Сайт joomix.org
Главная
Вторник, 25 октября 2016 17:14

Пока Египет не разлучит нас. Глава 7.

Автор
Оцените материал
(22 голосов)

Вышла новая глава романа "Пока Египет не разлучит нас", автора Марии Солодовник. Сегодня Вам предстоит вместе с героиней романа- эмигранткой Дарьей узнать, какие новые испытания и подарки приготовила для нее Хургада. В жизни нашей любимицы, за историей которой следят на Блоге тысячи человек, произошли разительные изменения, ставшие началом нового этапа в ее жизни. Вам уже не терпится самим обо всем узнать? Не смеем более задерживать. Приятного чтения.

 

 

«Сан-Стар»

 

 1 глава "Побег" 
 2 глава "Хургада- это там где  ветер..."
 3 глава "Первые слезы"
 4 глава "Оазис"
 5 глава "Мама Роуз"
 6 глава "Зазеркалье"
7 глава "Сан Стар"
8 глава "Пицца-паб"
9 глава "Скарабей"
10 глава "Рамадан"
11 глава "Август"
12 глава "Дахар"
13 глава "Эль Каусер"
14 глава "Дождь"
15 глава "Катастрофа"
16 глава "Разлука"

– Куда едем? – Спросил Дарью водитель блестящего чёрного автомобиля, предоставленного ей отельной службой «лимузин-сервиса». Дарья сразу же узнала мужчину, сидящего за рулём: это был тот самый египтянин, который подвозил её утром по пути из стафф-хауса в «Оазис».
– Здесь рядом, тоже в Макади, – ответила она. – Гранд Макади, возле «Роял Санрайз», знаете?


– Конечно, знаю! – принялся хвастаться он. – Я знаю все отели в округе! А меня знает охрана во всех отелях! Вот увидите, когда мы будем подъезжать, я даже не стану предъявлять им документы, меня и так пропустят.
Они миновали пропускной пункт на выезде из Мадинат Макади, и стоило ему только приветственно приподнять руку, произнеся «Салям!», как дежурные охранники, выпустили его из «города-курорта» без всяких документов. Выехав за ворота, он повернул куда-то направо, и повёз Дарью другой, незнакомой ей дорогой.


«Сейчас ещё завезёт меня куда-нибудь, – мелькнуло у неё в голове. Но она тут же сама себя одёрнула. – Прекрати, он же всё-таки в отеле работает, это же его репутация».


– Мы поедем более коротким путём, – произнёс водитель, как будто прочитав беспокойство на её лице. – Так будет намного быстрее.
Дарья кивнула. Но разговорчивый египтянин не мог просто ехать молча, и продолжал вести разговор на том характерном «египетском английском», на котором говорит большинство обслуживающего персонала, работающего в отелях с иностранными туристами:
– И что Вы думаете о менеджменте «Оазиса»? Как, по-вашему, они ведут бизнес, правильно?
– Нет, – вздохнула Дарья, – теперь, когда я уже там не работаю, я могу сказать что менеджмент там отвратительный.
– О-о-о, – проникновенно протянул он в ответ, – как я Вас понимаю! – И почти перейдя на шёпот, добавил: «Я тоже думаю, что менеджмент там очень, очень плохой».


Дарья снова напряглась, услышав этот странный тон, но египтянин, как ни в чём не бывало, продолжал дальше, всё тем же проникновенным голосом заговорщика, но уже сменив тему:


– Вот моя визитка. Вы переезжаете в другой, большой, отель, у Вас будет много гостей, и возможно, кто-нибудь из них захочет поехать в город, или на экскурсию. Я организую им экскурсии по высшему классу! Эль Гуна, Марина, Мамша, Сахл Хашиш – куда угодно!
Дарья взяла визитку. Она тоже была чёрного цвета, а на ней красными буквами было выведено по-английски: «Хосни Салах. Туристические услуги. Такси. Хургада. Красное море». Телефоны, электронная почта.
– Или если Вам лично нужно будет съездить куда-нибудь на такси, – продолжал он, – только позвоните мне, я дам наилучшую цену! Позвоните?
Это уже было похоже на намёк, и Дарья снова занервничала, не чая души, когда же они наконец-то приедут. К счастью, справа от дороги уже виднелись карамельные стены «Санрайза», а значит, и подъезд к её новому месту работы был уже совсем близко.


Они быстро приблизились к решётчатым воротам группы отелей «Корал-Си», возле которых была парковка всех автомобилей, и частных, и служебных. Дарья помнила, как в прошлый раз, когда она приезжала сюда на собеседование в обычном такси, охранник не пустил их за ворота. Тогда ей пришлось идти пешком до входа в отель. На этот же раз, стоило Хосни Салаху, сказать своё «Саламу алейкум!», как ворота перед ними открылись, и они поехали дальше, мимо аккуратно подстриженных газонов, цветущих кустарников, и фонтанчиков, вверх по асфальтированной дорожке туда, где на холме возвышался отель «Сан-Стар» с его массивными ступенями из серого камня.


Их сверкающий на солнце чёрный «ауди» подъехал под самые двери гостиницы, и, несмотря на то, что одета Дарья была в простую чёрную юбку и белую блузку (ведь она собиралась на работу!), служащие отеля, видимо решили, что к ним приехала отдыхать какая-нибудь важная персона. Иначе они не бросились бы доставать из багажника её чемодан и сумки и не стали бы заносить их в лобби.
– И как тебя вообще пустили через центральный вход? – удивлялись потом её новые коллеги. – Здесь сотрудникам запрещено входить через главный вход. Только через служебный, где мы сдаём отпечатки пальцев в начале и в конце рабочего дня.
Эти правила с отпечатками пальцев были для Дарьи чем-то совсем новым. В «Оазисе» она спокойно перемещалась по всей территории отельного комплекса, заходила в отель через тот же вход, что и гости, а охранники, дежурившие у входа, всегда приветствовали её весёлыми улыбками. Здесь же всем сотрудникам разрешено было заходить в отель только через отдельные массивные ворота на заднем дворе, которые вели прямиком в узкие мрачные коридоры со стенами, отделанными белым кафелем, а располагались все эти лабиринты служебных помещений на подземном, цокольном этаже. В коридорах на пластмассовых белых стульях дремали охранники-наблюдатели, которые время от времени проверяли сумки тех работников, которые уже закончили свою рабочую смену и собирались идти домой.


Во всей этой суматохе с переездом, деньгами и прощаниями, Дарья совсем забыла, в какой день она прибыла на новое место. Оказалось, что была пятница, 9 мая. Это у неё на Родине, да в соседних Белоруссии и России, 9 мая – праздничный и выходной день. В Египте же об этом вряд ли кто и знал, кроме таких же эмигрантов, как и сама Дарья. О том, что это был День Победы, напомнили её новые сотрудницы, непрестанно болтавшие о том, о сём и отпускавшие направо и налево колкие шуточки.
– Девочки, так может, всё-таки поздравим сегодня Хайнца с Днём Победы? – в который раз спрашивала одна из них, не переставая смеяться собственной шутке.
– Ты уже сегодня предлагала отправить ему анонимную поздравительную открытку, – отвечала ей другая.
– И мы постановили отклонить твоё предложение, – подхватила третья. – Лучше подумайте, кто сегодня работает в вечернюю смену, как вы проведёте сегодняшний вечер. Говорят, в прошлом году подвыпившие русские гости изловили вечером в отеле отдыхающих немцев и пытались мочить их в фонтане с криками «Мы победили, как в 45-м!». Скандал был страшный, и тех вояк занесли в чёрный список, но где гарантия, что в этом году какие-нибудь другие русские не захотят устроить то же самое или ещё чего похуже?
– Девчонки, Хайнц идёт, быстро разбежались! – И девушки разбежались кто куда, оставив за компьютером одну Кристину. Это её Дарья видела вместе с Диной, когда приезжала в первый раз в отель на собеседование.
Дарья обернулась и увидела, как по залу прошествовал высокий седовласый старик с красным лицом и белой бородой, как у настоящего Санта-Клауса. Одет он был в клетчатую рубашку и штаны почти такого же красного цвета, как и его лицо. На носу у него красовались очки, а на ногах были кроссовки. Он прошёл к столику гест релейшнз, устремив свой взгляд куда-то в пол, и, не обращая никакого внимания на Дарью, обратился к Кристине:
– Там сегодня был негативный отзыв об отеле на Top Hotels. Мне это не нравится, напишите модераторам, чтобы убрали его.
Говорил он по-английски, но с явным немецким акцентом.
– Это наш генеральный менеджер, – пояснила Кристина, заметив вопросительно-удивлённый взгляд Дарьи, когда старик в красных штанах удалился, всё также глядя себе под ноги. – Он немного странный, и с ним нужно всегда соглашаться, иначе будет кричать и топать ногами. И ещё он не любит, когда все гест-релейшнз собираются за одним столом. Поэтому все и разбежались.
– А где же им тогда находиться? – удивилась Дарья.
– На территории отеля, с гостями общаться. Это у нас называется «гест контакт». За день надо собрать десять комментариев от гостей и занести их в систему на нашем компьютере.
– Всего десять? – удивилась Дарья. – Я в «Оазисе» за вечер сорок столиков обходила!
– И все просьбы гостей сама передавала по службам? – уточнила Кристина.
– Нет. На ресепшен передавала, а они сами уже по-арабски всем службам указания давали.
– Здесь мы сами всех обзваниваем. С ресепшеном мы мало общаемся. Но зато в рестораны мы не ходим. Комменты можно собирать в течение дня по всей территории отеля.
«Надо бы сообщить Дине, что я уже приехала и готова приступить к работе», - вспомнила Дарья.
– А я сегодня выходная, – ответила Дина, когда Дарья набрала её номер. – Ведь сегодня пятница. А ты что, прямо с вещами уже приехала?
– Ну да, – ответила Дарья. – Мне возвращаться уже некуда.
– Ладно, подожди. Я сейчас договорюсь, чтобы тебе подготовили комнату в «Шедване».


***


В Хургаду поехали специальным микроавтобусом, который отвозил из отеля всех сотрудниц женского пола и назывался «леди бас». Девочки помогли Дарье дотащить все её сумки до автобуса и с весёлым шумом сами заняли места в нём. Там уже сидели женщины из соседних отелей группы «Корал-Си».
– Мы все с хабибами живём в Хургаде, – пояснила за всех гест-релейшнз Марина. – Компания якобы компенсирует нам «затраты на жильё», которое мы как будто бы снимаем как иностранки, но по факту за жильё платят наши мужья, а деньги остаются нам «на булавки». А ты в «Шедване» будешь жить?
Дарья кивнула.
Всю дорогу женщины громко хохотали, не стесняясь, сплетничали о каких-то людях, обсуждали гостей и последние новости, пересыпая свою речь отборным матом.
«Вот это я попала так попала… – подумала Дарья. – Из огня да в полымя! Интересно, как я сумею с ними сработаться».
Когда микроавтобус миновал аэропорт, больницу «Роял Хоспитал», высадил на Мадаресе нескольких сотрудниц и повернул на Шерри-стрит, кто-то из женщин пояснил Дарье:
– Обычно «леди бас» едет только до площади Ака, но так как у тебя много вещей, то можно попросить водителя подбросить тебя сегодня до «Шедвана».
Одна из женщин обратилась к водителю по-арабски, видимо, передавая ему Дарьину просьбу, и все притихли в ожидании ответа.
– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, – взмолилась Дарья по-английски.
– Тише ты, – зашипели на неё сотрудницы. – Их чем больше упрашиваешь, тем больше они выделываются.
– Меши, «Шедван»! – произнёс водитель, и Дарья облегчённо вздохнула. Этот день был так насыщен впечатлениями, что у неё даже не оставалось сил задуматься, почему это она должна упрашивать водителя отвезти её до того места жительства, которое ей предоставила компания. Всё, чего ей хотелось в этот момент, это принять душ и прилечь отдохнуть.
На ресепшене Дарью встретили те же самые администраторы, которые встречали её в самый первый день приезда в Хургаду. Вряд ли они помнили её, но теперь они были просто обязаны выдать ключ от номера гостиницы «Шедван Гарден», где ей предстояло жить.
Номер оказался вполне приличной комнатой Double Standard, в которой, к тому же, уже кто-то жил. Чисто, кровати застелены свежим бельём, в прихожей – большой шкаф-купе с зеркальной дверью, в комнате напротив кроватей – большое зеркало со столом-подзеркальником. Она много раз отдыхала в таких номерах, когда была туристкой, и поэтому вся обстановка показалась ей родной и знакомой.
«Не то что этот ужасный стафф-хаус, из которого я только что сбежала», – промелькнуло в голове у Дарьи.
Особенно порадовала ванная комната – с ванной, оборудованной специальной прозрачной ширмой от брызг, и большим зеркалом над раковиной. Раковина помещалась в специальную широкую столешницу из зелёного мрамора, и на неё можно было водрузить все флаконы и баночки, которые Дарья привезла с собой. На специальной полочке лежали чистые полотенца – большое банное, и маленькое – для лица.
Единственный минус – в комнате не было балкона, поэтому сушить бельё можно было только в ванной. И там, на пластмассовых плечиках для одежды, уже висели блузки и длинные шифоновые платки-хиджабы.
«Ага, – подумала Дарья, – здесь живёт мусульманка. Ну что ж, будем как-то уживаться. Надеюсь, мы друг другу понравимся».
– Меня зовут Дарья, – представилась она своей новой соседке, когда та пришла в номер, а Дарья уже успела отдохнуть и просто валялась в свеженькой постели.
– А меня – Сафия. Для тебя просто Сафи, – улыбнулась она в ответ. – Будем знакомы.


***


«Мама Роуз, я благополучно устроилась на новом месте и уже отдыхаю в своём номере. Спасибо огромное за Ваше внимание и поддержку!» – Дарья отправила СМС-ку своей благодетельнице и стала собираться к ужину. Ужинать персоналу, проживающему в «Шедване», разрешалось только с половины десятого до десяти часов вечера, хотя для немногочисленных постояльцев отеля буфет открывался в семь.
– Как правило, я не питаюсь в этом отеле. – Сказала ей Сафи. – Уж больно тут подозрительная вся эта еда. Но сегодня, так и быть, пойду с тобой поужинаю. Вдруг они приготовили что-нибудь особенное – улыбнулась она.
Дарья с самого утра ничего не ела и была очень голодна. Ей было всё равно, что окажется у неё в тарелке в тот вечер: она просто хотела есть. Несмотря на то, что буфет был полупустой, немногочисленных посетителей за столиками обслуживали официанты. Они принесли сначала приборы, а затем тарелки с едой. Еда была простая, в египетском стиле и состояла всего из одного блюда – риса, сдобренного какими-то приправами, нескольких кусочков очень жёсткой говядины, и картофеля, тушёного с какими-то овощами.
– Напитки здесь не подают. – Предупредила её Сафи. – Только горячая вода в кулере. Я беру с собой пакетик чая или растворимого кофе и иногда пью его здесь.
«Какое странное место, – подумала Дарья, стараясь прожевать почти резиновый кусок говядины. – Жалко им чая, что ли?»
Утолив первый голод, они начали разговаривать и знакомиться поближе.
– Я работаю доктором-гигиенистом в отеле «Стар-СПА», – сказала Сафи.
– Вот как? – слегка удивилась Дарья столь необычной профессии. – И много у тебя бывает пациентов за день?
– Я не работаю с туристами.
– А с кем же ты работаешь? С персоналом?
– Отчасти. Слежу, как они соблюдают нормы гигиены, и проверяю чистоту помещений и оборудования. А ты кем работаешь?
Дарья вкратце рассказала свою историю, а потом спросила:
– А ты раньше где-нибудь работала?
– Конечно. Я не так молода, как может показаться на первый взгляд. – Ответила Сафи. – Вот сколько мне лет, как ты думаешь?
– Ну… – произнесла Дарья, в замешательстве. – Двадцать пять.
– Все говорят, двадцать пять максимум. А на самом деле, мне уже тридцать два года. И раньше я восемь лет работала в Каире в сети ресторанов «Фельфела». В Хургаду переехала в апреле, так что я тоже здесь новенькая. – Улыбнулась она в ответ.
Люди всегда, осознанно или нет, ищут среди других себе подобных, и если находят, то невольно проникаются доверием к своим «эмоциональным двойникам». На Дарью смотрело аккуратное личико молодой девушки, без единой морщинки. Сафия так же, как и Дарья, была невысокого роста и прекрасно говорила по-английски.
– У тебя отличный английский, – сказала Дарья вслух. – Мы можем хорошо понимать друг друга и говорить на разные темы.
– Конечно, – улыбнулась в ответ Сафи.
Когда девушки вернулись в номер, у них у обеих зазвонили телефоны. Сафия отвечала по-арабски, Дарья – по-английски.
– Иностранка? Хорошая. – Только и смогла разобрать Дарья в её быстрой речи, и тут же ответила Питеру:
– Соседка? Хорошая, мне понравилась.
Так начиналась их дружба, египетской мусульманки и украинской христианки, волею судеб оказавшихся жить в одной комнате.
Перед сном, Дарья подошла к открытому окну. С улицы доносились металлические ритмы стрит-шааби, то и дело сигналили автомобили, где-то вдалеке слышался беззаботный смех – несмотря на поздний час, в Хургаде кипела жизнь, казавшаяся такой непривычной и волнующей, после звенящей тишины Макади.
«Мечты сбываются. – Подумала Дарья, вдыхая полной грудью бархатный вечерний воздух. – Наконец-то я живу в Хургаде. Правда, не в своей квартире в Эль Каусере, как мне бы хотелось, но теперь я уже гораздо ближе к своей мечте, чем когда-либо ещё».


***


– Давай присядем хоть на пять минут здесь в тенёчке, а то можно умереть от этой жары, – предложила ей Тамара, показывая Дарье территорию отеля в её первый рабочий день на новом месте.
Они присели за столик под небольшим навесом на отельной набережной, вдоль которой тянулись ровные ряды высоких раскидистых акаций. Их ярко-оранжевые грозди соцветий полыхали огненными шапками, выгодно отличаясь от своих сородичей на Родине у Дарьи: там акации цвели неприметными жёлтыми цветочками, не всегда и заметными на первый взгляд.
– Тут надо осторожно, с этим египетским солнцем, – сказала Дарьина новая коллега. – Я как в этот Египет переехала, первые полтора года нормально было, а потом как попёрли болячки со всех сторон, до сих пор страдаю! Лечусь-лечусь, а толку никакого.
«Так, может, Египет в этом и не виноват?» – мысленно возразила Дарья, глядя на её растрёпанные длинные волосы и красноватое лицо, сплошь покрытое прыщами, как у подростка. Болезненность и неудовлетворённость жизнью были в ней заметны с первого взгляда, хотя причины этого были пока непонятны. Дарья ничего не сказала вслух и продолжала слушать.
– Так что я и тебе советую: купи себе колготки, и защищайся, как можешь, – продолжала тем временем Тамара.
– Колготки? – неуверенно переспросила Дарья.
– Ну да, как у меня, смотри! – и она вытянула одну ногу, действительно обтянутую довольно плотной капроновой тканью.
– Так ведь… жарко же, – продолжала недоумевать Дарья.
– Ну и что, зато ноги в безопасности! А колготки у меня медицинские, я их специально заказывала, чтобы мне из России привезли. Они дышащие, в них и нежарко совсем. А в нашем возрасте ноги надо уже беречь. Вот как ты думаешь, сколько мне лет? Говори, как думаешь, я не обижусь!
«Меня уже второй раз за последние два дня просят угадать чей-то возраст. Скоро стану медиумом по угадыванию возрастов», – отметила про себя Дарья.
– Ну… двадцать восемь, – наугад сказала она.
Тамара приподнялась со стула и пожала Дарье руку:
– Вот спасибо! Порадовала! Четыре года мне скинула! Мне ведь уже тридцать два!
Дарья одновременно порадовалась, что не обидела свою новую, весьма эксцентричную коллегу, и удивилась, не понимая, что же такого плохого в возрасте тридцати двух лет.
«А мне тридцать восемь, и я себя отлично чувствую в Египте», – чуть было не сказала она, но вовремя осеклась, уже зная по горькому опыту, что одно неосторожно сказанное слово может надолго испортить отношения. Вместо этого она решила заполнить возникшую паузу более безобидным вопросом:
– А ты сама откуда?
– Ой, я вообще-то из Одессы. Был у нас там дом, большой, сад, виноградники, да дорого стало всё это содержать. Новое правительство ввело такие налоги на недвижимость, на землю, что просто невозможно стало всё оплачивать. Родители мои давно уже умерли, остались только пожилая тётка да бабушка. И вот решила я продать всё хозяйство и перевезти пожилых родственниц вглубь страны. Продала всё так выгодно, купила бабушкам домик поменьше, и ты знаешь где? В Луганске! Прямо перед самой войной! А когда война началась, я уже замужем здесь была, и в «Премьере» работала. Отпуск у меня уже был использован, пришлось увольняться с хорошего места, лететь в Луганск за свой счёт, бабушек спасать. Представляешь, всё бросить там пришлось. До сих пор стоит у меня перед глазами весь этот ужас: вокруг бомбы взрываются, паника, людей на пропускных пунктах – не протолкнуться, а я с двумя бабушками и всеми их пожитками. Но, слава Богу, как-то вывезла их, и даже фамильный сервиз умудрилась прихватить с собой. А как же, раритетный фарфор, ему цены нет, а я его брошу там? А я ещё раньше в Москве в гостиницах тоже работала. Благо, у меня в Москве связи остались, оформила им там беженство, даже поселила их неплохо у знакомых в частном доме…
Дарья слушала всю эту историю, открыв рот, и только диву давалась, сколько же всего может быть намешано в судьбе одного человека.
– А всё-таки здесь хорошо, – решила смягчить накал беседы Дарья, глядя на величественную панораму, открывающуюся их взору с набережной.
– Вот наивная! – фыркнула Тамара. – Ну, точно я, когда только приехала сюда! Ничего поживёшь здесь с моё, тогда узнаешь, как здесь хорошо. А тебя что, в «Шедване» с египтоской поселили?
– Да.
– Вот уж повезло, так повезло! Вот послушайся моего совета, не поленись, съезди в Дахар, купи там себе замок на чемодан. Положи всё ценное туда, и ключ от замка всегда носи с собой. А то и не заметишь, как уплывут твои ценности, и концов не найдёшь.
Очень скоро Дарья определила для себя особую категорию русскоязычных эмигранток, которые, живя здесь, в Египте, и даже будучи замужем за местными, почему-то ненавидели и презирали всех без разбору египтян и страну, которая дала им кров и стол, а заодно и всех тех, кто также, как и они сами, переехали жить в Египет из стран бывшего Советского Союза.
– Вот как они могут так говорить о стране, в которой живут, Питер? – спрашивала потом Дарья своего египетского приятеля, который в своё время тоже доставил ей тревоги и неприятности, но всё же стал для неё своеобразной палочкой-выручалочкой. – Ведь они же приехали сюда по доброй воле, многие даже вышли замуж на египтян, а позволяют себе такие комментарии, что мне иногда даже непонятно, откуда у них такие мысли берутся. Интересно, они и о мужьях своих также говорят? Или думают, что вышли здесь за каких-то необыкновенных людей, не похожих на других египтян?
– А что ты удивляешься? – отвечал ей Питер. – Это мужья же их и накрутили. Нарассказывали им всяких ужасов про людей на улицах Хургады и запретили разговаривать с «чужими», чтобы русские жёны их не бросили и не ушли к кому-нибудь другому. Вот смотри! – И в подтверждение своих слов он обратился по-английски к женщине европейского вида, стоявшей поодаль и державшей за руку своего ребёнка:
– Вам чем-нибудь помочь?
Они стояли в небольшом обувном магазинчике на Шерри-стрит, и выбирали Дарье новую обувь для работы: балетки, подклеенные в мастерской «Оазиса», всё же расползлись по швам, и их пришлось выбросить. Женщина же, к которой Питер обратился ради эксперимента, осталась неподвижной, и продолжала рассматривать полки с обувью.
– Извините, Вам подсказать что-нибудь? – повторил Питер свой вопрос. В магазине, кроме них и продавца, никого не было, но женщина сделала вид, что не слышит, как к ней обращаются.
– Вот видишь, – развёл он руками. – Я же говорю тебе, им мужья не разрешают разговаривать с людьми на улицах. А ты хочешь, чтобы они местное население уважали.
Но, как и подозревала Дарья, дело было не только в ревнивых мужьях. Муж Тамары, например, вообще работал в Саудовской Аравии и дома бывал только наездами. Тамара же, предоставленная сама себе в их квартире на Хадобе, похоже, имела на всё свою собственную точку зрения и никогда не стеснялась в выражениях. Даже гостям в отеле, которые, бывало, жаловались на какие-то неудобства, она могла запросто ответить:
 – Ну а что Вы хотите? Египет – это страна третьего мира, здесь всё плохо работает, так что и не ждите здесь хорошего сервиса.
После того разговора с Тамарой Дарья, придя в свою комнату после работы, специально открыла чемодан, достала из потайного карманчика конверт, где хранила деньги, припрятанные на случай срочного вылета домой, и только хмыкнула себе под нос:
– А никто и не собирался тут по сумкам лазить. Всё на месте лежит, как лежало. Не буду я пока что никаких замков покупать. Если совсем никому не доверять, то как же жить тогда на белом свете?


***


Несмотря на то, что гест-решейшнз в этом отеле мало взаимодействовали с остальной частью фронт-офиса, время от времени им всё же доводилось заходить в служебное помещение, располагавшееся сразу же за ресепшеном: их маленького рабочего столика и одного компьютера всё же было не достаточно для шести сотрудниц. Там стоял рабочий стол фронт-офис менеджера, а также шкафы с документацией и ещё пара столиков с компьютерами и телефонами. Марина и Дарья пришли сюда, чтобы внести свои отчёты в общую компьютерную систему, а вокруг столика менеджера собрались египтяне-ресепшионисты. Они оживлённо обсуждали что-то на своём языке.
– Мне всё время кажется, что они бормочут проклятия за моей спиной, – сказала Марина.
– Да? Это почему же? – Удивилась Дарья.
– Так звучит их язык.
Дарья только пожала плечами и взяла свой мобильный телефон, призывно звенящий уже несколько секунд. Ей звонила Надя:
– Даша, наконец-то привезли твою зарплату! Правда, пока что только сто евро. Остальное будет в следующем месяце. Я смогу быть на площади Ака часов в десять вечера. Ты сможешь со мной там встретиться?
Дарья всё ещё с содроганием вспоминала, как она впервые самостоятельно добиралась от этой площади до «Шедвана». Тогда, в её первый же рабочий день, водитель «леди баса» довёз её до небольшой круглой площади, и пояснил, что дальше он не едет.
– У отеля договор с компанией-перевозчиком на доставку девушек только до центра города. – Сказала ей потом супервайзер Дина. – Все девочки высаживаются из автобуса раньше, и до «Шедвана» ездишь только ты, как что одну тебя туда возить никто не будет.
И тут Дарья осознала во всей полноте, насколько же плохо она знала город! Слева от неё была автобусная станция, откуда ходили междугородние рейсовые автобусы, справа была мечеть, а впереди – какое-то непонятное каменное строение в виде большой пирамиды. Но где искать остановку городских маршруток Дарья не знала, и всё что она могла придумать в этой ситуации, было снова позвонить Питеру. Уже через несколько минут, прижимая телефон к уху, она следовала его инструкциям и шла туда, куда он её направлял:
– Поворачиваешь от мечети направо… видишь светофор?.. Идешь дальше, мимо магазинчиков… идёшь всё время вперёд, и справа от тебя будет поворот на Шератон, мы там на маршрутку когда-то садились, помнишь? Но тебе не ту маршрутку, а на другую, дальше иди, вперёд, через дорогу!
Дарья смутно припоминала события месячной давности, и даже дошла до следующей площади под названием Саккала, однако это был своего рода пересадочный узел для всех маршрутов, и микробасы стояли по всему кругу. Солнце ещё не садилось, и при дневном свете можно было отчётливо видеть всё, что её окружало, но Дарья совершенно потерялась в этом шуме, гаме, автомобильных гудках и снующих туда-сюда людях.
– Питер, площадь абсолютно круглая, и везде маршрутки стоят! Я не могу понять, где мне нужно садиться!
– Ладно, – сжалился над ней приятель, – дай телефон кому-нибудь из местных, я попрошу по-арабски, чтобы тебя проводили на твою остановку.
Дарья остановилась в замешательстве. Она немного побаивалась отдать своё единственное средство связи с миром первому попавшемуся прохожему посреди оживлённой улицы, но, поняв, что сейчас у неё просто нет другого выхода, решила дать телефон девочке-подростку, которая проходила мимо. Девочек было две, они шли рядом и о чём-то болтали, обе в хиджабах и длинных до пят коричневых платьях-абаях. Дарья решила, что уж они-то не посмеют присвоить себе чужую вещь, пусть даже и принадлежащую иностранке. Девчонка выслушала всё, что сказал ей Питер, провела Дарью несколько метров через оживлённую дорогу, к её остановке, и стала требовать денег за услугу:
– Доллар, мадам, доллар!
Дарья сначала возмутилась такой наглости – целый доллар за несколько метров сопровождения! – но потом смекнула, что если она не даст ей денег, то и вправду уедет в «Шедван» без телефона.
– Хватит с тебя и фунтика! – проворчала она по-русски, и чуть ли не силой отобрав свой телефон, запрыгнула в тесный салон маршрутки.
– Спроси ещё сама у людей, куда едешь! – сказал ей вдогонку Питер. ¬ – Тебе в Арабию надо!
И вот теперь ей предлагалось совершить путешествие по тому же маршруту, только в обратном направлении, да ещё и поздним вечером! К тому же, если она поедет в центр к десяти часам, то пропустит ужин в «Шедване», ведь ужинать сотрудникам разрешалось только с полдесятого до десяти. Нет, к такому испытанию Дарья была не готова.
– Надя, но ты же сказала, что привезёшь мне мою зарплату, – сказала она в трубку.
– Обещала, – отрезала Надя. – Но это не значит, что я тебе твои деньги под порог привезу.
– Я плохо знаю город и живу далеко от центра, – вздохнув, призналась Дарья. – В десять вечера я не могу туда приехать.
– Ну, тогда я отдам твои деньги Вере. Она в Каусере живёт, договоришься с ней встретиться, и заберёшь, когда тебе будет удобно.
Ещё лучше! Даже плохо зная город, Дарья понимала, что Каусер располагался где-то совсем далеко от неё, на другом конце города, и можно было легко предположить, что Вера уж точно не станет ехать к ней, чтобы отдать её несчастные сто евро.
В раздумье Дарья опустилась на стул.
– Что, не отдают тебе твою зарплату? – Спросила её Марина, которая всё это время сидела рядом и слушала Дарьин разговор.
– Ага. Прямо не знаю, что и делать. Снова такси брать? – растерянно отвечала Дарья.
– А у тебя больше никого там не осталось? Может, кто поближе живёт и согласится привезти тебе твои деньги?
– Шеф Ислам! – тут же вспомнила Дарья.
Ведь он сам недавно рассказывал ей, что у него квартира – в пяти минутах езды от «Шедвана». Как хорошо, что они успели на прощанье обменяться телефонами! Дарья набрала его номер, и уже через минуту-другую она знала, как сможет получить свою первую египетскую зарплату. Шеф Ислам был рад снова услышать её и пообещал в тот же вечер подвезти деньги прямо в «Шедван».
– А он – египтянин? – Недоверчиво спросила Марина.
– Ну да. Самый главный повар в «Оазисе»!
– Ты смотри, поосторожнее с ними. Эти египтосы – хуже цыган. Деньги к рукам у них так и липнут, – предупредила она её, и Дарья мысленно причислила ещё одну свою коллегу к партии «египто-ненавистниц».
«Это ни хорошо и ни плохо, – успокаивала себя Дарья. – Каждый имеет право на свою точку зрения, пусть себе думают, что хотят. Главное, почаще держать язык за зубами и не откровенничать с ними, чтобы не получилось у меня, как в «Оазисе». В конце-концов, не все здесь такие, так что ничего страшного, сработаемся как-нибудь».
В их интернациональной команде, кроме украинок Марины, Тамары и Дарьи, а также Дины из Туниса, были ещё молчаливая и скромная Кристина из Беларуси и весёлая и непосредственная немка Сандра. И уж они-то, кажется, были совсем лишены каких-либо предубеждений и доброжелательно относились ко всем окружающим.
– Мы здесь не зарабатываем много, – сказала как-то Сандра, – но имеем здесь всё, чтобы быть счастливыми и жить без особых забот. За это я и люблю Египет.
– А почему ты уехала из Германии? – спросила её Дарья.
– Я просто сбежала от бесконечных налогов, жёстких правил, ограничений, плохой погоды и вечно озабоченных чем-то людей, – отвечала она. – Я родом из небольшого городка на границе со Швейцарией. Казалось бы, красота, горы рядом, спокойная жизнь, но как же там скучно и безрадостно жить! Ты представляешь, я живу в Египте уже почти полгода, а до сих пор ещё выплачиваю налоги, которые мне начислены государством за прошлый год.
«Все мы здесь своего рода беженцы, – подумала Дарья. – Бежим сюда, чтобы начать жизнь с нового листа и забыть о своём прошлом. И неважно, кем мы были вчера, Египет всех принимает».


***


Крыльцо отеля «Шедван Гарден» отделялось от дороги, на которую выходили окна отеля, небольшой балюстрадой из белого камня. Стены центрального входа подпирали такие же белые лавочки со спинками. На одной из таких лавочек в условленное время сидела Дарья и ожидала встречи с шеф-поваром. Вопреки обыкновению всех египтян сильно опаздывать на встречи, шеф не заставил себя долго ждать. Он вышел из своего автомобиля, всё также облачённый в белую поварскую униформу, только что без колпака на голове.
«Похоже, он так гордится своим высоким званием шеф-повара, что не снимает своё облачение даже после работы, как генерал, который всегда носит свой военный китель», – с улыбкой подумала Дарья.
– Ну, как тебе на новом месте? – спросил он её, передавая банкноту в сто евро.
– Да вроде пока нормально, – пожала плечами Дарья. – Но такой кухни, как у тебя, там точно нет! Придётся мне забыть о твоих фирменных вкусностях. Говорят, в «Сан-Стар» недавно сменили шеф-повара – был молодой турок, теперь взяли немца постарше, но меню как было скудное, таким и оно осталось. Сразу видно, что на всём экономят, хоть и пять звёзд.
Дарья знала, что «звёздность» отелей в Египте зачастую зависит не от уровня качества предоставляемых услуг, а от возможностей собственника дать денег соответствующим органам власти, присваивающим эти самые звёзды. И отель «Сан-Стар» был тому подтверждением. Его главной гордостью, заставляющей толпы туристов платить немалые деньги за отдых в нём, была целая система водных аттракционов -детский и взрослый аквапарк, «ленивая речка», по водам которой можно было неспешно катиться в надувной резиновой лодочке, несколько бассейнов и, конечно же, шикарный пляж с собственным выходом к коралловому рифу. Но вот кухня оставляла желать лучшего. И будь то завтрак, обед или ужин, посетителей всегда встречала безвкусная костлявая рыба, очень жёсткое мясо, и ужасного качества кофейный напиток, наливаемый из краников больших металлических чанов. Десерты были все одинаковые – маленькие квадратики бисквитных коржей, промазанные джемом или какой-то пропиткой и присыпанные сверху какао-порошком, сахарной пудрой или даже порошком «Юпи». Выросшая в эпоху 90-х, с её только зарождающейся рекламой всевозможных фаст-фудов, неостановимым потоком хлынувших в Восточную Европу с Запада, Дарья всё ещё хорошо помнила этот ядовито-разноцветный порошок, который можно было растворить в воде и получить шипучий напиток наподобие лимонада. И вот теперь, пару десятилетий спустя, он явился ей снова в виде присыпки на дешёвеньких бисквитах, а также под видом «сока», предназначенного заменить настоящий фруктовый фреш, которым она ещё недавно наслаждалась каждое утро в «Оазисе». Сомнительным было даже качество вымытой посуды: ещё в первый же рабочий день, стоя в длинной очереди за яичницей, Дарья краем глаза заметила, как Дина достала из кармана салфетку и быстро вытерла ею тарелку, которую взяла тут же, из горки «чистой» посуды.
О семейных завтраках в кругу отельного менеджмента ей тоже пришлось забыть. Отель, обслуживающий около полутора тысяч постояльцев, имел три главных ресторана, и все они были одинаково огромные, шумные и сильно напоминающие столовку в пионерском лагере. Здесь все гест-релейшнз, наскоро проглотив свои долгожданные омлеты и сосиски, бежали обратно к своему столику в лобби, чтобы продолжить работу. Да, в отличие от уютного и почти сказочного «Оазиса», в «Сан-Стар» сотрудники приезжали лишь только для того, чтобы отработать часы своей рабочей смены, и мало общались между собой.
– Понимаю, – сказал ей шеф, когда она поделилась с ним некоторыми впечатлениями от нового места работы. – Этот отель – не самый лучший в Макади, я знаю. И нам тебя очень не хватает в «Оазисе». А когда я увижу тебя снова? – Спросил он вдруг. – Мы могли бы где-нибудь встретиться на чашку кофе.
– Шеф Ислам, – как можно серьёзнее отвечала ему Дарья, – я хоть и европейка, но прекрасно понимаю, что мы в Египте, да ещё и в маленьком городке. На Родине у меня осталось много друзей-мужчин, с которыми я без проблем могу посидеть в кафе за чашкой кофе, и никто меня там за это не осудит. Здесь же не принято дружить с мужчинами, тем более женатыми. И я не хочу создавать неприятности ни тебе, ни себе.
– Я всё понимаю. Но я всё равно хотел бы иногда видеться с тобой. Хотя бы даже и здесь, на лавочке возле «Шедвана».
Шеф быстро сжал в своей большой и тёплой ладони Дарьину руку, встал со скамьи и, не оборачиваясь, пошёл через дорогу к своему серому автомобилю.

Прочитано 8139 раз Последнее изменение Среда, 20 сентября 2017 17:56
Анастасия- Akar Real Estate

Две щепотки суетных мыслей...

"Алиса в стране чудес"

 

Спасибо, что читаете мой блог. Пожалуйста, возвращайтесь скорее, а я постараюсь порадовать Вас новыми записями!
 
Я, Анастасия
Немного обо мне.


Египет стал моим домом много лет назад, я с удовольствием делюсь своим опытом жизни в этой солнечной стране.

Мне есть о чем рассказать.
 
 

Anastasia osama verh

Анастасия
Учредитель Akar Real Estate

В Египте с 2008 г.

Мне есть о чем рассказать.

Официальные соц сети
    

Получать новые статьи Блога

 

Сегодня читали...

Самые красивые коралловые рифы и пляжи в Хургаде

Красное море славится своей красотой и богатым подводным миром. Сегодня я расскажу Вам, где находятся самые красивые коралловые рифы и…

Квест в Хургаде. Мой опыт.

Мои хорошие! Хочу поделиться своим первым в жизни опытом игры в квест. Где бы вы думали это произошло? В Хургаде!…

Над чем смеются египтяне

Египет - очень интересная страна, родина пирамид и фараонов. Египтяне добродушные и улыбчивые люди, которые очень любят пошутить и посмеяться.…

Кто тут?

Сейчас 177 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Меню

Сейчас читают

  • Пять причин почему я купила бы квартиру в Хургаде сама у себя
    Пять причин почему я купила бы квартиру в Хургаде сама у себя Почему Вам лучше купить квартиру в Хургаде у меня?"Да, собственно, почему у тебя? Как погляжу, предложения-то почти все одинаковые" - справедливо говорит будущий покупатель недвижимости в Египте.Хорошо. Расскажу, но с необычного ракурса, а именно...почему я…