответа.
– Дарья.
– Ах, так это та самая Дарья, которая живёт в «Шедване» и так замечательно танцует беллиданс!
Дарья совсем не ожидала такого ответа. Смутившись и опустив глаза в пол, она произнесла:
– Ну, да.
– У нас в следующий четверг в «Шедване» снова будет шоу. Будет выступать новый коллектив и профессиональные танцовщицы. Я хочу, чтобы Вы тоже там выступили. А зарплату я сейчас выдам, всё выдам, подождите.
Он снял трубку телефона на своём столе и что-то быстро сказал по-арабски.
– Посидите здесь ещё пять минут. Сейчас Вам принесут Вашу зарплату.
Памятуя, что египетские пять минут могут растянуться на десять, или даже двадцать минут, принятых в Европе, Дарья приготовилась к ожиданию – чего ни сделаешь ради зарплаты! Мужчины, сидевшие в кабинете, снова начали что-то обсуждать, а Дарья, сидя всё на том же диванчике и прикрыв коленки руками, отдалась потоку мыслей, которые уже бешено прыгали у неё в голове:
«Снова мечты сбываются! Мне предлагают выступать перед публикой! В шоу с профессиональными танцовщиками! Надо подумать, что я надену для выступления… И какой танец им станцевать? Вот только не нравится мне, как он на меня посмотрел… И кто ему уже доложил, что я танцевать-то умею?…»
Пока она так размышляла, в кабинет зашёл сотрудник, которого она раньше никогда не видела, и принёс деньги и ведомость. Дарья расписалась и пересчитала: всё правильно, правда, купюрами по пять евро, но зато в полном объёме.
– Ну как, теперь всё хорошо? – с довольной улыбкой спросил мистер Султан.
– Да, спасибо, до свидания, – отвечала Дарья, пулей выбежав из кабинета.
«Выдаёт июньскую зарплату в августе, и изображает тут из себя отца-благодетеля! – Возмущалась она про себя, возвращаясь всё теми же душными, длинными коридорами к столику гест релейшнз. – Но зато я теперь с деньгами! Отдам долг Питеру, и буду, наконец-то, жить спокойно».
– Где ты так долго пропадала? – спросила её Дина, когда Дарья вернулась на своё рабочее место.
– Зарплату ждала. – Коротко ответила Дарья. – Всё дали, правда, купюрами по пять евро.
Со следующего дня, несмотря на удушающий августовский зной, Дарья надевала на работу исключительно брюки. Свободного покроя чёрные брюки из тонкого хлопка, которые она недавно купила себе в «Сензо». Они были слегка мешковаты, зато полностью скрывали её привлекательные формы.

 

***


Наступила среда. У Дарьи была вечерняя смена, и она собралась позавтракать в буфете «Шедвана». В лобби снова было полно народу. На кремово-бежевых креслах и диванах сидели многочисленные гости отеля, а их не менее многочисленные дети всех возрастов, от мала до велика, носились с дикими воплями по залу, разбрасывая где попало игрушки, фантики от жвачек и упаковки от чипсов. На входе в буфет красовался стенд с афишей, изображающей танцовщицу беллиданс, и подпись: «Каждые четверг и воскресенье. 22:00. Новое танцевальное шоу. Не пропустите!»
Набрав со шведского стола привычные помидоры, сырную нарезку, варёные яйца и йогурт с персиковым джемом, Дарья пробралась за свободный столик в буфете и принялась за свой завтрак. Тут же подошёл Аджай и сел за стол напротив неё. Какое-то время они молча жевали свою еду.
– Завтра опять будет шоу. – Наконец сказал он.
Дарья кивнула.
– Все в отеле только и говорят, что ты тоже будешь там выступать.
– Ой, да ладно. Делать всем больше нечего, кроме как обо мне говорить.
– Серьёзно. Дарья, зачем ты соглашаешься танцевать для них? Ведь они же тебе ничего не заплатят за это!
– А, может, я просто люблю танцевать! Нравится и танцую! – отрезала Дарья.
На самом деле, она понимала, что станцевать бесплатно можно для развлечения один раз, от силы два, но превращать это в регулярное шоу, к которому вскоре все привыкнут, ей не стоит. Однако Дарья была всё ещё зла на Аджая за его враньё, и поэтому возразила ему из чувства противоречия, просто чтобы показать, что он вообще всегда неправ и что им не о чем больше разговаривать. Но, похоже, Аджай не хотел заканчивать их беседу.
– Давай посидим немного в «Гарден кафе» на улице, – предложил он, когда с завтраком было покнчено.
Они вышли наружу и расположились за столиками летней площадки «Гарден кафе».
– Так ты знаешь, где Сафи? – продолжил разговор Аджай.
– Не знаю, может, в Каир снова уехала.
– Не-а! Не в Каир.
– Вот как? – удивилась Дарья – А куда же?
– Здесь она, в Хургаде. Позавчера они с Ахмедом были в гаузете и заключили брак. Они сняли квартиру на Шератоне и теперь живут там как законные супруги.
– ОРФИ-брак? – переспросила Дарья.
– Ну да, Ахмед ведь иностранец, хоть и мусульманин, как и Сафи. Хочешь, мы тоже туда сходим и заключим такой брак? Мы ведь тоже здесь иностранцы.
– Не говори глупостей, Аджай. ОРФИ – это вообще не брак. Это просто письменное разрешение на сожительство, чтобы полиция нравов не арестовывала любовников. И вообще, я не собираюсь выходить за тебя замуж, а тебе, я думаю, двоежёнство тоже ни к чему.
– Ну и что же нам делать?
– Нам? Лично я не собираюсь ничего делать.
– Ты, может, вообще так и собираешься остаться одна? Или ищешь себе египтянина побогаче?
– А это уже не твоё дело.
Этот разговор стал её порядком раздражать. Дарья резко поднялась со стула и пошла обратно в отель.
«Значит, – размышляла она по пути к себе в номер, – Сафи теперь живёт с Ахмедом, и даже не сказала мне об этом и полслова, подруга называется!.. Отель полон постояльцев, которые платят тут за всё, а я остаюсь одна в комнате…
«Девочки, я сняла квартиру! – тут же всплыло у Дарьи в памяти сияющее личико Ангелы. – Тут в этом «Шедване» только одно название, что жильё – ни уборки нормальной, ни душа, даже туалетную бумагу выпрашивать нужно! А эта женщина из Таиланда! С ней же ни о чём договориться нельзя! Ещё и храпит по ночам ужасно. Всё, с меня хватит, я съезжаю».
«Плохо дело, – продолжила свои размышления Дарья, – отберут у нас комнату, как пить дать отберут, а меня подселят к кому-нибудь. И кто будет этот «кто-нибудь»? Предположить несложно».
До отправления служебного автобуса на вторую смену ещё оставалось около часа, и Дарья решила поискать в интернете, как происходит бракоразводный процесс в Индии.
«Если он так уж не любит свою жену и давно с ней не живёт, то почему не разведётся с ней? – продолжала цепляться она за последнюю надежду, чтобы хоть как-то оправдать своего бывшего друга.
Оказалось, что бракоразводный процесс в Индии – дело весьма дорогостоящее и длительное, особенно при наличии общих детей.
«Без штанов можно остаться, пока разведёшься», – резюмировала она, с досадой захлопнув обложку планшета.

Еще интересная статья...

сентября 05, 2017

Кто мой любимый застройщик в Хургаде?

in О недвижимости Египта by Анастасия Осама
Была ли история феноменального успеха в строительном бизнесе Хургады? Была. Нет ни одного застройщика, который сравнился бы по числу успешно реализованных проектов с этой египетской фирмой.

 

***


Дарья открыла шкаф и внимательно посмотрела на свои концертные костюмы. Каждый из них имел свою историю, свой сценический образ, и каждый из них бережно хранил воспоминания о наиболее ярких событиях её жизни. Вот этот, красно-чёрный, весь усыпанный сияющими стразами, с дерзкими разрезами по бокам от самого пояса, был сшит её тренером Анной для их самого первого выступления на конкурсе Киеве. В нём Дарья впервые почувствовала вкус победы, когда их шоу-группа выиграла этот конкурс, и ей дали подержать в руках первый завоёванный кубок… Она и до сих пор помнит шикарную шоу-постановку со свечами, которая в этом костюме всегда производила фурор на всех праздниках, где бы ей ни доводилось вступать. Но, кончено же, этот костюм был бы слишком откровенным для завтрашнего выступления перед египетской публикой, и она не решится надеть его ради такого события. А вот этот, нежно-персиковый, Дарья уже сама обшивала сияющими камешками, жертвуя драгоценными часами сна поздними вечерами после работы. И в этом костюме ей довелось уже ощутить и радость от удачного выступления на шикарной сцене в настоящем драматическом театре, и слёзы разочарования в самой себе после наполовину забытой от страха танцевальной постановки, которую она так и не смогла завуалировать импровизацией… Был у неё и ещё один костюм – её любимый, фиолетовый. Его широченная юбка-клёш развевалась и ниспадала красивыми складочками, когда Дарья кружилась под музыку и откидывала ножку в изящном арабеске… Нет, пожалуй все эти наряды, полностью обнажающие её живот и плечи, не годились для выступления в «Шедване», где будут присутствовать многие из её знакомых мужчин, и даже сам мистер Султан. Дарья невольно поморщилась, вспомнив сальный взгляд менеджера, проскользнувший по её коленкам. Он и сегодня встретил её в лобби «Шедвана», как будто специально поджидая, когда она приедет с работы, и, глядя на неё сверху вниз, строго сказал: «Надеюсь, Вы не забыли, что выступаете завтра в шоу с фольклорной группой?». И тут Дарья вспомнила о ещё одном платье из арсенала её шоу-нарядов. Это было фольклорное платье, хотя и плотно облегающее фигуру, но полностью закрывающее и руки, и всё тело до пят. Оно было сшито специально для выступления на конкурсе, последнем перед её отъездом в Египет, на котором её группа выступала с фольклорным танцем «саиди». Знала ли она тогда, репетируя в своей киевской студии, что всего через несколько месяцев она будет выступать в том же платье на родине этого зажигательного танца с тростью?
«Вот в нём я завтра и предстану перед почтенной египетской публикой», ¬– заключила Дарья, лихо подпоясывая платье яркой набедренной повязкой.
На следующий вечер, в назначенное время, Дарья, принаряженная в своё заранее приготовленное платье, появилась в лобби «Шедвана». Она гордо проплывала мимо ресепшена и толпы зевак, когда услышала, что её кто-то зовёт по имени. Дарья обернулась и увидела старшего ресепшиониста Азиза.
– Мистер Султан просил передать, что он хотел бы Вас видеть перед началом выступления.
– Вот как? – удивилась Дарья. – Ну, и где же он?
– Проведи её, – кивнул он молоденькому пареньку, который только недавно начал работать за стойкой «Шедвана»
«Не слишком ли много чести для скромной сотрудницы отеля? – ворчала про себя Дарья, пока Мухаммед проводил её до кресла в зале, в котором восседал мистер Султан. – Ох, не нравится мне всё это. Но, Боже мой, как же хочется танцевать! Всё-таки не каждый день выпадает такая замечательная возможность выступить с профессиональными египетскими танцовщиками».
– Я очень рад, что Вы согласились выступить в сегодняшнем шоу, – сказал Султан, когда Дарья подошла к нему.
«Попробовала бы я не согласиться!» – мысленно отвечала ему Дарья, но в ответ только вежливо кивнула головой.
– И я надеюсь, гости тоже будут очень рады увидеть выступление такой красивой русской танцовщицы.
– Я из Украины, – поправила его Дарья.
– А, всё равно, – махнул рукой египтянин.
– Я, с Вашего позволения, пойду, – сказала Дарья, чтобы не продолжать этот спор.
На танцполе уже кружился мальчик, исполняющий «тануру» ¬– национальный египетский танец с юбками. Зрители, сидящие плотными рядами вокруг зала, засуетились и пропустили Дарью в самый первый ряд, усадив её на почётное место в кресле, рядом с небольшой стойкой, за которой исполнял роль ди-джея ресепшионист Амир. За годы своих туристических поездок в Египет Дарья много раз видела «тануру» в исполнении самых разных танцовщиков, но никогда раньше у неё не было возможности рассмотреть работу исполнителя так близко.
На вид мальчику было лет десять-одиннадцать, но обучаться этому искусству он, наверное, начал ещё в раннем детстве. Несмотря на юный возраст, мальчик уверенно крутился вокруг своей оси и «держал точку» – совсем так, как учили Дарью в её танцевальной школе. Всё его тело быстро вращалось, следуя методичной поступи ног, но голова, казалось, вертелась в каком-то своём ритме, гораздо медленнее, чем ноги, а взгляд и вовсе устремлялся куда-то в одну точку, неотрывно цепляясь за неё и отвлекаясь лишь на секундочку, чтобы успеть за поворотом головы.
Но, похоже, что египтян, собравшихся в тот вечер в лобби, «танурой» было не удивить. Они то и дело вставали со своих мест, ходили туда-сюда и приносили с собой всё новые и новые порции пирожных и «колы», которые тут же, сидя в креслах и поглощали. Дарья же следила за всем, что происходило в зале, и с нетерпением ждала, когда настанет момент её выхода на танцпол.
«Танура» сменилась групповыми народными танцами, затем гости смогли насладиться потрясающим мужским беллидансом, и вот наконец-то настала очередь танцовщицы, которая уже однажды приглашала Дарью выступить с ней в паре. Она и на этот раз также взяла Дарью за руку и повела за собой в зал под звуки новых мелодий. И снова девушки кружились в танце, синхронно двигаясь под ритмы арабских песен…
…Фольклорная группа завершила свою программу, но зрители не расходились, и ждали продолжения шоу. Дарье, окрылённой танцами с профессиональными египетскими исполнителями, также не хотелось уходить, и она вернулась в своё кресло, чтобы посмотреть, что же будет дальше.
– А теперь наша гостья станцует соло! – неожиданно объявил в микрофон ди-джей Амир. – Дарья, выбирай мелодию!
Дарье и самой хотелось танцевать ещё и ещё, а потому она задумалась всего на секундочку, и тут же скомандовала Амиру:
– Давай таблу!
И снова зазвучали арабские барабаны, а затем и весёлые народные песни «шааби», и популярные мелодии из классического беллиданса…
Зрители снова были в восторге, бурно аплодировали после каждого танца, а когда Дарья всё же устала и присела отдохнуть на диванчик, стали подходить к ней с просьбой сфотографироваться. Но сделав пару фото, все заметили, что на танцполе появился певец с микрофоном, а ди-джей Амир снова объявил:
– А теперь – мистер Закария и наша очаровательная Дар-р-рь-я! Прошу!
Мечта любой профессиональной танцовщицы беллиданс – хотя бы раз в жизни выступить под настоящий духовой оркестр, или на худой конец – под живой голос арабского певца. И Дарья, почувствовав, как сбывается её мечта о сценической славе, снова выпорхнула на средину зала.
К сожалению, все солисты в арабских оркестрах – как на подбор, толстые и страшные на вид, и поют далеко не так сладко, как знаменитый Амр Диаб. И мистер Закария оказался точно таким же толстяком, да ещё и заметно фальшивил. Может, живой оркестр и скрасил бы его пение, но под фонограмму он звучал ужасно, и Дарье стало тяжело попадать в такт. Тем не менее, она решила хотя бы дотянуть эту песню до конца и собрала всё своё мастерство сценических жестов и мимики, чтобы отвлечь внимание от неудачной импровизации. Тем более что в зале было полно народу, и она не знала наверняка, смотрит ли ещё это шоу мистер Султан.
«Девочки, султан сидит вон там, смотрим все на него!» – вспомнилось ей, как любила сориентировать в пространстве их шоу-группу тренер на репетициях в танцзале, имея в виду, конечно же, вымышленного гаремного султана в роли потенциального зрителя. В те времена Дарья и подумать не могла, что однажды она будет танцевать и знать, что на неё из зала действительно смотрит Султан! Хотя, конечно же, ей гораздо интереснее было бы знать, смотрит ли на неё Аджай. Ведь при всей её злости и обиде на него, ей бы хотелось танцевать только для него. И чтобы сбросить с себя все эти мысли и эмоции, захватившие её в этот момент, она изо всех сил рассыпалась в коленной тряске, воздев руки кверху. Наверное, этот невидимый импульс передался зрителям, и в этот момент зал взорвался аплодисментами. Вот она минута славы! Сияющая Дарья сделала несколько финальных поворотов, следуя за последними аккордами затихающей мелодии, и застыла в поклоне перед восхищённой публикой.
«Вот теперь точно всё, хватит», – решила про себя Дарья и стала пробираться к выходу. Но египтяне начали загораживать ей проход, умоляя сфотографироваться с ними. Тут же, как из-под земли, рядом с ними возник Валид – молодой инспектор по кадрам из отеля «Сан-Стар». Он жил здесь же, в «Шедване», и Дарья часто замечала, как он неотступно сопровождал Султана, где бы тот ни появлялся. Валид организовал целую очередь из желающих сделать кадр с «русской танцовщицей» и то и дело полушутя приговаривал, обращаясь к Дарье:
– Мы так можем целый бизнес организовать! Доход пополам!
Дарья, позируя перед телефонами и фотоаппаратами, маленькими шажками настойчиво продвигалась к выходу с ресепшен, а когда, наконец-то, дошла до лифта, то помахала всем ручкой и скрылась в кабине.
***
После такого «бенефиса» Дарья стала «звездой Шедвана». Гости, увидев её в буфете, сами подносили ей тарелки с десертами, улыбались и пытались говорить с ней по-арабски. Даже маленькие дети подбегали к ней и, с любопытством заглядывая в лицо, спрашивали по-арабски «Как дела?». Дарья улыбалась в ответ, говорила, что всё прекрасно, но на душе у неё скребли кошки: постоянно находясь среди людей, она чувствовала себя ужасно одинокой без своей привычной компании. И как это обычно бывает после расставания, в её жизни появилось неожиданно много свободного времени. Она прочитала половину книжки, взятой напрокат в ресторанчике у Питера, как следует выспалась, и даже посмотрела какой-то фильм по телевизору в их номере, но время тянулось невыносимо долго, и куда себя девать, Дарья понятия не имела.
Душно. Нужно куда-нибудь выйти и развеяться. Она выключила кондиционер, рычащий весь день в её номере, как двигатель самолёта, надела свою любимую шифоновую блузку, хлопковую юбку-клёш и отправилась на пляж. «Саваки Бич» ещё помнил все их весёлые посиделки за чаем со сладостями, и теперь он всё также радушно встретил Дарью шелестом волн и отдалёнными звуками музыки, доносившимися из близлежащих отелей. Но теперь Дарья пришла одна, принеся с собой целый клубок обид и разочарований. Но даже возле самой кромки воды всё равно стояла духота. Над морем стоял полный штиль, и желанную прохладу принести было неоткуда.
«Кажется, воздух можно резать ножом и выкладывать его ложкой на тарелки, – подумала Дарья, глядя на семейство египтян, дружно уплетавших что-то с одноразовых пластиковых тарелок за столиком в двух шагах от неё. Она оглянулась по сторонам в поисках более укромного места, но пляж был полон посетителей.
«Привет. Что делаешь?»
– пришло ей сообщение в Фейсбук.
Дарья полюбила свой планшет, и всегда носила его с собой. Но в этот момент она была так погружена в свои мысли, что вздрогнула, когда получила это сообщение от Аджая.
«Сижу на «Саваки Бич»
«А на меня Ахмед обиделся»
«За что?»
«За то, что я ему денег не дал в долг. Они ему нужны, чтобы семью из Сирии с собой забрать. А мне деньги самому скоро будут нужны, и я ему отказал. Теперь он будет бежать в Германию вдвоём с другом, а на меня обижается»
«Мне правда жаль, что всё так складывается, но это жизнь, Аджай. Мы ничего не можем поделать»

«Вот так бесславно развалилась наша дружная компания, – грустно подытожила Дарья, – Сначала я рассталась с Аджаем. Потом Сафи ушла, ничего не сказав. А теперь ещё и Ахмед на Аджая обиделся и скоро вообще убежит в Германию. Интересно, что тогда без него тут будет делать Сафи? Как бы там ни было, но мне будет их всех очень не хватать в этой жизни».

Прочитано 6815 раз Последнее изменение Среда, 20 сентября 2017 17:58
Спасибо, что читаете мой блог. Пожалуйста, возвращайтесь скорее, а я постараюсь порадовать Вас новыми записями!
 
Я, Анастасия Осама
Немного обо мне.


Египет стал моим домом много лет назад, я с удовольствием делюсь своим опытом жизни в этой солнечной стране.

Жду Ваши комментарии и предложения тем для статей. С радостью отвечу на Ваши вопросы.
 
 

Anastasia osama verh

Анастасия Осама

Резидент Египта с 2008 г.
Добавляйтесь в друзья и получайте анонсы статей!
    

Получать новые статьи Блога

 

Сегодня читали...

По снежной дороге памяти

Так уж получилось, что моим домом стала Хургада. Но иногда вспоминаются те места, где бегали мои маленькие ножки по густой…

Центр защиты животных в Хургаде "The Blue Moon" .

Помимо щедрого солнца, ласкового моря и сервиса «всё включено», Хургада может похвастаться ещё кое-чем. Оставив позади шумный город, где-то по…

Природные лекарства в Египте

Я за здоровый образ жизни и категорически против таблеток, если в этом нет острой необходмости. Мы живем в целебном климате,…

Кто тут?

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Меню

Сейчас читают