Сайт joomix.org
Главная
Среда, 24 августа 2016 20:00

От мини до паранджи

Автор
Оцените материал
(5 голосов)

Хочу признаться с великим стыдом, что всего несколько лет назад узнала о том, что совсем недавно Египет был законодателем моды и девчата форсили по каирским улочкам в мини. Это подтвердили и черно белые снимки женской половины семьи мужа. Мини я, правда, там не увидела, но одежа была европейской и на голове красовались знаменитые букли. Меня крайне заинтересовало, какая сила сумела развернуть менталитет на 180 градусов и заставить прогрессивных пятидесятниц вернуться к платкам и балахонам. Я накопала интересный материал, много фото. Вам понравится.


Сегодня фотография спортсменки, которая, закутавшись в хиджаб, играет в пляжный волейбол, стала символом не только олимпийских состязаний в Бразилии, но современного, парадоксального мира вообще. Девушка в буркини (мусульманский аналог купальника, закрывающий практически все тело) и черном платке представляла Египет.

 

Страну, женщины которой еще в прошлом столетии сняли чадру, и где сравнительно недавно сложно было встретить хотя бы одну, завернутую в балахон фигуру. Что же принуждает египтянок вернуться к стилю «порабощенных и угнетенных женщин Востока» – своих прабабушек?

 


Роскошная кабала


Для туристов, приезжающих в Каир, поразительно не то что женщины носят покрывала – гораздо удивительней узнать, что раньше египтянки их не носили. Чтобы понять, почему произошли такие перемены, стоит оглянуться назад. А именно в середину XIX века, когда в страну, которая освободилась из слишком уже тесных «объятий» Османской империи, хлынули европейцы, а с ними деньги, инвестиции, концессии. Это тогда в Египте появились первые железные дороги, плотины, расширившие территорию земледелия, и Суэцкий канал, который и сегодня дает в казну государства больше доходов, чем пресловутый туризм. Александрия в считанные годы преобразовалась в крупнейшие в мире «врата» – Гамбург, Ливерпуль и даже Нью-Йорк казались жалкими деревнями на фоне столь мощного порта.

Тахрир, 1900 г.


Да, мы привыкли к постулату, что Египет – бывшая колония, которую «глодали» акулы капитализма, но именно в годы колониальной кабалы число общеобразовательных школ в стране увеличилось более, чем в 25 раз. Тогда же были открыты музеи, появились научные общества, библиотеки, театры, газеты и журналы на арабском языке. А еще, благодаря родоначальнику туризма британцу Томасу Куку, Египет превратился в бойкое место экзотического отдыха.

 
Призраки колониальной эпохи все еще бродят по египетской столице. Чтоб столкнуться с ними, достаточно взглянуть на отели «Виндзор» или «Континенталь» – обветшалые и потускневшие, они хотя бы целы в отличие от «Шепердса», самой фешенебельной некогда гостиницы, от которой не осталось даже камня.

  

Можно прогуляться по бульвару Талаат-Гарб, который называли османским Парижем, посетить Площадь Оперы (здание театра, где в 1871 году состоялась премьера «Аиды», сгорело дотла) или остров Гезиру, обустроенный венскими и парижскими зодчими. Наконец, один из самых красочных памятников колониализму – дворец барона Эмпейна. Инженер-путеец из Бельгии, построивший в Каире трамвайную сеть, возвел замысловатое строение в 1905 году, приобщив к его отделке скульпторов из Индонезии. Несмотря на то, что абсолютно нетипичное по стилю, огромное здание – манящий памятник архитектуры, замок пустует и разрушается, как, впрочем, многие другие достопримечательности эпохи британского протектората.


Мемуары, повествующие о колониальных временах, изобилуют рассказами о роскошных балах хедива, где восточная пышность сливалась с европейской изощренностью и космополитизмом… О кофейнях «Гроппи», которые открыли швейцарские предприниматели и где подавали кофе со льдом, лучший во всем мире…

Об учрежденных европейцами и американцами колледжах и университетах, где добротное образование сочеталось со спортом… Танцы и теннис, ипподром и опера, крикет и крокет – у богатых каирцев было все то же, что у праздных европейцев.

 

Король выпал из колоды


Надо сказать, особо религиозным Египет не был никогда, тем более в ту просвещенную пору. К 40-ым годам шариат в стране сошел на нет, потеряв юридическую функцию, а ислам, казалось, стал частью культурного наследия, но не образа жизни.

Король Фарук с сестрами.

 

Неудивительно, если учесть, что в стране проживали многотысячные греческая, еврейская, армянская общины, большую роль играли христиане-копты, а банки принадлежали англичанам и французам. Собственно, именно пестрое национальное многообразие способствовало тому, что страна катилась в будущее по светским либеральным рельсам.

Королева Назли, мама короля Фарука.


Особенно при короле Фаруке – последнем монархе, который получил образование в Британии и был крайне далек от религиозных стереотипов. На пашу король походил, разве что, феской – на фотографиях мы видим джентльмена в мундире или смокинге рядом с женой, чье открытое платье напоминает гаремное облачение не больше, чем кокетливая вуаль на шляпке – глухую паранджу. Кстати, мемуаристы утверждают, что высокая мода в те времена создавалась как раз в Каире и в Александрии, лишь спустя сезон «переезжая» в Милан и Париж, а частой гостьей на модных показах в столице Египта была императрица Евгения, последняя супруга последнего Наполеона.


Возможно, управляй Фарук с хозяйственным толком, светский уклад существовал бы и сегодня. Но государственным умом щеголь-король не отличался – недовольство низов его расточительным стилем накапливалось, выплескиваясь на интеллигенцию, на иноземцев, на всех «понаехавших». «Майданы», на которых требовали, чтоб кяфиры убирались вон, следовали один за другим, и дело закончилось переворотом в 1952 году, в результате которого власть одержали военные. Опереточного короля лишили гражданства, и Фарук уехал… Конечно же, в Европу и провел остаток жизни на берегу Лигурийского моря.

 

«Заставьте женщин носить хиджаб!»


О первых шагах Гамаля Насера, вознесенного на гребень власти военным мятежом, можно сказать кратко: в Египте начался грабеж, завуалированный термином «национализация». У европейцев отнимали не только бизнес, но имущество вообще. Выдавливая «белых» из страны, пришедшие к власти арабы практиковали откровенное насилие, и результат, конечно, был достигнут: в стране пирамид не осталось ни единого европейца.


Впрочем, пылкий сторонник панарабизма, Насер в то же время был социалистом, что несколько уравновесило его мировоззрение. Во всяком случае, он полагал, что строит светское, передовое государство. В отличие от «Братьев-мусульман», радикальной исламистской партии, видевшей Египет в чадре и тюрбанах. Однажды, выступая перед публикой, Насер рассказал, что пробовал найти с «Братьями-мусульманами» общий язык, но решил, что это невозможно, как только прочитал первый же пункт их ультиматума. В нем значилось: заставить женщин Египта носить хиджаб. Аудитория, состоящая из студентов, не поняла: что-что носить? Президент объяснил: покрывало, под которым, утверждают «Братья-мусульмане», женщина обязана прятать свои волосы. В зале раздался смех – молодые люди, которые подобных женщин не видели никогда, сочли рассказ Нассера анекдотом. Но прошло не так уже много времени… И анекдот стал претворяться в жизнь.

Городской пляж, 1964 г.


«Братья-мусульмане»: прыжок во власть


Возврат к прошлому наметился еще в 70-ых, когда президент Садат амнистировал «Братьев-мусульман»: все популярней становятся в те годы исламские журналы и книги, а также проповеди имамов, записанные на кассеты. Дальше – больше. Вдруг начались публичные «покаяния» известных египетских актеров и певцов, которые, ударившись в исламскую доктрину, прилюдно осуждали свое прошлое, прежнюю профессию, искусство вообще. Мужчины все громче стали настаивать, чтоб женщины одевались «подобающе».

 

Египетская актриса Шамс Эль Бароуди. Сегодня она уже носит никаб.

 

Неудачные военные операции против Израиля, «хлебные бунты», тотальная коррупция, а также близость Саудовской Аравии, где ислам достиг фанатизма, делали свое дело, толкая общество в мечети и медресе. Это ведь не ново – искать ответы и поддержку в той или иной религиозной концепции: Египет устремился к панисламизму, как Нил к Средиземному морю.

 

Модная религия и религиозная мода


Сейчас на улицах в Египте мало можно встретить женщин в «цивильной» юбке до колена и с непокрытой головой, хоть именно так выглядели матери и даже бабушки современных египтянок.  При этом роль накидки, ее изначальная суть, которая в том, чтоб отвлекать нескромные взгляды мужчин от внешности женщины, искажена до пародийности. Многие модницы ухитряются демонстрировать и свою религиозность, и женственность.

 

Запрещены декольте? Что ж, красавицы сначала надевают нечто тонкое, в обтяжку, с длинным рукавом, а сверху топ или платье на тонких бретелях. Несмотря на то, что выглядит этот капустный костюм несуразно, тем более, в жару, и провоцирует внимание мужчин гораздо больше, чем обнаженный локоть, подобные наряды в некогда-то стильном, утонченном Каире – распространенный «писк».


При этом объяснить, зачем им хиджаб, многие женщины не в состоянии. Они говорят, что так велит религия, что хиджаб – их личный, без давления выбор, однако на вопрос, «что будет, если завтра ты не наденешь накидку», отвечают, что это вызовет гнев мужа, отца или старших братьев.
Ситуация достаточно абсурдная. В то время, как в соседних мусульманских странах женщины сражались за право не носить покрывала, в Египте все наоборот. Сначала телеведущие стали появляться в кадре, закутанные в ткань по брови, затем забастовали стюардессы – требовали, чтоб им разрешили работать в накидках. А ведь дресс-код и в школах, и в других «казенных домах» многие годы был светский: Египет слишком зависит от иностранных туристов, чтоб отпугивать их мрачными хламидами. Однако, судя по всему, мужьям и старшим братьям удалось убедить своих женщин, что мнение кяфиров не столь уж влиятельно, а хиджаб – непреложный элемент ислама. Но так ли это?


«Неужели мне нужно сломаться?»


Преподаватель Хала Камаль, адвокат Марва Шараф Эль-Дин, врач Амаль Абдель Хади и другие активистки убеждены, что Коран не содержит распоряжений относительно хиджаба. «Как люди, выросшие в мусульманских семьях, мы хотим освободить нашу веру из тисков грубой, бескомпромиссной интерпретации. Сегодня мы видим, как радикалы пытаются выдать деспотическую идеологию за истинный облик ислама», говорят они. Но только голос этих женщин почти что неслышен.
«Неужели мне нужно сломаться, неужели, чтобы быть египтянкой, я обязана говорить «да», вопрошает Марва Шараф Эль-Дин в одном из своих заджалов – арабском стихотворении.


Впрочем, против хиджаба ополчились и отдельные мужчины. Среди них – журналист Аалам Вассеф: «У моей сестры есть право одеваться, как ей нравится», прокламации такого содержания он раздает на площади Тахрир. «Все преступницы в тюрьмах замотаны в хиджаб, – уверяет его коллега, Шариф аш-Шубаши, – разве может отрезок ткани олицетворять мораль? Хиджаб символизирует не честь и достоинство, а сексуальные комплексы и озабоченность в головах мужчин». Он также утверждает, что по меньшей мере 70% девушек носят накидки «из-за угроз и страха».

 

Что бы сказала Шаарави?


Критики, похоже, правы. Повсеместное ношение хиджаба не сделало египтянок счастливее, а общество более нравственным.   Да, трудно, почти невозможно поверить, что легендарная Худа Шаарави, прилюдно сжегшая чадру почти сто лет назад, была египтянкой. Что никто ее за это не убил, не покалечил и не проклял. Что тысячи египтянок последовали ее примеру. Худа, между прочим, искренне верила, что права женщин зависят от уровня их образования.

 

Что бы сказала первая феминистка Египта сегодня, узнав, что очень многие ее соплеменницы имеют диплом, но по-прежнему ущемлены в правах и прячутся в накидки?

 

Давайте пройдемся по улицам Каира 50-х и 60-х годов...познакомимся со страной, которой больше нет.

 

 

 

 

 

Прочитано 9242 раз Последнее изменение Вторник, 22 сентября 2020 12:51
Анастасия- Akar Real Estate

Две щепотки суетных мыслей...

"Алиса в стране чудес"

 

Спасибо, что читаете мой блог. Пожалуйста, возвращайтесь скорее, а я постараюсь порадовать Вас новыми записями!
 
Я, Анастасия
Немного обо мне.


Египет стал моим домом много лет назад, я с удовольствием делюсь своим опытом жизни в этой солнечной стране.

Мне есть о чем рассказать.
 
 

Anastasia osama verh

Анастасия
Учредитель Akar Real Estate

В Египте с 2008 г.

Мне есть о чем рассказать.

Официальные соц сети
    

Получать новые статьи Блога

 

Сегодня читали...

Как я рамаданилась в Хургаде

Рамаданиться- на хургадинском жаргоне русскоговорящих резидентов, значит поститься в мусульманский праздник Рамадан. Это у меня не первый год, когда я…

Вспомним как это было...

Давайте вместе понастольгируем над ушедшими временами, когда Египет был открыт. Тогда хабибы были обласканы и сыты. Никакой морали в этом…

Кто тут?

Сейчас 197 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Меню

Сейчас читают

  • Разводим цветы в Хургаде
    Разводим цветы в Хургаде Я, как выяснилось, оказалась заправским садоводом и фермером! Пока, моя плантация ограничивается балконом в моей египетской квартире, но да не беда. Есть где разгуляться! Приглашаю Вас сегодня ко мне в гости и заодно послушать о…