Сайт joomix.org
Главная
Среда, 09 ноября 2016 06:49

Пока Египет не разлучит нас. Глава 8.

Автор
Оцените материал
(40 голосов)

Новая глава романа "Пока Египет не разлучит нас" от Марии Солодовник станет  подарком для романтиков, влюбленных в Египет. Начинается история любви под Африканским небом, которую так ждали читатели. Дарья- наша любимая героиня, проведет Вас в свой мир, рожденный магическим влиянием Египта на судьбы людей. Невероятно красочное описание знакомых мест гарантирует полное погружение в чарующую атмосферу Хургады. Отвлекитесь от серых будней. Добро пожаловать на территорию Солнца!

 


«Пицца-паб»

 1 глава "Побег" 
 2 глава "Хургада- это там где  ветер..."
 3 глава "Первые слезы"
 4 глава "Оазис"
 5 глава "Мама Роуз"
 6 глава "Зазеркалье"
7 глава "Сан Стар"
8 глава "Пицца-паб"
9 глава "Скарабей"
10 глава "Рамадан"
11 глава "Август"
12 глава "Дахар"
13 глава "Эль Каусер"
14 глава "Дождь"
15 глава "Катастрофа"
16 глава "Разлука"


Две недели пролетели незаметно. С её соседкой по комнате они виделись мало – в основном утром, собираясь на работу – и почти всё время молчали. Дарья никогда не была ранней птицей, а вечерние смены были у неё всего пару раз в неделю, и ей, сонной, с утра было совсем не до разговоров. Сафи же, вставая через полчаса после Дарьи, принимала душ, затем, облачившись в специальное одеяние, покрывающее всё тело и голову, совершала утреннюю молитву, быстро одевалась, плотно закутывалась в хиджаб, и всё также молча, выходила с Дарьей в лобби, ожидая служебный автобус. Она дочитывала про себя утренние молитвы, загибая пальцы на руках, поэтому разговаривать ей тоже было некогда. А вечером Дарья навёрстывала те пару часов, которые она не успевала поспать утром, и в это самое время возвращалась с работы Сафи. У них был один на двоих ключ от номера, и они договорились оставлять его в кадке с растениями возле двери их номера, если одна из них придёт раньше. Так что Сафия спокойно брала ключ в условленном месте, заходила в комнату без стука, принимала душ, переодевалась, совершала вечерний намаз, и снова куда-то убегала, возвращаясь далеко за полночь. «Наверное, гуляет где-то с подружками», – думала Дарья.
И вот однажды, в субботу вечером, когда Дарья уже успела отдохнуть и поужинать, Сафи пришла откуда-то раньше обычного.


– Слушай, а ты что, совсем никуда не ходишь гулять? – спросила она неожиданно.
– Ну, почему, хожу иногда, – ответила Дарья, имея в виду редкие вылазки в город и встречи с Питером в кофе-шопах.
– А хочешь, пойдём сегодня со мной? Я познакомлю тебя со своими друзьями.
Дарья почему-то была уверена, что Сафи ходила гулять со своими египетскими подружками, поэтому ей было очень интересно узнать, как они выглядят, о чём говорят, чем интересуются, и она сразу же согласилась:
– Пойдём. А куда?
– Да тут совсем рядом, за поворотом.
– А это не тот ли «Пицца-паб» на углу нашей улицы, на котором вывеска «Открыто 24 часа в сутки»?
– Да именно, он!


Дарья сразу припомнила, как неделю назад она возвращалась из отеля в «Шедван» после своей первой вечерней смены и, проходя мимо «Пицца-паба», заметила царящее там веселье. Скорее всего, она бы зашла туда, несмотря на усталость после рабочего дня. Но за ней плёлся пиццерийщик-турок, работавший теперь с ней в одном отеле. Он жестами предлагал ей зайти туда на чашку кофе, а ей совсем не хотелось тратить время на человека, не говорящего ни на одном из знакомых ей языков. О том, что им не о чем говорить, Дарья поняла, пока ехала с ним в маршрутке от площади Саккала. В тот вечер Дарья, пытаясь перейти эту самую площадь, чтобы сесть в нужный ей микробас, никак не решалась шагнуть на проезжую часть. Машины непрерывным потоком сновали во всех направлениях, а пешеходы просто шли, и казалось, совсем не обращали никакого внимания на это беспорядочное движение. Боясь попасть под колёса какого-нибудь лихача, она всё ещё стояла в нерешительности, как вдруг заметила, что её обогнал какой-то невысокий мужчина. Махнув рукой, он предложил ей следовать за ним. Его зелёная футболка маячила на несколько шагов впереди всю дорогу, пока они шли до остановки. Мысленно поблагодарив незнакомца, Дарья запрыгнула в маршрутку и тут же увидела его рядом с собой на сиденье.

– Мехмет, – представился он, заплатив вместо Дарьи за проезд.
– Дарья, – ответила та из вежливости и тут же вспомнила, где она видела его раньше. Это он готовил такую замечательную воздушную пиццу в открытой каменной печи в гриль-зоне напротив их отельных ресторанов. Он ловко подбрасывал вверх раскатанные круги теста и, покрутив их на одном пальце у себя над головой, забрасывал на противень, готовый отправиться в печку. Тогда он ещё сказал это странное арабское слово «гибна», приглашая Дарью попробовать только что испечённую пиццу. О значении этого слова Дарья смогла догадаться, только попробовав её на вкус: слово означало «сыр», и пицца была сырная.


В маршрутке Мехмет несколько раз пытался заговорить с ней на арабском, потом на турецком, но Дарья только качала головой и пожимала плечами, давая понять, что она ничего не понимает. Так они доехали до знакомого поворота, вышли напротив «Пицца-паба», но зайти туда Дарья отказалась.


«Очень мне нужен его кофе! – Сказала тогда про себя Дарья. – Пиццу он, конечно, делает великолепно, но он же совсем ничего не может сказать. Что мне там с ним делать?»
– Там сегодня живая музыка, – продолжала тем временем Сафи. – Тебе должно понравиться!
– Ещё бы! – радостно воскликнула Дарья. – Ты не представляешь, как я соскучилась по живой музыке!
– А я, – отвечала ей Сафи, – очень люблю ходить в кафе и рестораны. Правда, в этом городке все постоянно сплетничают друг о друге, так что если ты с кем-нибудь выходишь погулять, то об этом обязательно будут знать все твои сотрудники.
– О, как мне это знакомо! Я родилась и большую часть жизни провела в таком же городишке. – Сказала Дарья, имея в виду свою родную Полтаву. – Там невозможно выйти на улицу и не встретить какого-нибудь знакомого. И обязательно все про всех знают!
– В Каире я, конечно, одна никуда не хожу, – продолжала Сафи. – Если я, например, хочу покурить шишу, то я иду в кафе с отцом или с друзьями. Да там и не смотрит никто, с кем ты ходишь. А здесь, если я, например, сижу в пабе с нашим F&B менеджером – ты, наверное, знаешь его, такой лысоватый мужчина из нашего отеля, – то на следующее же утро половина Хургады будет говорить о том, что доктор Сафия курила шишу в кафе с менеджером.


Дарья вспомнила, как несколько дней назад, уже приехав на работу, они шли от служебного автобуса по дорожке к отелю, и худощавый, длинноносый мужчина с лицом, изрезанным морщинами, шёл впереди них. Дарье почему-то очень запомнился его сверкающий на утреннем солнце бритый череп, и то, как он всё время оборачивался, говоря что-то по-арабски и широко улыбаясь. «Неужели это она с ним ходит гулять каждый вечер?» – промелькнуло в голове у Дарьи. – Впрочем, неважно. Это не моё дело».
– А твои друзья хорошо говорят по-английски? – спросила она вслух.
– Ну, так… - ответила Сафия.
Они дошли до «Пицца-паба». Там уже было полно народу, а певец на авансцене начал свою программу. И за столиками, ближе к сцене, и на низких диванчиках, возле окна, сидела разношёрстная публика – местные египтяне в серых галабеях, туристы в шортах и майках, а также аниматоры из «Фестиваля», в котором Дарья отдыхала, когда только приехала в Хургаду. Она узнала их по невероятным разноцветным причёскам – торчащим дыбом гребням, выбритым дорожкам на висках и длинной кучерявой шевелюре, собранной в «хвост» на затылке у глотателя огня из факир-шоу. Наверное, эти ребята были здесь на так называемом «диско-туре» – культпоходе на дискотеку, специально организованном для тех гостей отеля, которые не решаются выходить в город самостоятельно. Их привозили в заведение целой группой, аниматоры веселили гостей, исполняя своего рода роль тамады, и в назначенное время их всё также группой увозили обратно в отель. Процент от продажи таких диско-туров был для аниматоров наградой за их попечительство.


К удивлению Дарьи, Сафи подсела за столик к тому самому F&B менеджеру, о котором она только что упомянула. С ним был также его друг, молодой человек с чёрными кудрявыми волосами. Оба курили кальян и пили «Нескафе».
«Так вот, оказывается, кто её друзья! – Подумала Дарья. – В английском языке ведь нет различия «друг-подруга», и я наивно решила, что она гуляет где-то с девочками».
– Знакомьтесь, мои друзья. – Сказала Сафи. – Это – Ахмед. – F&B менеджер заулыбался и протянул руку в ответ. – А это – Аджай.
– Тебе заказать что-нибудь? – спросил он, также пожав Дарье руку.
Дарья не успела понять, насколько хорошо говорят по-английски друзья Сафи, потому что в зале было шумно, но им было весело и без слов. Сначала они просто сидели и слушали хиты 90-х в исполнении неизвестного певца, а ближе к полуночи – о, чудо! - началась дискотека. В юности Дарья не успела как следует натанцеваться. «Когда все ровесники веселились на дискотеках, Дарья была в библиотеках», – частенько подшучивала она сама над собой. Да и потом, жизнь и работа закрутили её так, что стало и вовсе не до развлечений. Поэтому-то она так и любила свою танцевальную студию и с таким упоением использовала любую возможность подвигаться по музыку. Хиты 90-х сменились рок-н-роллом, затем музыкой в стиле диско, перемежаясь времени от времени, арабскими песнями. Дарья танцевала то с Аджаем, то с Ахмедом, и её новые друзья не успевали удивляться, откуда она знает наизусть все эти арабские мелодии и где она научилась так танцевать. Сафи же только скромно сидела в уголке и потягивала свой «Нескафе»:
– Куда мне танцевать в хиджабе. Да я и не умею.
«Уж не ревнует ли она меня к Ахмеду?» – Пронеслась в голове у Дарьи недобрая мысль. Но она тут же сама себе возразила: «Да нет, не может быть, Сафи не похожа на тех, кто ревнует без причины. И потом, я же с Аджаем почти всё время. И за столиком с ним сижу, и танцую с ним всё время».


Аджай и вправду не оставлял Дарью ни на минуту, а танцевать с ним было удивительно удобно. Именно удобно – почему-то только это слово приходило ей на ум, когда впоследствии она вспоминала эту встречу в пабе. С партнёрами по танцам ей почему-то хронически не везло. Она от природы обладала тонким слухом, всегда хорошо чувствовала ритм, и правильно двигалась, но всякий раз, когда её – наконец-то! – приглашали на танец, она неизменно слышала: «Ох, какая же ты маленькая! Как же с тобой неудобно!». Поэтому, когда она однажды задумалась, какое же направление танцев ей выбрать для своего хобби, она остановилась на арабских восточных. Они не требовали партнёра и всегда исполнялись на сцене босиком (а подобрать обувь 34-го размера всегда тоже было большой проблемой для неё). В этот же вечер она особо не задумывалась; она просто радовалась жизни и двигалась так, как двигалось её сердце.


Кальянщик сменил угольки в каждом кальяне, а на стол перед каждым гостем поставил по стакану с какой-то густой желтоватой жидкостью. Дарья тут же сунула свой нос в один из них.
– Эй, не вздумай это выпить! – остановил её Аджай. – Это жидкое мыло!
– Мыло?! – недоумённо переспросила Дарья. – А зачем оно здесь?
– Сейчас увидишь.
И друзья принялись пускать огромные мыльные пузыри. Наполненные клубами кальянного дыма, они долго не лопались, и вскоре весь зал заполнился этими странными шариками. Всё вокруг завертелось в дымном угаре, сопровождаемое задорными арабскими ритмами и, казалось, не было предела этому беззаботному веселию. Певец с авансцены незаметно куда-то исчез, дискотека продолжилась под звуки фонограммы, и все – от пожилых египтян, до молоденьких туристок – пошли вокруг зала «паровозиком», положив друг другу руки на плечи. Давно уже Дарья так не веселилась!


К двум часам ночи Дарья и Сафи засобирались домой.
– Ну, побудьте ещё немного, – уговаривали их друзья, в шутку отбирая у них сумочки и преграждая дорогу к выходу.
– Вам хорошо, у вас завтра выходной, а мне завтра на работу рано утром вставать. – Наконец сказала Сафи, и с этим аргументом было сложно поспорить.
– А когда у тебя будет выходной? – спросила её Дарья, когда они уже поднимались в лифте на свой этаж в «Шедване»
– У меня не бывает выходных, – ответила Сафи. – Я работаю без выходных целый месяц, а потом беру неделю отпуска. Обычно, я уезжаю к родителям в Каир. А ты меня удивила! – добавила она. – Я тебя всё время видела только спящей и даже не подозревала, что ты такая весёлая девушка.
– Такая весёлая компания и мёртвого поднимет! – ответила Дарья.
– Если хочешь, мы можем ходить в «Пицца-паб» на такие вечеринки каждую субботу.

 

***


И Дарья стала ждать следующей субботы. А воскресенье она решила провести на «Саваки Бич» – том самом пляже, который ей в первый вечер показывал Питер. Правда, компанию она себе так и не нашла. Ей очень понравился вчерашний вечер и её новые друзья, но они просто потанцевали и разошлись, даже не обменявшись телефонами.
– Жаль, что ты всё время работаешь и не можешь пойти со мной на пляж, – сказала она как-то Сафи.
– Это не потому что я работаю, – ответила она. – Я ношу хиджаб, и моя религия запрещает мне открывать тело.
– Но существуют же специальные купальные костюмы для мусульманок!
– Я терпеть не могу эти буркини! Они прилипают к телу и совсем не дают ощутить воду. Хотя я умею плавать и очень скучаю по морю, – вздохнула она. – Нас в семье пять сестёр, я – старшая, и мы все покрыты. Сейчас одна из нас работает в Катаре, я – в Хургаде, но когда мы жили все вместе, отец возил нас к морю, на частный пляж. Там он давал охраннику деньги и строго-настрого приказывал: «Вот твои деньги, вот мои девочки. Они сейчас пойдут купаться, и если хоть одна живая душа увидит их раздетыми, я тебя придушу собственными руками. Головой отвечаешь!». Ах, как же было прекрасно окунаться в тёплые волны и ощущать всей кожей солёную морскую воду!
Дарья мысленно поблагодарила судьбу за то, что она не мусульманка и лишена таких условностей, и решила пойти понаслаждаться морем в свой выходной сразу же после завтрака. Выходя из отеля, она заметила в лобби целую группу молодых людей, говорящих на абсолютно не понятном языке. Все они были темнолицые и черноволосые, но на арабов не похожи.
«Кажется, это индусы, – подумала она. – А вот и мой вчерашний знакомый среди них! Ага, значит, он индус! А я-то всё гадала, какой же он национальности!»
Об индусах Дарья забыла, как только вышла на улицу. Она внимательно оглядывалась по сторонам и старалась запоминать всё, что попадалось ей по дороге, чтобы не заблудиться на обратном пути.
«Если идти прямо по дорожке, – сказала она себе, минуя «Пицца-паб», – то можно дойти до того городского пляжа, который мне показывал Питер, когда я только приехала сюда».
И она пошла по раскалённому асфальту – мимо более дорогого и хорошо обустроенного пляжа «Колор Бич» (который она решила посетить «как-нибудь в другой раз»), мимо городского аквариума, отеля «Тритон», и ресторана «Гейсум», туда, где деревянное колесо корабельного штурвала указывало на вход в городской пляж «Саваки».
Пока она шла, на пути ей встречались самые разнообразные запахи – от сладковатого кальянного аромата и солоноватого запаха морской воды до отвратительной вони, доносившейся не то из мусорных баков, не то прямо от дороги напротив заброшенного строения, прилепившегося к «Колор Бич». И это разнообразие напомнило ей о том, насколько разнообразен и сам Египет, и городок, в котором она теперь живёт. Здесь шикарные отели и рукотворные сады соседствовали с безжизненной, выжженной солнцем пустыней, обеспеченные резиденты гуляли по тем же местам, что и городская беднота, а едущие сюда со всего света туристы и иммигранты, привносили частичку своей культуры в местные традиции и обычаи, придавая Хургаде неповторимый колорит и самобытность.
«Как же всё-таки здорово, что я здесь оказалась! – говорила сама себе Дарья, подставляя лицо лучам солнца. – И нет мне теперь никакого дела до курса доллара, цен в магазинах и жёстких сроков сдачи выполненных переводов. Есть только солнце, море и вечное лето».
А на следующий день на её странице в Фейсбуке появились фото с двумя подписями: «Выходной!» (с пляжными лежаками, лохматыми серыми зонтиками и прозрачными сиреневыми медузками на песчаном берегу) и «Работа!» (с роскошно цветущими акациями на променаде и панорамой, открывавшейся на море и горы с верхнего уровня отеля «Сан-Стар»).
В лобби «Шедвана» она наконец-то нашла доступ к интернету, и теперь могла свободно заходить на все сайты и в социальные сети. За месяц отсутствия в интернете, её почта просто забилась спамом, а все знакомые и друзья, оставшиеся на Родине, сгорали от нетерпения узнать, как же ей живётся в Египте. Теперь ей было просто необходимо уделять какое-то время на то, чтобы справиться с этим потоком информации, но ноутбук, привезённый с собой, был громоздким и неудобным. То ли дело планшет! Но не будут ли это деньги, выброшенные на ветер? Ведь неизвестно ещё, какого качества тут вся эта техника.
«И вряд ли этих денег хватит на новый смартфон или планшет, – рассуждала она, глядя на свои сто евро, только что полученные от «Оазиса». – Надо всё-таки спросить у Питера, за сколько он продаст свой планшет. Он его хотя бы из России привёз»
– Вот, Питер, работаю я, работаю, уже почти два месяца в Египте, а за всё время получила только сто евро, – начала Дарья издалека. – «Оазис» всё только обещает, «Сан-Стар» тоже… «инша'Алла».
– А зато потом как получишь сразу две зарплаты! – приободрил её приятель.
– Да когда это ещё будет. А мне так нужен мобильный интернет! Ноутбук за собой везде носить очень неудобно.
– А я же тебе говорил! Давай я тебе свой планшет отдам, – обрадовался египтянин. – Деньги вернёшь постепенно, с нескольких зарплат, когда заработаешь.
– А за сколько же ты его продашь?
– Ну… раз у тебя так туго с деньгами, то я возьму с тебя не пятьсот, а четыреста евро.
«Ого! Пусть я и не большой эксперт в ценах на технику, но даже я понимаю, что обычный подержанный планшет не может стоить столько денег. Хотя с другой стороны, он же мне работу нашёл. Даже две. И просто по мелочи помогал. И наверняка он всё еo` ждёт от меня денег за помощь. А если не дам ему денег, так он найдёт способ, как у меня их выманить. И тогда, возможно, будет уже не четыреста евро, а ещё больше»
Все эти мысли вихрем пронеслись в голове у Дарьи, но времени на раздумья у неё не было.
– Хорошо, Питер, – сказала она в ответ. – Ты всегда меня выручал и помогал, и я это помню и ценю. Но это последняя цена, которую я готова тебе заплатить. Больше не дам.
– Согласен, по рукам!
И они скрепили сделку его подписью, которую Дарья попросила поставить в её блокнотике. Так, на всякий случай.

 

***


Сафия, как и говорила, уехала в Каир, и Дарья осталась в комнате одна, полностью предоставленная сама себе в свободное от работы время. Поначалу она наслаждалась тишиной после шумной гостиницы, но вскоре стала ощущать, что ей чего-то не хватает. И не хватало ей именно общения с её египетской подружкой. С ней всегда можно было поделиться своими новостями и мыслями, пошутить, а то и пожаловаться на своих новых сотрудниц.
– Они вечно кого-то обсуждают, сплетничают, воюют со всеми, даже с гест-релейшнз из соседних отелей, с которыми мы каждый день в «леди-басе» ездим, – говорила ей Дарья.
«Запомните, девочки, – учила их супервайзер Дина, – гест-релейшнз в отеле никто не любит. Мы раздаём указания всем службам, командуем и уборщиками, и техниками, и ай-тишниками. Кроме того, мы – единственные из персонала, кому, кроме менеджеров, позволено питаться в ресторанах вместе с гостями. Вы думаете, они нам не завидуют? Да они нас за это терпеть не могут! А поэтому, если хоть одно кривое слово услышите от кого-то в наш адрес – а уж тем более, в случае какого-нибудь скандала – немедленно докладывайте мне. А я уж разберусь, что с этим делать!»
«Тут или ты, или тебя, – поддакнула Тамара. – Кто первый добежит до начальства, тот и прав».
– А ты с кем воюешь? – спросила её тогда Сафия, которая всегда интересовалась, как Дарье живётся, очень внимательно выслушивала всё, что она говорила, и старалась помочь если не советом, то добрым словом.
– А я ни с кем воевать не хочу, – отвечала ей Дарья. – Мне это неинтересно, и я отмалчиваюсь. А они это видят и тоже со мной мало общаются.
Дарья так натерпелась интриг и сплетен в «Оазисе», что теперь ей хотелось только одного: спокойно выполнять свои обязанности. Стремясь избежать пустой болтовни и пересудов, она подолгу бродила по территории отеля. Ей не составляло никакого труда собрать необходимые десять комментариев от гостей, но возвращаться к их рабочему столику в лобби она не спешила.
«Всё равно компьютер наверняка занят, а просто стоять и дожидаться, пока место освободится, мне неинтересно».
Она понимала, что находясь далеко от компьютера, она вряд ли поймёт, что ещё она должна уметь делать на этой должности, однако и учить её никто не спешил. Каждая из девушек стремилась показать, что именно она является незаменимой сотрудницей, а на Дарью никто особого внимания не обращал. Даже супервайзер Дина.
И вот однажды, субботним вечером, отработав ещё одну скучную неделю в гостинице, Дарья вспомнила о «Пицца-пабе». Прихватив с собой Питеров планшет, она отправилась в это уютное заведение, просто чтобы отвлечься от грустных мыслей о странностях своей судьбы. Она заказала себе кофе по-турецки, который успела полюбить за время своей жизни в Хургаде, и устроилась на полосатом низком диванчике у большого окна, из которого была видна практически вся улица.
– Привет, помнишь меня? – услышала она вдруг. К ней за столик подсел друг Сафи, с которым они в прошлую субботу так весело отдыхали на дискотеке. – Ты из Украины?
«Сафи, наверное, ему уже всё про меня рассказала», – подумала Дарья.
– А я из Сирии, – продолжал Ахмед.
– Из Сирии! – удивлённо воскликнула Дарья. – А из какого города?
– Из Дамаска.
Перед мысленным взором Дарьи в один миг проплыли все ужасающие сцены, увиденные ею по телевизору за последние четыре года гражданской войны и разрухи в этой стране. И уж увидеть в своём новом приятеле живого свидетеля всех этих событий она никак не ожидала.
– А где же твоя семья сейчас? – спросила она.
– Они в Дамаске.
– Господи, как же они там живут? – ужаснулась Дарья.
– Плохо живут, – честно ответил Ахмед. Его улыбчивое лицо вдруг погрустнело, а взгляд задумчиво застыл где-то в одной точке. Они посидели несколько минут, не говоря ни слова, каждый погрузившись в свои мысли.
– Ну, а как тебе живётся без Сафи? – спросил он, уже снова улыбаясь.
– Ты знаешь, я уже соскучилась по ней! – ответила Дарья.
– А мы сейчас ей позвоним! – Ахмед набрал её номер и протянул телефон Дарье.
Она машинально взяла трубку и тут же услышала голос подруги:
– Алло!
Ей ничего не оставалось, как начать разговор. А ведь Сафи ожидала услышать Ахмеда!
«Ещё подумает, что я воспользовалась её отсутствием и пошла вместо неё на свидание. Только бы у неё хватило рассудительности не приревновать меня к нему!»
– Сафи, привет! – Как можно беспечнее сказала она в трубку. – Я уже соскучилась по тебе. Когда ты приедешь?
– Уже скоро! – засмеялась подруга. – Я и сама соскучилась. Как ты там?
– Нормально! Мы с Аджаем и Ахмедом снова в «Пицца-пабе», не хватает только тебя.
Пока они разговаривали, в паб действительно зашёл Аджай, и всё сказанное стало похоже на правду. Он присел на диванчик рядом с Дарьей и заказал себе пиво.
– А ты в «Шедване» живёшь? – спросила его Дарья, закончив разговаривать с Сафи.
– Да. Мы все из одной группы отелей. Ахмед работает F&B менеджером в отеле «Стар-СПА», а я – су-шеф в восточном ресторане а-ля карт при отеле «Палаццо». Заведую секцией индийской кухни. Ведь я – из Индии! – с гордостью в голосе представился Аджай. – А завтра у меня выходной. Идём на пляж?
– Я завтра работаю, – отказался Ахмед.
– А ты, Дарья?
– Я выходная.
– Тогда идём. Я приглашаю!
– Идём, – почти не задумываясь согласилась Дарья. – А на какой пляж?
– «Колор Бич».
Беленькая арка-вход этого городского пляжа уже давно привлекала внимание Дарьи каждый раз, когда она проезжала мимо него по пути в «Шедван», а разноцветные огни, подсвечивающие вход по вечерам, так и манили зайти на пляжную вечеринку, регулярно проходящую там по пятницам. Но каждый раз она находила себе оправдание, чтобы не пойти: то она устала в конце рабочей недели, то подходящей компании ей не находилось, да и цена кусалась – целых пятьдесят фунтов за вход! И вот теперь у неё появилась возможность провести там выходной абсолютно бесплатно, да ещё и в компании симпатичного молодого человека. Это ли не удача?

 

***


Она сняла сарафан и осталась в одном купальнике. Аджай полежал немного, не раздеваясь, а затем стянул с себя футболку и джинсы. Взгляд Дарьи невольно скользнул по его мускулистому смуглому торсу и ниже, по туго натянутым плавкам.
«Дарья, ну как тебе не стыдно, – одёрнула она сама себя. – Мы же просто друзья».
«А ты думаешь, он тебя не разглядывал, когда ты раздевалась? – ехидно отвечал ей внутренний голос. – Ха, да он тебя, может, для того и позвал на пляж. Хотя он и красавчик, что ни говори».
И чтобы прекратить этот бессмысленный внутренний диалог, Дарья пошла в воду. Пляжи в этой части Хургады не отличаются большой глубиной, а при отливе, на «Колор Бич» можно было и вовсе очень долго идти вперёд к горизонту, ступая по косточки в воде. Так она добрела до того места, где стояли на приколе потрёпанные солёными водами и морскими ветрами рыбацкие лодки, а глубина позволяла окунуться в воду всем телом. Позади неё шлёпал Аджай.
– Ты умеешь плавать? – спросил он, поравнявшись с ней.
– Нет. Я боюсь лечь на воду.
– Я тоже не умел плавать, когда приехал в Египет. К воде нужно привыкнуть и научиться ей доверять. Я живу здесь уже два года, и теперь знаю, как это делается.
Аджай нырнул, а проплыв несколько метров, вернулся назад и начал поднимать руками фонтаны брызг, стараясь накрыть ими Дарью с головой.
– Вот тебе, вот! Нечего стоять сухой в море! – смеялся он.
Дарья визжала и фыркала в ответ, но не сопротивлялась, а только смеялась и жмурилась, поддавшись этому порыву почти детского дурачества.
– Давай я буду держать тебя за руки, а ты будешь учиться держаться на воде, – предложил Аджай, когда они оба вдоволь наплескались и вымокли до последнего волоска.
Дарья оттолкнулась ногами от дна. Солёная морская вода сама выталкивала тело на поверхность, а сильные руки друга крепко сжимали её ладони. Необъяснимый страх, который она всегда испытывала при попытках лечь на воду, больше не сжимал ей горло, и её накрыла волна расслабленности и умиротворения. Она спокойно перебирала ногами под водой, а Аджай вёл её за собой, шаг за шагом отходя всё дальше на глубину.
– Только не отпускай меня, ладно? – с опаской попросила Дарья.
– Не отпущу, – сверкнул он своей белозубой улыбкой.
Ощутив, что ещё немного, и она не сможет достать ногами до дна, Дарья остановилась и встала под водой в полный рост. Вода доходила ей до шеи, Аджаю – до плеч, и они так и застыли в немом молчании, всё ещё держась за руки и глядя на сияющий диск послеобеденного солнца, уже клонившегося к горизонту. Это зрелище так заворожило их обоих, что казалось, время остановилось, оставив где-то далеко позади все тревоги и заботы. В голове не осталось ни единой мысли, способной превратиться хоть в какое-то слово, да и сами слова казались уже совершенно ненужными в эти медитативные минуты созерцания уходящего дня.
Так они простояли до тех пор, пока дежурный сотрудник пляжа не начал махать руками, показывая им, что пора выходить из моря. В течение всего дня на «Колор Бич» и так было очень мало посетителей, а сейчас Дарья с Аджаем оказались тут единственными, чьи головы ещё торчали над водной гладью. С пляжа «Шедван Фестиваля», вплотную прилегающего к «Колор Бич», прошествовал на ночлег своей гордой походкой отельный верблюд Бакс в сопровождении погонщика; ещё один жаркий июньский день близился к своему завершению.
«Вот все мы раньше, услышав слово «индус», представляли себе какого-нибудь йога в позе лотоса, бормочущего мантры и всё такое прочее. А вот теперь я знакома с настоящим мужчиной из Индии, и никакой он вовсе не йог. Обычный человек, лёгкий и приятный в общении. И, между прочим, вполне сносно говорящий по-английски, – говорила сама себе Дарья, уже стоя под душем в пляжной раздевалке. – Он единственный, из всех кого я знаю, не стал насмехаться надо мной, узнав, что я не умею плавать. Однозначно, он мне нравится, и такой друг мне здесь точно не помешает».
Пока они дошли от пляжа до «Пицца-паба», на город стала быстро спускаться темнота, а в местных мечетях уже звучал призыв к вечерней молитве. В пабе приглушили музыку, дожидаясь, пока стихнут звуки азана.
– Возьмём большую пиццу на двоих? – предложил Аджай.
– Не откажусь.
С тех пор они, не сговариваясь, стали проводить каждое воскресенье на «Колор-Бич», а горячая пицца с курицей стала традиционным завершением их общего выходного.
– Немного острая, со специями, – всегда добавлял он, узнав, что Дарье нравятся пряности.

 

***


То ли от того, что жизнь Дарьи была постоянно насыщена новыми впечатлениями и каждый день казался непохожим на предыдущий, то ли в этом загадочном городе время и в самом деле имело какое-то своё особенное течение, но дни здесь пролетали необыкновенно быстро.
Дарья зашла в комнату и увидела, что Сафи уже вернулась из отпуска. Она вертелась перед зеркалом, закалывая свой хиджаб маленькими булавками.
– Идём на пляж? – предложила она, когда белая шифоновая ткань уже плотно обрамляла её аккуратное маленькое личико.
– На пляж? Сейчас? – изумилась Дарья.
– Ну да, – невозмутимо отвечала ей подружка. – «Саваки Бич», знаешь такой?
– Конечно, знаю. Только что там делать сейчас, в десять вечера?
– Ну не купаться же! – засмеялась Сафи. – Там по вечерам столики выставляют, сейчас Ахмед с Аджаем со смены вернутся, можно будет с ними посидеть прямо на берегу, чаю попить, шишу покурить. Идём!
Ребята пришли на пляж с большими целлофановыми пакетами, полными угощений к чаю. Девочки с удовольствием накинулись на сладости.
– Надо нам какую-нибудь музыку включить, что сидеть в тишине, – предложил Ахмед.
Сафи полистала список мелодий в своём планшете и выбрала одну, в которой Дарья с первых же нот узнала «Тысячу и одну ночь» в исполнении Каирского симфонического оркестра.
– «Тысяча и одна ночь!» – воскликнула она по-арабски, вспомнив, как она училась плавности движений в школе восточного танца именно под эту мелодию.
– Откуда ты это знаешь! – Изумились Ахмед и Сафи.
– Да ведь это классика, как такого не знать, – скромно ответила та.
– И ты узнала её с первых же звуков!
– Да, – продолжала Дарья, – прежде чем приехать сюда, я довольно долго интересовалась арабской культурой и даже училась в школе восточного танца.
– Вот сидим мы тут все четверо, – сказала Сафия, – и даже не задумываемся о том, что представляем разные части света: я – Африку, Дарья – Европу, Ахмед – Азию…
– А я – Южную Азию! – подхватил Аджай.
Мелодия в исполнении Каирского оркестра затихла и снова настала тишина.
– А давайте сами петь песни! – предложил Аджай. – Пусть каждый споёт национальную песню своего народа! – Я начинаю!
И они по очереди стали петь. Сначала Аджай, затем Ахмед. Сафи долго стеснялась и отговаривалась тем, что петь она не умеет, но, поддавшись на уговоры друзей, всё же тихонько спела что-то по-арабски.
– А теперь твоя очередь, Дарья!
Её и тут не надо было долго уговаривать. Петь она умела и любила, хотя и давно уже этого не делала. Она с удовольствием набрала полные лёгкие тёплого морского воздуха и вдруг неожиданно, даже сама для себя, проникновенно запела:


«Цвіте терен, цвіте терен,
Та й цвіт опадає.
Хто з любов’ю не знається,
Той горя не знає…»

 

Она и сама не понимала, почему выбрала эту грустную украинскую песню, но, едва пропев первый куплет, голос её неожиданно дрогнул, а глаза наполнились слезами. Песня пробудила в её душе воспоминания и о тех далёких беззаботных днях детства, когда вся её семья, собравшись за праздничным столом, пела народные песни, и о собственных сердечных переживаниях, которые она уже считала давно забытыми.
– Ну, ты что, Дарья? – стали успокаивать её друзья. – Не надо плакать, это же всего лишь песня. А о чём она?
– Песня про любовь, – коротко ответила Дарья. – Не обращайте внимания, я просто бываю иногда слишком сентиментальна.
– Давайте лучше поиграем, – предложил Ахмед. – Подставляйте ладони!
Сидя вокруг небольшого пластмассового столика, друзья развернули руки ладошками кверху, положили их на ладони соседей и, как в детстве, стали шлёпать друг дружку по кругу.
– Раз! Два! Три! – считал Ахмед по-английски. – На счёт десять убираем руку. Кто не успеет убрать, тот выбывает из игры.
Первым выбыл Аджай, потом Сафи. Дарья осталась сидеть напротив Ахмеда.
– Восемь, девять... десять! – Дарья шлёпнула Ахмеда по руке и успела накрыть его руку своей ладошкой.
– Всё, ты выиграла! Загадывай мне желание!
– А станцуй нам, Ахмед, какой-нибудь народный танец! – предложила Дарья.
– У нас на Родине, – отвечал Ахмед, – если танцуют, то все вместе, взявшись за руки. Давайте, вставайте, сейчас я покажу вам настоящую сирийскую дабку!
Он поднялся со своего места, отошёл подальше от стола и протянул руки, приглашая друзей стать в одну линию. Все встали, взялись за руки и приготовились танцевать.
– Э-э-х! – начал запевать какую-то народную песню Ахмед. – Одну ногу ставите сюда, другую сюда, и пошли с прыжками! Хоп-хоп! – приговаривал он, как настоящий инструктор, пока вся их весёлая компания двигалась вприпрыжку вдоль берега.
Ах, как же нехотя встречали всегда девочки в их танцевальной студии слова Дарьиной тренерши «А теперь – дабка!». Тяжёлые, энергичные ритмы этого народного танца были далеки от чарующих и сладких звуков традиционного беллиданса, ради которого и собирались в зал все ученицы. Исполняемая с большим количеством прыжков, притопов и прихлопов, дабка была нелегка в исполнении и требовала большого количества сил и энергии. Но на возгласы учениц «А можно мы сегодня будем без дабки!» Анна обычно отвечала: «Настоящая танцовщица должна быть искусной в любом стиле, а потому – дабка, мои хорошие, дабка!». И тем удивительнее было Дарье ощущать в ту ночь, с какой лёгкостью и задором они прыгали и топали здесь, на песчаном берегу, под звёздным небосводом далёкой Хургады. Казалось, сама судьба связала их руки невидимой нитью, и никто их друзей даже не догадывался, какие ещё сюрпризы хранит для них будущее.

 

На обратном пути мужчины попросили таксиста притормозить возле «Пицца-паба».


– Мы выйдем тут, а вы езжайте дальше, до «Шедвана», – сказал Ахмед. – Чем меньше нас видят вместе, тем лучше.

Прочитано 9920 раз Последнее изменение Среда, 20 сентября 2017 17:57
Анастасия- Akar Real Estate

Две щепотки суетных мыслей...

"Алиса в стране чудес"

 

Спасибо, что читаете мой блог. Пожалуйста, возвращайтесь скорее, а я постараюсь порадовать Вас новыми записями!
 
Я, Анастасия
Немного обо мне.


Египет стал моим домом много лет назад, я с удовольствием делюсь своим опытом жизни в этой солнечной стране.

Мне есть о чем рассказать.
 
 

Anastasia osama verh

Анастасия
Учредитель Akar Real Estate

В Египте с 2008 г.

Мне есть о чем рассказать.

Официальные соц сети
    

Получать новые статьи Блога

 

Сегодня читали...

Египетские страсти Варвары Захаровны

С волнением и трепетом, представляю на суд читателя, свое первое произведение в жанре художественной прозы. Жду ваши отзывы и комментарии.…

Я нашла рай в Египте- это Сахл Хашиш

Еще давно с удивлением заметила, что как только въезжаешь в Сахл Хашиш в голове словно проносится ветер, который уносит все…

Не бойтесь мусульман!

Мы живем в такое время, когда информация так намешана, что избежать "борща" в голове можно только если самому изучать первоисточники.…

Кто тут?

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Меню

Сейчас читают