Сайт joomix.org
Главная
Среда, 07 декабря 2016 16:27

Пока Египет не разлучит нас. Глава 9.

Автор
Оцените материал
(30 голосов)

Сегодня Вас ждет увлекательное путешествие в Хургаду вместе с Дарьей- нашей любимой героиней романа Марии Солодовник "Пока Египет не разлучит нас". Новые повороты сюжета и новые герои, каждый из которых яркий образ созданный автором по мотивам личного опыта и наблюдений, за время жизни в Египте.

 1 глава "Побег" 
 2 глава "Хургада- это там где  ветер..."
 3 глава "Первые слезы"
 4 глава "Оазис"
 5 глава "Мама Роуз"
 6 глава "Зазеркалье"
7 глава "Сан Стар"
8 глава "Пицца-паб"
9 глава "Скарабей"
10 глава "Рамадан"
11 глава "Август"
12 глава "Дахар"
13 глава "Эль Каусер"
14 глава "Дождь"
15 глава "Катастрофа"
16 глава "Разлука"

Скарабей.

Дарья ехала на переднем сидении в чёрном авто, точно таком же, каким она приехала из «Оазиса» в «Сан-Стар», а рядом с ней за рулём сидел тот же самый усатый водитель и приговаривал:

– Не переживай, детка, они это быстро делают, ты и не заметишь, как всё случится.
И от этих слов ей становилось ещё страшнее, потому что она совершенно точно знала, что везут её на казнь и что совсем скоро ей должны отрубить голову…


В Египте Дарья почти не видела снов. За целый день голова её всегда настолько наполнялась впечатлениями, что она просто отключалась, едва коснувшись подушки, и следующим эпизодом её сознательной жизни был звук будильника, который заставлял открыть глаза и начать новый день, насыщенный новыми впечатлениями. В эту же ночь она проснулась от ужаса, охватившего её, когда она увидела этот кошмар.
«Глупости, – уговаривала она себя, сидя утром в служебном автобусе и листая на своём планшете сообщения и новости, – это просто подушка была неудобная. Шея затекла, вот и приснилось, что мне должны отрубить голову». Однако мысли о значении сна всё же не давали ей покоя, и она открыла он-лайн сонник:
«Если снится, что вас ведут на казнь…. кто-то из ваших врагов хочет наложить на вас проклятие. Найдите могилу человека, который умер в муках, и возьмите с нее небольшой камень – в течение недели он отразит проклятие, которое хотят на вас наложить».
«Ну и ну! – Отвечала сама себе Дарья. – Я, конечно, могу предположить, что в Египте были мученики, которые где-то тут и похоронены, но ходить на их могилы я бы не стала, даже при наличии явных врагов. Ладно, может, этот оракул ещё что-нибудь предлагает?»
«Большие изменения в работе, переезд на новое место жительства произойдут после того, как приснилась смертная казнь через обезглавливание. Причем, все перемены будут носить сугубо положительный характер».
«Поймёшь эти сонники… Ерунда это всё, короче». – Заключила она и решила больше не отвлекаться на бесполезные размышления о значении сна. Тем более, что до сих пор никаких изменений в работе у Дарьи не намечалось. Жизнь шла своим чередом и снова переезжать куда бы то ни было она не собиралась.


Забытые на пляже вещи и невкусное питание в общем ресторане, плохо работающие кондиционеры, разбитые носы и коленки в бассейнах аквапарка – все эти однотипные жалобы Дарья выслушивала в большом количестве ежедневно от гостей отеля. Она обещала всё исправить, но прекрасно понимала, что от неё лично здесь мало что зависит. Несмотря на то, что туристы платили немалые деньги за пятизвёздный отдых, руководство отеля явно экономило на обеспечении всех служб, что не могло не сказываться на качестве сервиса. И как бы ни старались менеджеры, которым направлялись все ежедневные отчёты о жалобах, всем было понятно, что без денег они мало что смогут сделать. Кроме того, многочисленный обслуживающий персонал – все эти уборщики, официанты, носильщики, которыми командовали гест-релейшнз – не очень-то усердствовал в выполнении обязанностей. Ведь зарплату здесь получали от случая к случаю, да и заработки их были несравнимы с тем, что зарабатывали здесь иностранные сотрудники. Ну, кто же будет стараться за такие копейки? Однако гест-релейшнз, считая себя чуть ли не самым важным звеном в этой служебной иерархии, не уставали требовать порядка даже от тех, кто не знал английского языка. Ради этого им даже пришлось научиться считать до ста и выучить по-арабски слова, обозначающие основные предметы отельного обихода – шкаф, тумбочка, подушка, зеркало… Они распечатывали списки номеров, подготовленных к приезду новых постояльцев, сами распределяли между собой номера для инспекции – по десять на каждую сотрудницу – и разбегались по номерам проверять качество уборки. А бегать по комнатам девушкам приходилось каждый день.


***
Но постепенно Дарья даже привыкла к этому несовершенству жизни и с нетерпением ждала окончания каждого рабочего дня, чтобы вечером снова отправиться на прогулку под лунным небом Хургады. Ведь теперь у неё были друзья, каждый из которых был по-своему незаменим в их компании. С ними она чувствовала, что может свободно говорить на любые темы, не опасаясь, что её не поймут или осудят. В их обществе она могла жить той настоящей жизнью, о которой она мечтала – простой, бесхитростной, и наполненной позитивными эмоциями.
– Как тебе работается в «Сан-Стар»? – спросили её друзья в один из таких вечеров.
– Да как вам сказать? – пожала плечами Дарья. Она хотела рассказать им, что устала от сплетен и злословия её сотрудниц, и что ей надоело бороться с нерадивым и малообразованным обслуживающим персоналом, который набирали чуть ли не с улицы, лишь бы заполнить вакансии, но вместо этого сказала совсем другое. – Отель огромный, порядка там мало, много жалоб от гостей поступает. То комнаты им плохо убраны, то бармен на жену слишком откровенно глянул, то теряют они вечно что-нибудь. Мне иногда кажется, что туристы, отправляясь в Египет, оставляют свою голову дома в шкафу, а сюда приезжают совсем без мозгов! Сегодня в течение дня троих детей потеряли! Их к нам поочерёдно в лобби приводили. Последний так вообще совсем маленький был – говорить не умеет ещё, только бегать научился. Мама его пошла купаться на пляж, оставила с папой в номере. А папаша после обеда лёг на кровать и задремал. Уж не знаю, как он там дверь в номер закрывал, но ребёнок её открыл и отправился путешествовать по отелю. Это хорошо ещё, что он никуда не провалился и ничего себе не повредил. Пошёл прямиком на пляж, там его наши аниматоры поймали и к нам привели. Представляете, малыш в одних памперсах, босиком и ничего рассказать о себе ещё не может! Мы с ним почти до самого конца смены игрались по очереди, пока тот папа не прибежал к нам с глазами на лбу от ужаса. А мама в это время плавала себе в море и даже не догадывалась ни о чём.
– А я сегодня работал в открытом буфете в нашем ресторане, – сказал Аджай. – И ко мне подошла одна туристка и прямо так и сказала: «Ты мне понравился. Я хочу от тебя ребёнка». Представляете? Я до сих пор в шоке!
– А она русская? – хором спросили Ахмед и Сафи.
– Нет, кажется, немка. Да какая разница! По-моему, это от национальности не зависит. Сюда дамы едут со всего света, и ищут они все одно и то же.
– И ты отказался? – смеясь, спросила друга Дарья.
– Конечно, отказался. Мне это ни к чему, – серьёзно ответил Аджай.
А на днях, – продолжала Дарья, – оставили меня одну на вечерней смене, и у одной гостьи сломался замок в номере. Я позвонила в техническую службу, там сказали «Хорошо», и никто не пришёл. Пока я выяснила, что за вход в номер отвечает служба ай-ти, потому что замок электронный, прошло три часа. И та женщина закатала страшный скандал. Кричала на весь отель, что из-за меня она и её ребёнок не могут принять душ после моря и пойти на ужин. Наверное, кто-то из менеджеров доложил об этом Дине, и через час она мне уже позвонила мне и тоже начала кричать: «Почему ты мне не сказала! Я – твой супервайзер! Я и только я должна первой узнавать обо всех проблемах в отеле!». А ведь она была выходная, поэтому беспокоить её вечером я не посчитала нужным. Ну, вот как с ней работать? Как перевести что-нибудь или письмо по-английски написать, так это она всегда на Дарью сваливает, а стоит Дарье сделать что-нибудь не так – крик поднимает на весь отель.
– Да, я знаю, она – очень властная женщина, – отвечала Сафи. – Её даже девушки в «леди-басе» называют «королевой», я сама слышала.
Они дошли до «Саваки-Бич» и привычно расселись вокруг пластмассового столика, поставленного у самой кромки воды.
– Аджай, а ты узнавал, какие документы нужны для эмиграции в Канаду? – спросил Ахмед.
– Узнавал. Дипломы, свидетельства о рождении, об окончании школы, ещё что-то… сейчас я загружу сайт, скажу точнее, – ответил Аджай, листая страницы в своём телефоне.
– Спасибо, друг! Но только у меня нет ни свидетельств, ни дипломов, – с грустью в голосе сказал Ахмед. – Мой дом разрушен, все документы сгорели, ничего нет… Проклятый Асад!
– Так, может, в Канадском посольстве учтут его ситуацию и примут без дипломов? – Спросила Сафи.
– У меня есть свидетельство о том, что я беженец, – подтвердил Ахмед. – Я его в Каире официально зарегистрировал, подойдёт?
– Не знаю, надо спрашивать, – отвечал Аджай и тут же предложил – А давайте все вместе уедем в Канаду! Я точно поеду в следующем году, у меня там работа намечается. Сафи у нас доктор, а доктора в Канаде нужны, это все знают. Дарье тоже какую-нибудь работу найдём, поселимся все вместе в одной квартире и будем там жить!
– Я никуда ехать не собираюсь! – Запротестовала Дарья. – Я только приехала, и меня здесь всё устраивает.
– А я бы поехала, – вздохнула Сафи. – Ты, Аджай, поузнавай там, пожалуйста, может что и получится.
– А ты всё-таки подумай, Дарья, – продолжал уговаривать индиец, – это же Канада! Там уровень жизни высокий.
– Не хочу, – наотрез отказалась она. – Там холодно. А мне нужно тепло и солнце. Я сюда ради этого и приехала.
Когда чай был выпит, шиша выкурена, а усталость, накопившаяся в течение рабочего дня, и свежий морской воздух начали клонить в сон, друзья поняли, что пора возвращаться в «Шедван». Они не спеша пошли пешком, но не привычной дорогой по главной улице, а свернув на маленькую улочку от отеля «Тритон». Сафи и Ахмед шли, взявшись за руки, на пару шагов впереди Аджая и Дарьи. Аджай положил руку Дарье на плечо.
– Я хочу сделать себе тату на правом плече, – сказал Аджай.
– Правда? А какое? – спросила Дарья.
– В виде солнца. Чтобы оно всегда было со мной. И тогда ты бы согласилась поехать в Канаду, – улыбнулся он.


В этот полуночный час на улочке не было никого, кроме них, и только изредка мимо проезжали такси, да вывески немногочисленных кафе и магазинчиков светились неоновым светом, выхватывая из темноты их движущиеся силуэты. И снова ей вспомнилось это слово, впервые всплывшее у неё в сознании, когда они танцевали в «Пицца-пабе»: удобно. Аджай был среднего роста и широк в кости, никто не назвал бы его маленьким или хрупким, как Дарью, однако им было хорошо вдвоём, как двум фрагментам сложившегося паззла. Дарья положила в ответ свою руку ему на талию, и снова подумала о том, что им было так удобно идти по улице в обнимку.


***
На следующий день Дарья направлялась через дорогу к служебному автобусу, когда услышала знакомый голос:
– Эй, осторожнее! Здесь ездят машины! – из открытого окна выглядывало улыбающееся лицо Аджая. Он всегда работал во вторую смену и ездил в отель в одно и то же время.
– Иди садись к нам сюда! – Закричал он, как только Дарья зашла в салон.
Аджай сидел в конце автобуса, и место возле него было не занято. Спереди сидел Ахмед, а позади – египтянка Вироника – хорошенькая христианка с красивой гривой чёрных кудрявых волос. Ехать было далеко, и каждый день все сотрудники тщательно выбирали место, на котором им предстояло провести ближайший час по пути на работу. Формально, первые два ряда сидений в салоне были «забронированы» для сотрудниц женского пола, чтобы никто из мужчин не посмел приставать к женщинам с разговорами в служебном автобусе. Такое проявление заботы о женской чести даже было зафиксировано в специальном объявлении; оно было написано по-арабски и крепилось прозрачным скотчем к стеклу водительской кабины. Однако на практике это правило мало кто соблюдал. Женщины и сами садились, где им заблагорассудится, а по тому, кто, где и с кем сидит, можно было судить о симпатиях и антипатиях, преобладающих между сотрудниками.
Аджай сидел вполоборота и беспрестанно болтал с Вироникой, которая также работала гест-релейшнз в том же отеле, что и Аджай.
«Какой у него красивый профиль, – подумалось Дарье, глядя на очертания его смуглого лица на фоне оконного стекла. – Такой ровный, почти римский нос, без единой горбинки. И такая милая ямочка на подбородке. Не каждого индуса можно назвать красивым, но глядя на Аджая, невольно вспоминаются актёры из Боливудских фильмов. Жаль, что через несколько месяцев он уедет в свою Канаду, и нам придётся расстаться. Пожалуй, не стоит мне к нему сильно привязываться».
– Я могу поменяться с вами местами, чтобы вам было удобнее разговаривать, – сказала она вслух, обращаясь к Аджаю и Виронике.
– Нет, нет, мы уже всё обсудили! – хором запротестовали они.
– Ты что, ревнуешь? – спросил Аджай.
– Ничего я не ревную, – невольно поджала губы Дарья. – Мне просто не хотелось вам мешать.
– Ты нам не мешала.


Он коротко сжал её руку и включил музыку на телефоне. Дарья забрала у него один наушник и вставила себе в ухо. Так они и сидели, соединённые тонкими проводками телефонной гарнитуры, полностью отдавшись звукам индийских мелодий, таких родных и знакомых для Аджая, и таких непривычных и странных для Дарьи.
«Всё-таки Индия – очень загадочная страна. И я почти ничего о ней не знаю, – подумала Дарья, прислушиваясь к тонкоголосым индийским певцам. – Но с ним я бы так ехала и ехала, целую вечность».
Автобус сделал несколько остановок, собирая по старой части города работников отеля, и подъехал к уже знакомой площади Ака. Но в тот день он почему-то поехал не привычным маршрутом по объездной дороге, а прямо по центральной улице. Днём на Шератоне было немноголюдно. Туристы отдыхали в своих гостиницах после сытного обеда, а многочисленные магазинчики, хоть и были открыты, но полуденный зной заставлял их продавцов прятаться в помещениях под вентиляторами. Яркое солнце заливало светом пыльные улицы и магазинные вывески, обнажая пестроту разноцветных зданий центральной части города, и всё говорило о том, что время прогулок ещё не наступило. Дарья и сама больше любила вечернее время, но в этот момент, вид полусонного города из окна почему-то пробудил в ней непреодолимое желание бросить всё и отправиться бродить по улицам Хургады.


– Как же не хочется ехать на работу! – сказала она вслух. – Не знаю почему, но сегодня мне совсем не хочется работать.
– Потерпи немного, – отвечал ей Аджай. – Мы можем прямо сегодня вечером, после смены, поехать погулять по центру. А через пару дней ¬– уже и воскресенье, выходной. Пойдём снова на «Колор бич»?


***
Город просыпался к вечеру. Как настоящая восточная красавица, Хургада (а точнее, её туристическая часть) не утруждала себя ранним пробуждением. И только с заходом солнца она открывала все свои прелести, постепенно преображаясь и показывая своим гостям всё то лучшее, что у неё есть. Движение на улицах заметно оживлялось, наполняясь звуками автомобильных гудков и криками уличных зазывал. Каждый магазинчик, как будто соревнуясь, кто громче, включал музыку, оглушая всех соседей и прохожих и надеясь привлечь к своему товару всеобщее внимание. Зато золотых дел мастера просто молча усаживались за свои столики, выставленные прямо на тротуаре и, вооружившись маленькими молоточками, начинали чеканить свои сувениры. Они никого не зазывали и не уговаривали, но их сверкающие золотом изделия говорили сами за себя, невольно притягивая взгляды прохожих. Уличные музыканты, одетые в долгополые галабеи и высокие тюрбаны, расхаживали от ресторана к ресторану, чтобы поразвлекать отдыхающую публику. Под аккомпанемент простейших музыкальных инструментов – барабана-таблы, струнной рабабы, дудочки и бубна – они хором исполняли народные песни и собирали в специальный кожаный мешочек пожертвования от тех, кто проникся симпатией к их исполнительскому искусству. Здесь никто не удивлялся коротким юбкам и шортам, равно как и традиционным нарядам местных египтян, и всё это кричащее разнообразие сливалось в единую гармоничную картину восточного города-курорта.
Друзья приехали с работы все вместе одним автобусом и, отправились прямиком на Шератон, погрузившись в атмосферу размеренной праздности и беззаботности, царившую в эти вечерние часы в центре Хургады. Они переходили из одного ресторанчика в другой, выбирая шишу поароматнее, когда заметили клоунов на ходулях, развлекающих толпу зевак. Клоуны неуклюже передвигались прямо по тротуару, играли на каких-то дудочках и тоже собирали какие-то пожертвования. Вдруг из толпы к клоунам подбежал маленький мальчик и начал дёргать клоуна за штанину. Боясь остаться без штанов посреди улицы, а заодно и поразвлекать шалуна, клоун попытался взять малыша на руки, и тут же упал сам. Он завалился набок и распластался по капоту машины, стоящей рядом. Что тут началось! «Спасать ребёнка» сбежались все его египетские родственники, к ним присоединился владелец машины, недовольный тем, что на неё упали, а также прочие неравнодушные к этому происшествию зрители. Шум, гам, крики, проклятия – казалось ещё немного, и надавать тумаков незадачливому аниматору сбежится вся улица.
– Идём отсюда, пока не приехала полиция, – сказал Ахмед. – Те не станут разбираться, кто виноват, а кто просто рядом стоял. Загребут всех в каталажку, потом поди разберись. Идёмте лучше в «Гад»! Девочки наверняка уже проголодались.
Этот ресторан быстрого питания, со странным для русского уха названием «Гад», славился своей национальной египетской кухней и составлял серьёзную конкуренцию «Мак-Дональдсу», расположенному рядом на этой же улице: несмотря на кажущуюся простоту, кушанья в «Гаде» всегда были свежими и необыкновенно вкусными.
– Как же я люблю покушать! – Сказала Сафи, вгрызаясь в горячий ароматный куриный рулет. – Я не просто насыщаюсь, я получаю от этого настоящее удовольствие.
– Я тоже! – Согласилась Дарья. Он тоже была голодна, и ей показалось, что ничего более вкусного она в своей жизни не пробовала.
На обратном пути их такси всё-таки остановил полицейский пост, дежуривший каждый вечер напротив отелей группы «Санни Дейз». Они выборочно проверяли документы у проезжающих мимо граждан. Сафи поприветствовала полицейского по-арабски и протянула ему в окошко своё удостоверение личности. Дарья также показала свой паспорт. Разрешения на работу у неё до сих пор не было, но туристическую визу Дарья регулярно ходила продлевать в местную миграционную службу – «гаузет».
Ахмед долго тыкал под нос полицейскому своё удостоверение сирийского беженца и что-то терпеливо пояснял ему по-арабски.
– А я – из Индии, – развёл руками Аджай, когда подошла его очередь показывать документы.
– Ладно, проезжайте, – сказал полицейский под дружный хохот всех присутствующих.
– И как это они тебя пропустили без документов? – спросила Сафи, когда их машина уже миновала пост и мчалась дальше по набережной.
– Так у меня нет документов. В паспорте виза давно уже просрочена, её лучше вообще никому не показывать, поэтому я при себе ничего не ношу.
– А отель что? – спросила Дарья.
– А отель всё только обещает и ничего не делает.
– Вот и мне тоже обещают сделать разрешение, когда отработаю у них три месяца. Но я вовсе не уверена, что выдержу там три месяца.
– А что такое? – спросила Сафи. – Ты же говоришь, что тебе всё нравится, и ты никуда не хочешь уезжать.
– Да, мне нравится жить в Египте. Но что-то не нравится мне обстановка в отеле. То девочки, вместо того, чтобы помочь, только ставят палки в колёса, то Дина кричит на меня по поводу и без повода. Надоело всё.
– Надо тебе оберег какой-нибудь приобрести. «Лунный камень», например. Знаешь, такой голубенький. Он защищает от сглаза и приносит удачу. Я скоро поеду в Каир и, может быть, привезу тебе его, если увижу где-нибудь по пути.


***
«Наконец-то привезли твою зарплату! Извини, что так поздно, но тут была целая история с твоими деньгами. Я отдам их шефу Исламу, как в прошлый раз», – Дарья получила эту СМС-ку от её бывшего супервайзера Нади как нельзя кстати: она как раз размышляла над тем, как же ей жить дальше.


Дарья снова взяла листок бумаги и, как и пару месяцев назад, живя в «Оазисе», снова стала записывать все плюсы и минусы своей жизненной ситуации:
«Опять не повезло с супервайзером, склоки и сплетни между сотрудницами (интересно, а где их нет?), огромный отель, в котором мало порядку и много ответственности за то, что я не в силах изменить, плохое (хоть и бесплатное) питание, и надо как-то отдать долг Питеру за планшет – это, конечно, минус.
Я наконец-то живу в Хургаде, и мне нравится этот город, я имею хороших друзей и могу гулять с ними по вечерам, теперь у меня есть кое-кое какие деньги, и я могу на них жить самостоятельно какое-то время, долг можно отдать постепенно – это плюс.
Что же делать? Снова поискать новую работу в Хургаде? Но, как бы там ни было, я хочу остаться в Египте, и сделаю для этого всё возможное».
– В «Оазисе» приняли новую русскую гест-релейшнз, – сообщил ей шеф, передавая остаток зарплаты из отеля. – Она ходит с закрытым ртом и никогда ничего не рассказывает.
– Так бы сразу и сказали, ещё на собеседовании: «Ищем немую гест-релейшнз»! Я вот вообще удивляюсь, зачем меня туда судьба забросила. Я ведь сразу в Дахар приехала, жила здесь почти десять дней, могла бы прямо из «Шедван Фестиваля» перейти в «Шедван Гарден» и не ездить никуда. Сколько нервов сэкономила бы. И почему я сразу эту работу в «Сан-Старе» не нашла? У нас же работают девочки, которых приняли в апреле, значит, вакансии были, но я их почему-то не заметила.
– Это чтобы ты со мной познакомилась! – засмеялся шеф. – Ну а теперь тебе нравится твоя работа?
– Боюсь, что нет, – вздохнула Дарья.
– Как так? – вытянулось от удивления лицо египтянина. – Слушай, мне сейчас надо к сыну в школу поехать. Он у нас играет в школьной сборной по футболу, и скоро начало матча. Давай ты поедешь с нами. Игру вместе посмотрим, с семьёй своей тебя познакомлю. На стадионе уже и супруга моя ждёт. Там и поговорим обо всём. Поехали!
Шеф разговаривал с ней, не выходя из машины, а на заднем сидении Дарья заметила его старшую дочку – ещё без хиджаба, но уже достаточно большую, девочку лет тринадцати. Дарье стало очень интересно посмотреть на жизнь обычных египтян, любопытство взяло верх, и она согласилась.
«Раз с нами будут его жена и дети, значит, всё должно быть в рамках приличия, и ничего предосудительного в нашем знакомстве никто не заподозрит, – рассуждала про себя Дарья, уже сидя в машине рядом с шефом. – А человек он полезный, может, ещё подскажет мне что-нибудь дельное на счёт квартиры. Всё равно, чтобы продлить здесь туристическую визу, нужно в гаузете предъявить договор на аренду квартиры».
Машина свернула направо и понеслась куда-то вперёд по ярко освещённому шоссе. Совсем скоро они остановились напротив школьного стадиона с аккуратно подстриженным футбольным полем. Там уже бегали мальчишки в разноцветных формах, а на скамьях по всему периметру сидели их родители и многочисленные родственники, пришедшие поболеть, каждый за своё чадо.
– Сегодня завершающий матч по поводу окончания учебного года, – пояснил шеф. – Поэтому все собрались, чтобы посмотреть, кто победит. Мой сын вон там, видишь в красно-синей форме?
Ребят в красно-синей форме на поле было много, и Дарья не стала утруждать себя догадками, кто же из них был сыном шефа Ислама. Вместо этого, она занялась тем, что стала разглядывать собравшуюся публику. Это была настоящая египетская школа, в консервативном районе старого города, где учились дети коренных жителей Хургады. Большинство женщин было одето в чёрные одеяния и хиджабы, полностью скрывающие их фигуры и волосы, а наиболее религиозные из них носили никабы и перчатки, закрывающие также их лица и руки. Несмотря на всю консервативность собравшейся публики, на стадионе было шумно и весело. Повсюду были воздушные шарики, лопнувшие и ещё висевшие в воздухе, конфетти, разноцветная иллюминация, музыка – всё говорило о продолжающемся празднике окончания учебного года. Младшие дети, которым следить за матчем было неинтересно, носились по всей территории, играли в какие-то свои игры и с удовольствием поедали чипсы и сладости.
Шеф Ислам тоже купил здесь же, на лотке у входа на стадион, чипсы и по баночке сладкой газировки всей своей семье, а заодно и Дарье.
– Знакомьтесь, моя супруга – Захраа, – представил её шеф Дарье.
Лицо египтянки не было закрыто, и Дарья обратила внимание на её неправильные черты лица с широкими скулами, большой рот и маленькие глазки без макияжа. Шеф пояснил ей по-арабски, кто такая Дарья, и Захраа в ответ радушно обняла Дарью и расцеловала в обе щёки. С ней была ещё одна маленькая дочка шефа, хорошенькая девочка лет трёх, очень похожая на своего отца и совсем не похожая на мать.
Пока шёл матч, Дарья успела рассказать шефу все свои проблемы и новости.
– Знаешь что, – сказал шеф, внимательно выслушав всё, что рассказала ему Дарья о своей нелёгкой жизни в отеле. – У меня на самом деле две квартиры. В одной живу я с семьёй, а другая – на одной площадке с нашей. Я её только недавно купил и обставил всем необходимым. Я собираюсь её сдавать в аренду, но если тебе нужно, то могу предложить тебе пожить там, пока определишься, что будешь делать. А если понравится, то останешься и будешь арендовать её у меня. Хочешь, поедем прямо после матча к нам домой и посмотрим квартиру?
Звуки фанфар возвестили об успешном окончании игры одной из футбольных команд, и к ним подбежал счастливый победитель – Мохаммед, сын шефа Ислама. Можно было ехать домой. По пути в машину, к ним присоединилась ещё одна девочка-подросток в чёрном хиджабе – племянница шефа, и вся их шумная компания, вместе с Дарьей, отправилась домой к шефу Исламу.
В какой бы район Хургады вы ни отправились, там всегда можно встретить новостройки. Даже в так называемом «старом городе», в Дахаре, были улицы, на которых дома ещё только строились, отвечая потребностям всё растущего города. Как раз в таком доме среди новостроек, на самом последнем, пятом, этаже, и жил шеф Ислам со своей семьёй. Квартирка, купленная им для сдачи в аренду, была очень небольшая, но с гостиной, которая начиналась прямо от входной двери без всякой прихожей, и с отдельной спальней. Возле входа стоял большой двухкамерный холодильник и комод. Всё было чисто, аккуратно и видно, что в квартире ещё никто не жил.
– Там из окна спальни можно увидеть море! – с гордостью сказал шеф. – Хочешь соку?
Он мигнул жене, и та удалилась в их соседнюю квартиру жужжать кухонным комбайном.
– Здесь мебель вся новая, и ещё я собираюсь привезти из Каира большое зеркало и установить кондиционер в гостиной, – сказал шеф, подставляя журнальный столик к большому мягкому дивану с зелёной обивкой и витыми деревянными подлокотниками. – Здесь пока что кондиционер только в спальне.
«Зачем везти зеркало из Каира? Здесь что ли купить нельзя? – подумала Дарья, но не решилась произнести это вслух.
– Я на днях уезжаю с семьёй в Каир, там у нас тоже квартира, – продолжал он, – так что если надумаешь переезжать, дай мне знать, я оставлю тебе ключи на ресепшене в «Шедване».
– Хорошо. А за сколько ты мне её сдашь?
– Ты сначала поживи, а потом договоримся, – подмигнул он Дарье.


***
Дарья внимательно проверила все ящики прикроватного столика, шкаф, полочку в ванной. Кажется, ничего не забыла. Уж что-что, а собирать багаж она научилась в совершенстве. Она сжала в кулачке ключ от квартиры, который ей шеф Ислам, как и обещал, оставил на ресепшене «Шедвана».
«Это надо же, из-за какого абсурда мне приходится покидать это насиженное местечко, – подумалось ей. – Из-за какого-то пьянчужки-немца, этого странного генерального менеджера, который собрался учить меня значениям английских слов – меня, филолога со стажем и высшим образованием! Бьюсь о заклад, он понятия не имеет, кто такая гест-релейшнз Дарья, ведь он даже не видел меня никогда. А что если…это Дина сама всё подстроила? Только вот зачем?»
В тот злополучный день ничто не предвещало беды. Утром Дина объявила, что собирается выходить замуж и что на следующей неделе состоится её помолвка. Девушки встретили эту новость радостными возгласами, наперебой поздравляли её и вместе выбирали, какое платье ей лучше выбрать из интернет-каталога для предстоящего события. А после обеда Дина собрала их всех в лобби на «совещание» и сказала:
– Вчера Дарья написала в отчёте кое-что, чего мистер Хайнц, не может простить, и теперь он хочет, чтобы Дарья больше здесь не работала.
– Что ты имеешь ввиду? – не поверила своим ушам Дарья.
– Ты написала, что гостья «отравилась в главном ресторане».
– А что же мне было писать, если гостья именно так и сказала?
– «Несварение желудка, проблемы с пищеварением» да что угодно, только не «отравление». Потому что «отравление», Дарья, – это умышленное действие, которое карается законом. И мистер Хайнц не хочет, чтобы в нашем коллективе работали люди, порочащие честь отеля.
«Ну, вот и пригодится мне предложение шефа Ислама о его квартирке, – промелькнуло в голове у Дарьи. – Оно всё к тому и шло».
– Дина, я уверена, что это просто недоразумение, но я готова принять любое решение нашего руководства. Сколько времени у меня есть, чтобы уволиться?
– Пока поработай три дня, а там посмотрим. Я постараюсь помочь тебе с рекомендациями, а если услышу о какой-нибудь вакансии гест-релейшнз в другом отеле, то дам тебе знать.
Вечером ей позвонил Питер.
– Мне только что звонила Дина. Сказала, что у тебя проблемы в отеле.
– Да? А почему это она тебе звонила? – удивилась Дарья.
– Ну, это же я договаривался с ней о твоём собеседовании, вот она и решила, что я твой бойфренд. Сказала, что ты там что-то в отчёте напутала, и тебя хотят уволить. А почему же ты с другими девочками не посоветовалась, прежде чем этот отчёт отправлять руководству?
– Я спросила у одной. А она сказала «Не знаю, пиши, как хочешь». У этих девочек никогда ничего толком не расспросишь. Сколько работаю в отелях, всё время приходится самой догадываться о своих обязанностях.
– Знаешь, что Даша? Собирай-ка ты вещи и езжай домой в Украину.
– Зачем в Украину? – не поняла она.
– Ну а что? Ты в одном отеле не сработалась с сотрудницами в отделе, теперь здесь та же история…
– Но я не хочу возвращаться в Украину! – залилась слезами Дарья. – Там кризис, безработица, а здесь хорошо. Я полюбила Египет всей душой! У меня здесь большие планы, друзья…
– Друзья? – перебил её Питер. – Это кто же такие?
– Ну… моя соседка по комнате, и ещё двое ребят из нашей группы отелей.
– Египтяне? – ехидно уточнил Питер.
– Нет. Один – сириец, другой ¬– индиец.
– Отлично. Теперь я понимаю, почему ты так редко звонишь мне в последнее время. Всё с тобой ясно, Даша.
– Что тебе ясно?
– Что у твоей соседки бойфренд из Сирии, а у тебя – из Индии. Я же говорил, что в Хургаде у тебя обязательно будет бойфренд.
– И никакой он мне не бойфренд. Мы просто друзья.
– Даша, Даша, ну кого ты хочешь обмануть? Не бывает здесь «просто друзей», и раз уж вы так друг к другу привязались, пусть они тебя и вытягивают из этой истории. А я больше не буду искать тебе работу. С меня хватит.
«Ну и пожалуйста! – ворчала про себя Дарья, уже положив трубку и продолжая про себя этот диалог. – Я и сама могу всё уладить. Вот позвоню сейчас шефу Исламу и попрошу его сдать мне квартиру. Деньги на срочный вылет у меня, конечно, отложены, но это же на крайний случай. А пока что поживу какое-то время на квартире в Дахаре, поищу себе другую работу. Мало в Хургаде отелей, что ли?»
И вот её чемодан снова стоял упакованный и готовый к очередному переезду. Но куда именно ей нужно было идти, Дарья не помнила. Ведь в той квартире она была всего один раз, и привёз её туда шеф Ислам на своей машине. К тому же, это было вечером, а днём все улицы уже выглядели совсем по-другому.
«Кажется, там была большая мечеть, и от неё мы повернули направо. А потом… ах да, мы же сначала в школу заезжали, а потом к нему домой поехали!» – Дарья пыталась припомнить, как найти дом шефа, сидя в своём номере в «Шедване», когда в двери щёлкнул замок, и в комнату зашла Сафи. Она была всё это время в Каире и ничего не знала о последних Дарьиных событиях.
– Привет. Ты что, уезжаешь? – спросила она, глядя на чемодан возле выхода.
– Да. Меня уволили из отеля и, скорее всего, выселят из «Шедвана».
Дарья кратко пересказала подруге всю историю, произошедшую с ней, пока Сафи была в отпуске.
– И куда же ты теперь пойдёшь? – спросила она.
– У меня тут друг есть. Шеф-повар из моего предыдущего отеля. Он мне свою квартиру предложил сдать.
– А он… порядочный? Ты не боишься с ним связываться? – с опаской в голосе спросила Сафи.
– Да он нормальный. Я у него дома была, с семьёй его знакома. В общем, завтра съезжу в «Сан-Стар», заберу свою зарплату и сделаю… что там ещё нужно делать при увольнении. Потом выпишусь из «Шедвана», – Дарьин голос дрогнул, потому что вся эта история ей сильно не нравилась, и по правде говоря, никуда переезжать она не хотела.
– А смотри, что я тебе привезла! – сказала Сафи, чтобы немного приободрить её. – «Лунного камня» я что-то не нашла, зато попался мне этот «скарабей». Я обычно не ведусь на уговоры продавцов в лавках, а это вот уговорил меня один. Согласно нашему древнему поверью, жук-скарабей приносит удачу. Держи, удача тебе сейчас точно пригодится.
Дарья взяла в руки подарок. Он заставил шевельнуться где-то далеко в уголках её памяти воспоминания о самой первой поездке в Египет и об экскурсии в Луксор. Там, на территории Карнакского храмового комплекса, Дарья с подругой и остальными туристами из её группы, впервые узнала о древнем поверье, согласно которому жук-скарабей символизировал удачу и исполнял желания.
– Раз, два, три! – хором отсчитывали круги туристы, обходя древнюю статую скарабея, сооружённую тысячи лет назад напротив древнеегипетского храма Амона.
– И теперь незамужние девушки могут загадывать желание о хороших мужьях! – командовал гид.
– … шесть, семь!
– И теперь можно загадать любое желание, и оно сбудется!
Статуэтка, привезённая подругой из Каира, была небольшой, но увесистой, выточенной из какого-то тёмного камня. На брюшке у жука были высечены древние иероглифы, а сам скарабей, казалось, с улыбкой смотрел на свою новую хозяйку.
Дарья поблагодарила Сафи за подарок, положила его в сумку и легла спать, утомлённая событиями прошедшего дня.
«Завтра позвоню шефу и спрошу, как проехать от «Шедвана» к его дому, – подумала она засыпая. – А ведь прав был сонник. Большие изменения и переезд на новое место жительства меня всё-таки настигли».


***
– Девочки, меня уволили! Так что хочу с вами попрощаться, – объявила Дарья, возвращаясь со всеми в Хургаду после смены в отеле на следующий день.
По салону «леди-баса» прокатился гул возмущения.
– Что, довела тебя ваша «королева»? И как ты, бедняжка, вообще с ней работала? Ты сама уволилась или тебя попросили? Что теперь делать собираешься? – наперебой спрашивали девушки из соседних отелей.
Дарья с опаской покосилась на Дину. Та, как всегда, сидела на переднем сидении возле водителя. В ушах у Дины торчали наушники, и она сидела, ничего не подозревая о том, что при ней болтали девушки.
– Извините, я так поняла, что Вы уходите из «Сан-Стар», – обратилась к ней по-английски Марта, супервайзер гест-релейшнз отеля «Палаццо». Она была полячкой и не сразу поняла, о чём шумят на весь автобус русскоязычные сотрудницы. – А Вы не хотите перейти к нам в «Палаццо»? Нам сейчас как раз очень нужна ещё одна гест-релейшнз.
«Леди-бас» подъехал к остановке на улице Мадарес, и Марта заторопилась к выходу.
– Я узнаю у девочек Ваш телефон, и мы обязательно с Вами свяжемся! – крикнула она Дарье на прощанье.
Марта сдержала своё обещание, и вскоре Дарье действительно позвонил мистер Ихаб, фронт-офис менеджер отеля «Палаццо»:
– У меня сегодня выходной, и я не поеду в Макади, – сказал он. – Но Марта сказала, что она очень заинтересована в том, чтобы Вы у нас работали. Вы не против, если мы встретимся для собеседования где-нибудь в городе?
Было девять часов вечера, и Дарья как раз собиралась на прогулку.
– Я не могу сейчас с вами встретиться, – сказала она друзьям. – Я иду на собеседование.
– Что это за собеседование такое, в девять вечера? – недоверчиво спросил Аджай.
– С фронт-офис менеджером «Палаццо». Он сегодня выходной, поэтому попросил встретиться где-нибудь в городе.
– А, так это наш фронт-офис менеджер! – Обрадовался Аджай. – Мы пойдём с тобой. Всё равно я собирался пригласить его на чашку кофе, нам есть что обсудить. Заодно и на работу тебя устроим, чтоб далеко не ходить.
И снова их весёлая компания слилась с праздношатающейся публикой на улицах Хургады, ожидая назначенной встречи. В тот вечер Дарья поняла, что бизнес по-египетски – это прежде всего хорошие личные отношения, а собеседования вовсе не обязательно проводить в строгой офисной обстановке.
– C завтрашнего дня я уезжаю в отпуск, – сообщил мистер Ихаб, прихлёбывая свой кофе в одном из кафе на Шератоне, – так что в ближайшие две недели меня в отеле не будет. Но Вашу аппликационную форму я уже подписал. Вам остаётся только её заполнить. Я доверяю Марте, и если она говорит, что Вас надо принять, значит, примем.
Когда настало время возвращаться в «Шедван», водителю их такси снова пришлось притормозить возле полицейского поста напротив отелей «Санни Дейз».
– Я – из Индии, – сразу же заявил Аджай, не ожидая вопросов о документах.
– Добро пожаловать в Египет! – опять сказал им полицейский, узнав в них недавнюю интернациональную компанию. Он взял под козырёк и, не сказав больше ни слова, жестом указал водителю, что они могут проезжать.
На следующее утро Дарья приехала в отель в полной уверенности, что этот день для неё – последний в отеле «Сан-Стар». За столиком, как обычно, суетились девушки гест-релейшнз, Дина готовилась к утренней планёрке, просматривая на компьютере статистику за прошедший день. Дарья встала поодаль, сложив руки на животе, и стала ожидать, что же будет дальше.
– А ты чего стоишь в стороне? – заметила её наконец-то Дина.
– Я перехожу работать в «Палаццо». Когда можно будет пойти в отдел кадров, чтобы оформить мой переход?
– Как это в «Палаццо»? – Подскочила от неожиданности Дина. – Кто тебе такое сказал?
– Да ведь ты сама мне сказала, что меня здесь больше не хотят видеть. Я нашла работу в соседнем отеле, и я хочу туда перейти.
– Да кто тебя там ждёт! Мистер Ихаб с сегодняшнего дня в отпуске, а без него тебя на работу никто не примет.
– Я разговаривала вчера с мистером Ихабом, и он уже подписал документы.
– Да как такое может быть! А ну-ка подожди.
Дина схватила телефон и стала звонить, что-то громко крича по-арабски.
А через несколько минут Дарье на телефон пришла СМС-ка от Марты: «Я не знаю, почему так получилось, но наш генеральный менеджер не одобрил Ваш переход в «Палаццо». Извините».
В полном недоумении Дарья подошла к Дине и напрямик спросила:
– Так я уволена или нет? Что мне делать вообще?
– Если ты решишь перейти в другую группу отелей, то это твоё право, я не буду тебе препятствовать, – сказала ей Дина. – Но если ты хочешь работать в «Палаццо» или в каком-либо ещё отеле из «Корал-Си», то, будь добра, сначала поставь меня в известность. А пока что работай с нами и ни о чём не переживай. Я позабочусь о том, чтобы мистер Хайнц больше не вспоминал о тебе.
«Ну, прямо волшебство какое-то! – Не переставала удивляться Дарья, поглаживая в кармане своего «скарабея». – То даёт мне три дня на выселение, то уже «работай с нами и ни о чём не переживай». Ох, по-моему, плетёт она интриги за моей спиной! Только вот зачем? Власть свою хочет показать? Уж не знаю, помог ли мне Сафин талисман, но что-то мне подсказывает, что жизнь моя начинает потихоньку налаживаться. Ладно, оставлю пока что всё как есть, а там посмотрим, что делать дальше».

Еще интересная статья...

февраля 01, 2017

ТОП-10 лучших таблеток в Египте

in Житейские дела в Хургаде by Анастасия Осама
Сегодня я расскажу о самых лучших медикаментах в Хургаде, которые быстро помогли мне или моим знакомым от недуга. Это не секрет, что Египет славится действенными и не дорогими таблетками и у нас лекарства не подделывают. Знакомьтесь с мощными "зельями"…
Прочитано 5283 раз Последнее изменение Среда, 20 сентября 2017 17:57
Спасибо, что читаете мой блог. Пожалуйста, возвращайтесь скорее, а я постараюсь порадовать Вас новыми записями!
 
Я, Анастасия Осама
Немного обо мне.


Египет стал моим домом много лет назад, я с удовольствием делюсь своим опытом жизни в этой солнечной стране.

Жду Ваши комментарии и предложения тем для статей. С радостью отвечу на Ваши вопросы.
 
 

Anastasia osama verh

Анастасия Осама

Резидент Египта с 2008 г.
Добавляйтесь в друзья и получайте анонсы статей!
    

Получать новые статьи Блога

 

Сегодня читали...

Пока Египет не разлучит нас. Глава 7.

Вышла новая глава романа "Пока Египет не разлучит нас", автора Марии Солодовник. Сегодня Вам предстоит вместе с героиней романа- эмигранткой…

Шокирующие факты о Египте

Кажется, мы все уже знаем про Египет. Ну Пирамиды там построили инопланетяне, конечно же. Ну, кошек величали богами и молились…

Любовные СМС на арабском

Девчата, сегодня ваша тема. Давно ли вы баловали своего египетского муженька добрыми словами или позабыли уже все и только махши…

Кто тут?

Сейчас 1830 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Меню

Сейчас читают

  • Правила борьбы с борзыми таксистами
    Правила борьбы с борзыми таксистами Таксисты в Хургаде приборзевшие. Они как голодные лисы чуют "свежего туриста" и разводят нещадно нашего щедрого брата.  С этими товарищами нужно уметь обращаться и сейчас я научу Вас как. Они у меня по струнке ходят.