Сайт joomix.org
Интересное о Египте
Вторник, 11 октября 2016 08:57

Пока Египет не разлучит нас. Глава 6.

Автор
Оцените материал
(15 голосов)

Друзья, доступна очередная глава романа Марии Солодовник "Пока Египет не разлучит нас" под таинственным названием "Зазеркалье". В ней, мы вместе с главной героиней- Дарьей окунемся в будни отельной жизни, узнаем о тайных конфликтах и кознях русскоязычного персонала отеля. С новой стороны откроются для нас образы благопристойных постояльцев. Этой главой завершается важный период жизни Дарьи в Хургаде. Вас ждет еще много неожиданных поворотов сюжета в будущем. А сейчас, устраивайтесь поудобнее...

 

Зазеркалье 

 

 1 глава "Побег" 
 2 глава "Хургада- это там где  ветер..."
 3 глава "Первые слезы"
 4 глава "Оазис"
 5 глава "Мама Роуз"
 6 глава "Зазеркалье"
7 глава "Сан Стар"
8 глава "Пицца-паб"
9 глава "Скарабей"
10 глава "Рамадан"
11 глава "Август"
12 глава "Дахар"
13 глава "Эль Каусер"
14 глава "Дождь"
15 глава "Катастрофа"
16 глава "Разлука"

– Сегодня приезжает королева, – сказала за завтраком миссис Розмари.
«Королева? – не поверила своим ушам Дарья. – Это кто ещё такая? Я думала, миссис Розмари и есть Королева во всём этом зазеркалье».
– А кто она такая? – спросила Дарья вслух, еле скрывая любопытство.
– Фрау Вольф с супругом. Пренеприятнейшая особа, скажу я тебе! Думает, как приезжает сюда в двадцать девятый раз, так всё ей позволено. Даже не поздоровается никогда, хотя знает тут всех до одного.
«Ох, ну ничего себе! – изумилась Дарья. – Оказывается, тут конкурируют между собой не только сотрудники, но и гости. Интересно, как она выглядит, эта фрау Вольф?»


Как выглядит фрау Вольф, Дарье представился случай узнать в тот же вечер. Закончив смену в ресторане, она уже шла в офис мимо тех самых столиков, за которыми они с миссис Розмари сидели в самый первый день её приезда, как вдруг услышала, что её зовут. За столиком попыхивала сигареткой сама Мама Роуз вместе с какими-то двумя другими дамами, тоже не первой молодости:
– Дарья! Иди к нам! Познакомься, это – мои приятельницы,  Хельга и Урсула. Они из Дании, и мы часто проводим время здесь вместе. Присядь, поболтай с нами немного, – пригласила она её.


У Дарьи не хватило духу отказать многоуважаемой гостье, и она послушно села рядом, начав привычный разговор-знакомство.
– О, фрау Вольф идёт! – вдруг мотнула головой госпожа Хельга. – Терпеть её не могу! Вы только посмотрите на неё: это же мужик в юбке! Я не удивлюсь, если узнаю, что у неё под юбкой торчит пенис!
«И эти туда же! – подумала Дарья, разглядывая замысловатые татуировки на загорелом до черноты предплечье госпожи Хельги. – Интересно, фрау Вольф хотя бы догадывается, сколько у неё здесь недоброжелателей?»
– Хельга, ну что ты такое говоришь! – пристыдила её миссис Розмари.
– А что я такого сказала? Разве она не похожа на мужика?
– Хельга, я тоже недолюбливаю её за высокомерие, но нельзя же осуждать человека за его внешность!
Тут к их столику подошёл молодой египтянин в красивом европейском костюме.
– Хоссам! – воскликнули хором все женщины – Только посмотрите, каким фраером он теперь стал! Давненько мы тебя не видели!
– Да-а-а, – отвечал Хоссам, довольно улыбаясь, – я теперь в Москве живу. Изучаю русский язык, работаю администратором в ресторане.
– О, тогда ты можешь поговорить с Дарьей на её родном языке! – указали все дружно на Дарью.
– А ты надолго к нам? – спросила его миссис Розмари, когда Хоссам обменялся с Дарьей несколькими фразами на русском языке.
– На недельку. Потом назад – жена ждёт, дела!
– Так ты женился!
– Да, женился на русской. Сейчас вот хотим квартиру купить. Знаете, теперь я могу сказать, что стал совсем счастливым человеком…
– Хоссам, а ты изменился, – вдруг сказала госпожа Хельга серьёзным голосом.
– Я? Ну, да. Счастье меняет человека!
– Я о другом. Я же помню тебя ещё мальчишкой, как ты тут на ресепшене бегал, у всех на подхвате.
– Ну и что? – сползла улыбка с лица египтянина. – Все когда-то с чего-то начинали.
– А теперь ты загордился, нос кверху дерёшь, – не унималась дама.
– Хельга, прекрати сейчас же! – вмешалась миссис Розмари. – Хоссам, не обращай на неё внимания, она просто выпила лишнего сегодня.
– Зачем она так? – Вскипел египтянин. – Я же сюда как домой вернулся, хотел радостью своей поделиться!
– Я правду сказала! – продолжала Хельга. От неё и в самом деле сильно несло алкоголем, и язык её уже плохо слушался.
– Хельга, если ты сейчас же не прекратишь, я больше никогда не буду с тобой разговаривать! – пригрозила миссис Розмари.


Дарья только и успевала, что наблюдать, как меняются вокруг неё человеческие настроения и лица. Хельга умолкла, её спутница так и не проронила ни слова. В повисшей тишине были слышны только отзвуки музыки, идущие откуда-то от ресторана. Хоссам, сжав кулаки развернулся, и, не говоря ни слова, удалился, а на его месте возникла супервайзер Надя:


– А ты чего тут сидишь прохлаждаешься? Тебе ещё отчёт делать. Я не хочу сидеть здесь до ночи из-за твоего отчёта!
– Слушаюсь! – ответила Дарья по-арабски, надеясь, что Надя хотя бы это слово знает и оценит весь сарказм этой фразы.
«Всё-таки, в какое же удивительное место я попала! – размышляла Дарья в тот вечер, возвращаясь к себе в комнату. – Здесь человеческие страсти бурлят похлеще, чем в адском котле. А я-то думала, отель – солнышко, пляж, цветочки…»


***


Когда на следующее утро Дарья пришла на завтрак, за их привычным столиком сидела только миссис Розмари.
– Я хочу извиниться перед тобой за вчерашнюю сцену, – сказала она Дарье, прежде чем та успела открыть рот и что-либо сказать.
– О, не беспокойтесь, Мама Роуз! – отвечала ей Дарья. – Я прекрасно понимаю, что стала свидетельницей сцены, которую не должны были слышать мои уши.
– А Надя-то как с тобой разговаривает! – продолжила она. – Я не знаю русского языка, но её тона было достаточно, чтобы понять, как грубо она тобой командует. Завидует она тебе, ох, завидует! Я скажу Люаю, чтобы он поговорил с Надей. Похоже, она опять стала слишком много себе позволять. Уж сколько девочек она отсюда выжила, ты не представляешь! Да не бойся ты! – добавила она, заметив, как округлились Дарьины глаза. – Надя не узнает, что это я его попросила.
– А он может на неё повлиять? – с опаской спросила Дарья, вспомнив, какие слухи ходили о Наде и Карстене.
– Ну, конечно! Это же F&B менеджер – Food and Beverages! – от него тут много чего зависит. Не переживай, всё будет хорошо. Ну, ладно, тихо, вон они все уже идут.


В ресторан действительно зашли Дарьины коллеги.


– Луиза, у тебя что, новый поклонник? – осведомилась миссис Розмари. – Откуда у тебя такое колечко?
У Луизы на пальчике и вправду сиял камешком красивый перстенёк, но она не успела ничего ответить, потому что вместо неё отвечала Надя:
– Ах, мама Роуз, жаль, что Вы не были вчера на «капитанском ужине»!
– Да не люблю я эти их застолья, - проворчала миссис Розмари. – Чего я там не видела?
– А вот как раз вчера там было на что посмотреть! Потому что, когда вышла выступать танцовщица беллиданс, миссис Морган – Вы же помните эту полную пожилую леди – стала вдруг громко рассуждать: «Какая же она худенькая! Эти молодые вечно так себя изнуряют диетами, чтобы оставаться стройными. Как хорошо, что я уже вышла из того возраста, когда нужно следить за фигурой! Теперь я могу есть всё что угодно!». А миссис Адамсон, которая сидела напротив, почему-то приняла эти слова на свой счёт, страшно обиделась и стала кричать: «Да, я молода, и оставаться стройной – это мой выбор! И не Вам судить, что и когда мне кушать!».
– Вот как? – Переспросила миссис Розмари. – Какая странная реакция.
– Да они чуть не подрались! – продолжала Надя. – Хорошо, что Луиза была рядом и успела вовремя их утихомирить. Миссис Морган потом ещё долго плакалась ей на свою жизнь. Вы же помните, она чувствует себя очень несчастной после внезапной смерти мужа. А потом она сняла с пальца перстенёк и подарила его Луизе. Правда, Луиза?
Девушка всё это время молча слушала Надины впечатления о вчерашнем вечере и в ответ только кивнула, скромно заулыбавшись.
– Хм, – скривилась миссис Роуз, – Я тоже овдовела пару лет тому назад и очень тоскую по Роджеру, однако это не даёт мне права раздражаться по пустякам и накидываться на людей.
«Вот это высший пилотаж! – всё думала Дарья, с восхищением глядя на Луизу. – Всё-то неё получается так чётко и по делу. И слова лишнего никогда не скажет! Вот у кого стоит поучиться профессии «гест-релейшнз».
Но подступиться к молодой немке было не так-то просто. Всегда вежливая и отзывчивая, она никогда не рассказывала о себе и держалась со всеми на почтительном расстоянии.
Зато на следующей неделе Дарье наконец-то представился случай побывать до конца на «капитанском ужине» и даже посидеть за одним столом с гостями. В очередное воскресенье, когда обычно проводились такие ужины, Надя и Вера, ничего не объясняя, просто сказали ей «Идём с нами!», усадили за длинный деревянный стол, где-то посредине, так что по левую руку у Дарьи оказались «русские» гости, а по правую – «английские», и сказали: «Поддерживай разговор, как на обычном ужине».


Ужин был в египетском стиле. На площадке под открытым небом, возле так называемого «шиша-бара», где в обычные дни отдыхающие сидели на бархатных низких диванчиках и курили кальяны, в тот вечер были установлены длинные ряды деревянных лавок и столов. За ними сидели гости, каждый на своём месте, согласно тщательно составленным накануне спискам. А официанты, специально наряженные в национальные египетские одежды, разносили блюда, которые можно встретить на традиционном праздничном столе обычного египтянина – куски запечённого барашка, курицу-гриль и «кофту», гарниры из бобовых и всевозможные овощные закуски. Горячие, воздушные лепёшки горками лежали в больших глиняных мисках. Гостям наливали алкогольные напитки, а гест-релейшнз – воду.


– Ну у Вас и выдержка! – смеялись русскоязычные гости. – Это ж надо, пить воду, когда вокруг вина рекой льются!
– Я при исполнении! – отшучивалась Дарья.


Отсмеявшись над анекдотами и шутками русских гостей, Дарья вспомнила об англичанах, сидящих справа от неё. «Надо их чем-нибудь удивить!» – решила она.

Еще интересная статья...

апреля 16, 2017

Эль Гуна- курорт Красного моря

in Город Хургада by Анастасия Осама
Сегодня в Египте появились новые ультрасовременные курорты высочайшего уровня, такие как приватный Макади и неподражаемый Сахл Хашиш. Но все они являются своеобразными "детьми" Эль Гуны, пленяющей своим изяществом и изысканной красотой.


– Господа! – обратилась она к ним громким голосом. – Сегодня у нас ужин в египетском стиле, и так как египтяне традиционно не пользуются вилками, то Вы также можете сегодня есть руками, помогая себе лепёшками!
И для пущей убедительности, она взяла лепёшку, и подхватила ею кусочек курятины, как учил её когда-то Питер. Но англичане вежливо кивнули и продолжали стучать вилками, изредка обмениваясь общими фразами.
– Извините, пожалуйста, не могли бы Вы мне помочь, – вдруг обратился к ней мужчина, сидящий рядом. – У моего сына проблемы с умственным развитием, и ему нельзя употреблять алкоголя больше одного бокала в день. Предупредите, пожалуйста, официанта, чтобы он больше не наливал ему.
Дарья посмотрела туда, куда указывал ей гость, и увидела в самом начале стола молодого человека, который что-то мычал и, отчаянно жестикулируя, показывал на свой бокал. Женщина (очевидно, его мать), сидевшая рядом, пыталась успокоить разнервничавшегося парня. Дарья знала, что британцы не исключают из своего общества инвалидов, в том числе и умственно отсталых, поэтому без лишних слов встала со своего места и пошла предупредить официантов.
– Меня зовут Уильям Грей, – представился мужчина, поблагодарив Дарью за выполненную просьбу. – Вы давно здесь работаете?
Дарья вежливо отвечала на вопросы англичанина, и сама не заметила, как рассказала ему и о своей жизни на Родине, и о том, как она попала на работу в отель, и о планах на будущее.
– А я – отвечал мистер Уильямс, – социальный работник. Но к этой профессии тоже пришёл не сразу. Начинал с плотника, – усмехнулся он, – потом на рыболовецком судне работал – да чего только не было в моей биографии! Но я больше всего люблю общаться с людьми и помогать им, так что, в какой-то мере, мы с Вами коллеги.


Тут зазвучала музыка, и на площадку вышла танцовщица беллиданс. Это была настоящая египетская танцовщица, и, забыв обо всём на свете, Дарья погрузилась в феерическую атмосферу арабской музыки. Она ловила каждое движение выступающей перед публикой девушки, отбивала ладонями ритм и кивала головой на сильные доли каждого музыкального такта.


– Вы так увлечённо следите за выступлением, – услышала она вдруг голос мистера Уильяма, – что мне кажется, Вы тоже умеете так танцевать.
– Умею, – кивнула Дарья, не отрывая взгляда от шоу на площадке.
– Простите, что я Вам это говорю, – продолжил он, – но если это так, то Вашему партнёру в жизни должно быть очень повезло с Вами. Танцовщицы беллиданс – очень сексуальны.
«О Боже, зачем я это сказала! – подумала Дарья. – В Европе, конечно, отношение к сексу гораздо проще, чем здесь, но всё же это был достаточно фривольный комплимент».


Ах, если бы в жизни можно было хоть иногда нажимать кнопку «Escape» и отменять совершённые ошибки, как на компьютере! К сожалению, технический прогресс пока что не дошёл ещё до таких высот, и сказанное слово тут же разлетелось над столом, приумноженное в несколько раз.


– А Вы знаете, что наша очаровательная гест-релейшнз Дарья умеет танцевать так же, как эта девушка? – Обратился мистер Уильям к остальным гостям, уже изрядно подвыпившим и разгорячённым вечерним шоу.
– О, тогда в следующий раз мы увидим её в новом амплуа! – засмеялись они в ответ. – В таком же костюме, как у неё!
Проводив танцовщицу, русские гости стали понемногу расходиться. Дарья глянула на часы: было девять часов. Её рабочая смена заканчивалась, и она решила, что пришло время покинуть это весёлое общество.
– Друзья, – объявил всё тот же мистер Уильям, – к большому сожалению, Дарья должна нас покинуть! Давайте пожелаем ей приятного вечера.
– У-у-у-у, как жаль! – воскликнули англичане, у которых, похоже, вечер был как раз в самом разгаре. Мистер Адамсон вдруг поднялся со своего места и поцеловал Дарье руку.
– Нам будет очень не хватать Вас, – произнёс он. – Приятного вечера!
– Ты куда? – Спросила её Надя, едва Дарья отошла от стола.
– Так смена закончилась, пора уходить.
– Ты никуда не уходишь, сидишь здесь до последнего гостя. – Скомандовала Надя.
– Господа! – радостно воскликнул англичанин, поцеловавший Дарье руку. – Наша гест-релейшнз Дарья пошутила, и вернулась к нашему столу, чтобы и дальше радовать нас своим присутствием!
Градус веселья заметно повысился, и англичане встретили эту новость аплодисментами:
– Милости просим! С возвращением!
От их прежней чопорности с начала ужина не осталось и следа. Гости, шутили, смеялись, рассказывали какие-то анекдоты, и Дарья с удовольствием поддерживала их беседу, радуясь возможности попрактиковаться в «настоящем» английском.
– А давайте играть в игру! – Вдруг предложил мистер Уильям. – Она называется «Что бы вы сделали, если…».
Все дружно согласились.
– Итак, я начинаю! Что бы вы выбрали, если бы Вам предложили каждый день есть на завтрак одно и то же блюдо?
– Блинчики!
– Яйца под майонезом!
– Овсянку! А что тут смешного? – снова начала закипать та самая миссис Адамсон, которая устроила скандал на прошлом ужине для VIP-гостей. – Вы же не будете мне указывать, как миссис Морган, что и когда мне есть. Слава Богу, сегодня её здесь уже нет!
– Ну, хорошо, – попытался отвлечь всеобщее внимание мистер Уильям, затеявший эту игру. – А вот какой фильм Вы бы взяли с собой, если бы собрались провести месяц на необитаемом острове?
– «Крепкий орешек»!
– «Казино Рояль»
– «Унесённые ветром»!..


…И давно уже опустели все длинные деревянные столы, за которыми сидели приглашённые VIP-гости, а подвыпившие англичане всё ещё пели заздравные песни и рассказывали друг другу истории из жизни.
В свою комнату Дарья вернулась поздно, ближе к полуночи. Но она была совершенно счастлива от того, что смогла достойно завершить этот вечер с иностранными гостями, став для них если не душой компании, то уж точно равноправным участником их задушевных посиделок. А ведь доверие гостей – залог успеха в работе «гест-релейшнз».


***


На следующий день Дарья сидела в их офисе и перебирала анкеты, собранные накануне в ресторанах а-ля карт. Напротив неё, за другим столом, сидела её супервайзер и тоже молча стучала по клавиатуре.
– Хм, странные эти гости, – сказала Дарья вслух, обращаясь к Наде. – Анкеты же только про ужины в ресторанах а-ля карт, а они в пожеланиях пишут «Добавить на завтрак горячие круассаны и манную кашу в детское меню». Я не буду заносить эти комментарии в файл, да?
– Ты запишешь всё, что есть в анкете, а потом ещё и передашь пожелания на кухню и позвонишь гостям в комнату, спросишь, всем ли они довольны, – процедила сквозь зубы Надя.
– Ну, ладно, – встала Дарья из-за стола, желая поскорее сбежать от этого неприятного соседства.
– Ты куда? – остановила её Надя.
– На кухню, передавать просьбу.
– Ты что, специально дурочкой прикидываешься? Разве не понятно, что сначала нужно анкеты все обработать, а потом уже на кухню идти! – уже окончательно разозлилась она. – И вообще, у нас работы много. Луиза сегодня выходная, Вера в отгуле, а нам вдвоём нужно ещё подготовить поздравления с днём рождения, письма отъезжающим и приезжающим, и распечатать график мероприятий анимационной команды.
«И чего это она пар из ушей пускает? – удивлялась про себя Дарья. – Как с цепи сорвалась! Наверно, права была миссис Розмари, не иначе как завидует она мне чёрной завистью. Британские гости-то вчера не хотели меня отпускать с ужина и радостно хлопали в ладоши, когда я вернулась к ним. А Надька ведь всё замечает».


Она еле дождалась вечера и открытия ресторана на ужин и, улучив момент, когда Надя вышла в туалет, выскользнула из офиса.
«Сейчас пойду на кухню, передам им просьбу про манную кашу и круассаны, а потом можно будет между столиками походить, с гостями пообщаться, так смена и закончится. Лишь бы не сидеть в одном кабинете с этой злющей Надькой! – рассуждала про себя Дарья, стараясь проскользнуть мимо офисного туалета незамеченной. – Да, и на ресепшен надо бы зайти, глянуть в книгу отзывов и предложений. Интересно же, что там про меня написали Святлана Максимович и её подруга!»


На кухне готовили десерт на завтра: поливали большие воздушные шарики бело-шоколадной глазурью. Дарья знала этот трюк из какого-то видео в интернете, и живо представила себе, как они помесят эти «глазурованные» шарики в большой промышленный холодильник, дадут глазури застынуть, а потом с весёлым шумом проколют их, шарики лопнут, а застывшая глазурь образует корзинки, куда положат пирожные и прочие сладости.


– А где шеф Ислам? – спросила она у поваров.
– А, вон он! – отвечали ребята.
Дарья обернулась, и увидела шеф-повара вместе с другими работниками кухни. Все они улыбались, громко галдели о чём-то своём и размахивали руками.
«Вот где весело, – подумала она. – Всё от начальника зависит. Вот шеф Ислам – весёлый и добрый, и на кухне у него хорошо и уютно. Не то что у нас».
– Как дела? Что нового? – спросил шеф по-арабски, заметив Дарью.
Дарья передала ему просьбу гостей.
– Ты, кажется, чем-то расстроена? – заметил он уже по-английски.
– Да Надя меня достала уже. Сил моих больше нет терпеть её.
– Понимаю, – закивал шеф в ответ. – Она совсем бешеная, от неё весь отель стонет. И ведь сама она не уйдёт никуда отсюда. С Карстеном они заодно. – Шеф Ислам сделал характерный жест, сцепив перед собой два указательных пальца.
– Вот-вот! И Карстен меня достал тоже! Всё ходит по отелю да ругает всех, а на самом деле, ну какая от него польза?
– Да уж, – понимающе закивал головой шеф, – генеральные менеджеры все такие и есть. Только ходят по отелю и делают вид, что всё контролируют. А вот попросишь у него что-нибудь для дела, разве он даст? Как будто я у него для себя что-то прошу! Я давно уже понял, что просить у него что-либо вообще бесполезно.
– Ага, и жадина он ещё тот! – согласилась Дарья. – Представляешь, у нас в офисном холодильнике шоколадка валялась недели две, и никто про неё не вспоминал. Так оказалось, это была шоколадка Карстена. И когда Надя решила её поделить нам всем к чаю – пропала бы ведь! – так Карстен явился, тут как тут, и начал кричать: «Где моя шоколадка! Верните мне мою шоколадку!». И ты думаешь, на этом дело и закончилось? Ничего подобного! Пришлось Наде сфоткать обёртку и пойти по всем магазинчикам Мадинат Макади в поисках именно этой марки. Но именно такая шоколадка здесь не нашлась, и Надя дала пятьдесят фунтов ребятам с ресепшена, кто в Хургаду ездит, чтобы они там нашли такую же. А иначе он бы не успокоился. Уж насколько у меня с Надей непростые отношения, и то мне её просто жалко было. Вот тебе и генеральный менеджер!
– Д-а-а-а. Надо тебе сбежать куда-нибудь. Разве мало в Хургаде отелей? Наверняка есть местечко получше. Ладно, я дам тебе знать, если узнаю, что где-нибудь требуется гест-релейшнз. А как ты вообще сюда попала?
– Купила билет и приехала, – ответила Дарья, благоразумно решив опустить все подробности поиска работы при помощи Питера.
– И сразу к нам?
– Нет, я сначала отдохнула в другом отеле, в Хургаде.
– Правда? А в каком?
– В «Шедване».
– В «Шедване»! У меня в Дахаре квартира, прямо за поворотом от «Шедвана», пять минут ехать. Получается, мы были почти соседями! И как это мы ни разу не встретились там? А ты куда сейчас? – вдруг спросил он. – В Хургаду не собираешься? Могу подвезти.
– Нет, спасибо! – отказалась Дарья. – У меня сегодня вечерняя смена. Я – в ресторан. С гостями пообщаюсь.
– Сегодня там инспекторы из «Кристалла» работают, вам там сегодня делать нечего, – покачал головой шеф.


Как же она забыла! Раз в неделю в отель приезжала специально нанятая независимая компания, и её инспекторы проверяли в ресторанах чистоту и порядок, соответствие названий блюд содержимому кастрюль и подносов на шведском столе, а также сами беседовали с гостями, оценивая их мнение по какой-то своей особенной шкале. Работники отеля как заинтересованные лица в эти дни в ресторан не допускались.


– Ты где была? – услышала Дарья по дороге в офис грозный окрик Нади за своей спиной.
– На кухню ходила, пожелания гостей передавала, – отвечала она.
– А теперь куда направилась?
– В туалет! – уже теряя терпение, чуть не крикнула Дарья.
– Туалет у нас в офисе есть, зачем ты на ресепшен идёшь?


В тот вечер они сидели в офисе допоздна, как будто стремясь переделать всю работу вперёд на два дня, а потом Надя потянула её за собой во двор выяснять, что это за шум возле спальных корпусов. Оказалось, прорвалась местная канализация, и аварийная машина приехала откачивать нечистоты.


«Что-то не пойму я эту Надю, – размышляла Дарья, устало шлёпая в общежитие в начале одиннадцатого вечера. – То гоняет меня по всей территории, как гончего пса, то шагу не даёт ступить без разрешения. Почему она меня сегодня никуда не отпускала от себя?»
А наутро, когда Дарья, наконец-то дошла до ресепшена и открыла книгу отзывов и предложений, то обнаружила, что страниц за 1 и 2 мая в книге просто не было.


«Как-то интересно получается, – говорила она себе. – Я же точно помню, как Святлана сказала: «Мы там отзыв про Вас в книге на ресепшене записали вчера». То есть это должно было быть 1 мая, такую дату не перепутаешь. А тут за 30 апреля отзывы есть, за 3 мая тоже есть, а между ними за два дня отзывов нет вообще». Страницы в книге были не пронумерованы, и держались на металлических канцелярских скобах, поэтому отследить, были ли они вырваны, уже не представлялось возможным.


– Вот потому она тебя и не отпускала от себя ни на шаг, – сказала ей потом миссис Розмари, – точно страницы она вырвала и хотела, чтобы ты этого не заметила. – Завидуют они тебе обе, и Вера, и Надя. Ещё бы, тебя все британские гости успели полюбить уже, ведь твой английский кому угодно даст фору. Да и выглядишь ты прекрасно, думаешь, они на это не обращают внимания? Ещё как обращают! Вот и строят козни.


Через несколько дней Дарье снова позвонил Питер:
– Даша, привет! В отеле «Сан-Стар» требуется гест-релейшнз. Я увидел объявление в группе на Фейсбуке и позвонил в тот отель. Я же помню, что ты уже снова работу ищешь! – пояснил он. – Там супервайзер из Туниса - её Дина зовут – и я договорился с ней по-арабски о твоём собеседовании. Она ждёт тебя завтра утром, после одиннадцати. Запиши на всякий случай её телефон.


«Консьерж-сервис» Питера снова оказался как нельзя кстати. Ну что ей оставалось делать? Ведь доступа к интернету в Макади у неё не было, а терпеть и ждать, пока шеф Ислам услышит о вакансии в другом отеле, у Дарьи не оставалось ни сил, ни времени. Срок её туристической визы истекал вместе с испытательным сроком, а она уже твёрдо решила, что надолго здесь не останется.
– Ты завтра в какую смену работаешь? – продолжал инструктировать её Питер.
– В вечернюю.
– Вот и отлично. Выходи завтра утром на дорогу на выезде из отеля, там дождёшься, когда будет проезжать мимо городское такси. Они часто кого-нибудь отвозят и привозят туда, так что голосуй, не бойся, и поезжай в Гранд Макади. Это совсем недалеко от твоего отеля, как раз успеешь до начала работы.

 

***


Дарья всё сделала так, как сказал ей Питер, и в назначенное время она уже сидела в лобби отеля «Сан-Стар», ожидая, когда Дина выйдет с утренней планёрки. Дина оказалась красивой женщиной с большими тёмными глазами и пухлыми губами, накрашенными ярко-красной помадой. Как и многие женщины в современном Тунисе, она не носила хиджаб, а её длинные чёрные волосы свободно ниспадали по плечам и ниже, до самого пояса. Вся её колоритная внешность напомнила Дарье популярную на Ближнем Востоке певицу Мону Амаршу, которая тоже была из Туниса, но не такая пышнотелая, как Дина. И пока она поясняла условия работы, Дарье всё время казалось, что вот-вот она взмахнёт рукавом своей белой блузы, достанет откуда-то из складок одежды микрофон и запоёт сладким голосом о том, как же славно живётся гест-релейшнз в отеле «Сан-Стар». Однако это первое впечатление было обманчивым. Голос у Дины был не приторно-сладкий, как у певицы Моны, а достаточно низкий, с властными нотками, которым она с успехом пользовалась, покрикивая между делом на уборщиков, суетящихся с тряпками вокруг столика гест-релейшнз. Столик стоял прямо посреди огромного лобби, на виду у всех снующих туда-сюда туристов и персонала, а за единственным компьютером работала девушка по имени Кристина.


– А сколько у вас всего в отделе человек? – поинтересовалась Дарья.
– Сейчас пять, и Вы будете шестая. И кстати, почему Вы решили сменить отель?
– Понимаете, – начала пояснять Дарья, – у меня совсем нет опыта. То есть опыт есть, я переводчица по профессии, но в отеле я проработала всего месяц. Мне бы поучиться у кого-то, чтобы понять толком, что нужно делать. А там все гест-релейшнз между собой никак не найдут общий язык, и я совсем не чувствую себя частью команды.
– Ну, это не страшно! – Отвечала ей Дина. – Команда у нас хорошая, все девочки только недавно пришли сюда, делить им нечего. А Ваш опыт мне и не нужен, лишь бы было желание работать.
– А кто же будет меня учить? – никак не могла успокоиться Дарья.
– Ну… все девочки понемногу и я, когда у меня будет время.
«Где-то я уже это встречала, – подумала Дарья. – Уже училась я понемногу, «чему-нибудь и как-нибудь»! А в результате так ничего и не поняла. Ладно, посмотрим, какие у них тут ещё условия».
– Зарплату у нас дают раз в месяц, но только после двадцатого числа следующего месяца, – продолжила Дина.
– Получается, зарплата за май будет только двадцатого июня? – переспросила Дарья?
– Инша'Алла, – вздохнув, ответила Дина. – И если Вы будете снимать жильё, то компания компенсирует Вам двести пятьдесят фунтов на проживание.
– Двести пятьдесят долларов? – переспросила Дарья.
– Нет, двести пятьдесят фунтов.
Дарья знала приблизительные цены на съём жилья в Хургаде, и очень удивилась такой странной «компенсации», которая могла возместить разве что процентов пятнадцать-двадцать от месячной арендной платы.
– Ну а тем, кто предпочитает жить при отеле, компания предоставляет отельный номер. Но не здесь, в Макади, а в Хургаде, в отеле «Шедван Гарден». Это в Дахаре, знаете?


«Шедван Гарден»! Это на него был выписан её ваучер, когда Дарья бронировала себе по интернету гостиницу для переезда в Египет. Тогда её отправили в соседний «Фестиваль», но зато теперь, по странному стечению обстоятельств, она снова могла поселиться там. У Дарьи остались приятные впечатления от тех первых дней, проведённых в Дахаре, и она подумала, что возможно, это и есть то место, куда ей следовало бы вернуться.


Обо всём этом она размышляла, пока заполняла аппликационную форму, которую уже успела выдать ей Дина.
– Это чистая формальность. Если Вы передумаете, то мы просто выбросим эту анкету. Ну а пока что идёмте в отдел кадров, – пояснила она и повела Дарью куда-то вглубь здания, где за бесконечными коридорами с гостевыми номерами был лифт, ведущий вниз, в административную часть огромного отеля «Сан-Стар»…
– Ну, что тебе сказали на собеседовании? – заговорщицким голосом спросила потом Дарью миссис Розмари, лёжа на своём любимом месте возле бассейна.
– Я должна сто раз подумать, прежде чем решиться на переход в этот отель, – ответила ей Дарья. – Посудите сами, униформу надо свою покупать…
– Ну, это только к лучшему, – перебила миссис Розмари, глядя на торчащие бока её форменной юбки. – Один раз купишь по своей мерке и будешь носить год или два.
– И супервайзер мне показалась не очень приветливой… Такая строгая, она почти совсем не улыбалась.
– Ну, улыбаться на собеседовании не обязательно. Ты же не знаешь наверняка, чем были заняты её мысли в это время.
– Это правда. – Согласилась Дарья. – Карстен на собеседовании со мной всё время шутил и улыбался, а потом оказался вовсе не таким уж и добреньким. Но главное, я не могу понять, как они работают там вшестером за одним компьютером. Тут за двумя вчетвером не всегда успеваешь всё сделать.
– А вот об этом стоит задуматься. – Сказала ей миссис Розмари. – В любом случае, тебе решать. Но я желаю тебе всего самого лучшего!
И как всегда, ей снова предстояло самостоятельно принять, можно сказать, судьбоносное решение. Дарья всю ночь ворочалась, размышляя о своей непростой ситуации, а наутро объявила Наде:
– Я ухожу работать в другой отель.
– Да? И почему? – спросила та, совсем не удивившись.
– Там зарплата на пятьдесят евро больше. И жить в Хургаде. Мне там больше нравится, чем здесь.

 

***

 

Последний день в Мадинат Макади начался у Дарьи с неприятностей. Когда все вещи уже были собраны и упакованы по сумкам, Дарья наклонилась, чтобы поднять их, а на её любимых джинсах вдруг разошлась «молния».
«Неужели шеф Ислам всё-таки не зря старался кормить меня всякими вкусностями, и я здесь за месяц успела так разъесться, что теперь джинсы расходятся?» – спросила она сама себя. И тут же сама себе ответила: «Не может быть, застегнула же я их свободно. Просто этим штанам уже сто лет в обед, никак не расстанусь с ними. Что ж, придётся переодеться». Но расстегнув замок сумки, застегнуть его она уже не смогла: «молния» расползлась точно так же, как и в джинсах. «Да что ж это такое сегодня!» - в сердцах воскликнула Дарья. Кое-как заколов булавками края разошедшейся «молнии», она попробовала взять с собой сразу все сумки, чтобы за один раз перевезти их из стафф-хауса в отель и там уже ждать, когда с ней рассчитаются за работу. Но не тут-то было! Тазик, утюг, бытовая химия, и прочие мелочи – всем этим она обзавелась уже по приезде сюда, и вместе с чемоданом, сумкой и ноутбуком багаж оказался неподъёмным.


«Что ж! Буду таскать сумки по очереди, здесь недалеко»


И вот, когда она, пыхтя и обливаясь потом, тащила по утреннему зною чемодан и сумку в направлении отеля, её обогнал блестящий чёрный автомобиль. За рулём сидел импозантный египтянин с большими чёрными усами, в таком же чёрном костюме и даже при галстуке.
– Я думаю, Вам нужна помощь, – сказал он по-английски, притормозив прямо возле Дарьи. – Вам в «Оазис»?
Дарья остановилась в нерешительности. С одной стороны, она твёрдо знала, что садиться в машину к незнакомым мужчинам – опасно, тем более в Египте, с другой стороны, она была на территории отельного комплекса, и шансы незнакомца на похищение девушки были минимальны. К тому же, помощь Дарье действительно была нелишней.


– Садитесь, садитесь, – распахнул дверь автомобиля египтянин. Он подхватил её багаж и легко закинул в машину.
Ехать было совсем близко, и очень скоро Дарья оказалась в «Оазисе». В офисе уже начался рабочий день. За одним столом тихонько шуршала бумагами Луиза, за другим столом работала Надя.
– Иди погуляй, я дам тебе знать, когда привезут твою зарплату, – сказала она, не отрывая глаз от монитора.
«Гулять так гулять», – решила Дарья и пошла в ресторан завтракать.
На выходе из ресторана её встретила миссис Розмари, как всегда обняв и расцеловав Дарью в обе щёки:
– Доброе утро, дорогая! Ты уже готова к новой работе? Что такая невесёлая?
– Ох, Мама Роуз! С самого утра неприятности!
– Что такое? Рассказывай скорее!
Дарья кратко пересказала свои неприятности с разошедшимися замками.
– А где твои сумки? – деловито спросила её Мама Роуз. – Давай, завтракай и тащи их сюда!
Дарья даже не стала спрашивать зачем. Она давно уже поняла, что эта леди всегда знает, что делает, и ей можно полностью доверять. И когда Дарья вытащила свой багаж из офиса, то в лобби её уже встречали отельные носильщики – Абду и Мустафа. Они подхватили её сумки и отнесли их в камеру хранения. Внимательно рассмотрев разошедшийся замок, Мустафа покачал головой и сказал:
– Его уже не подремонтируешь. Только менять. Но я знаю, что можно сделать.
Он взял большой моток скотча и крепко-накрепко, в несколько слоёв, обмотал его вокруг сумки.
– А ты сама откуда? – просил он её, когда сумка стала похожа на блестящий полиэтиленовый шарик.
– Из Украины. – В который раз ответила Дарья на стандартный египетский вопрос.
– Ну вот, теперь с этой сумкой можно хоть в Украину лететь!
– Нет уж, спасибо! В Украину мне ещё рано, – засмеялась Дарья.
Она оставила вещи в камере хранения и пошла искать миссис Розмари, чтобы поблагодарить её за помощь. Миссис Розмари сидела на террасе «Магнолии» и помогала официантам складывать треугольниками белые льняные салфетки. Время обеда ещё не подошло, но столы уже накрывали, накидывая на них такие же белые льняные скатерти.


Дарья подсела к столу с горой салфеток, и тоже присоединилась к их складыванию.
– Ну что, всё в порядке? – спросила её миссис Розмари.
– Да, спасибо, мама Роуз. Сумку замотали скотчем. Но у меня опять проблема. Как будто сглазил кто, честное слово!
– И я даже знаю кто! – ничуть не удивилась миссис Розмари. – И что у тебя случилось на этот раз?
– Вот. – Показала Дарья на свою балетку. – Подошва отклеилась. Вся обувь у меня в сумке, а сумка наглухо запечатана скотчем.
– Идём, я знаю, что делать! – вскочила со своего места всезнающая англичанка. Она схватила Дарью за руку и повела её куда-то по узкой дорожке, ведущей от ресторана на хоздвор. Как-то раз Дарья пыталась прошмыгнуть туда, чтобы увидеть, что делается с обратной стороны красивого фасада, но охрана её туда не пустила. Как оказалось, миссис Розмари знали даже в технической службе, и она беспрепятственно провела Дарью в небольшую мастерскую, где пахло клеем, резиной и крепким сигаретным дымом, а за столом, заваленном всякими железками и деревяшками, сидел средних лет мужчина в рабочем комбинезоне.
– Здравствуй, Тарек. У нас проблема, надо помочь девушке, – коротко пояснила ему миссис Розмари, видимо, учитывая небольшой запас английских слов у египтянина. И тут же обратилась к Дарье:
– Ты покажи ему свою обувь, пусть подклеит. А я пойду, у меня ещё столько дел сегодня. Будешь уезжать, позвони мне обязательно!
Подождав, пока подсохнет её только что подклеенная подошва, Дарья вышла из тёмной мастерской, и пошла по направлению к офису – обратно по дорожке, вдоль ровных рядов магнолий и бугенвиллий. Затяжная египетская весна сменилась жарким летом, и все растения уже радостно выбросили пышные цветы на своих ветвях. Возле одного из таких кустов Дарья заметила Хамаду: он собирал цветочки. Дарья знала, что потом пригоршню таких цветочков кинут в воду, налитую в специальные мисочки, а сами мисочки поставят возле умывальников в общественных туалетах отеля – вместе с зажжёнными ароматическими палочками они создадут атмосферу красоты и комфорта, радуя посетителей даже там.
«Надо ему утюг вернуть», – подумала Дарья, и, оставив в прошлом их размолвку, направилась прямо к отельному завхозу.
– Хамада, я переезжаю в другой отель, могу вернуть тебе утюг, – сказала она.
– Утюг оставь себе, – отвечал он ей. – А почему из отеля уходишь?
– Из-за Нади. Она меня больше всех достала. Да и Вера тоже, нервная женщина… Надоело мне с ними бороться.
– Вот видишь, какая ты! Ни с кем не можешь сработаться. Даже со мной!
– Да ведь ты первый перестал со мной разговаривать, Хамада!
– А это потому, что ты меня неправильно поняла и подумала совсем не то, что было на самом деле.
– Да? А что же было на самом деле?
– Дарья, Дарья, я ведь тебе как брат, а ты…
«О, ещё один брат сыскался! Сколько их, оказывается, тут у меня в Египте»! – подумала Дарья.
– Ну, всё, всё, – продолжал Хамада, – давай забудем старое и не будем больше ссориться. А ты в какой отель уходишь?
– Группа отелей «Корал-Си».
– Нехорошо, – прищёлкнул языком Хамада. – Это самая плохая сеть отелей во всём Макади!
– Да ладно!
– Серьёзно. Это все знают. Да скоро и сама всё увидишь, раз ты туда переезжать собралась. А утюг ты себе оставь. Он тебе ещё пригодится.

 

***


– Как там моя зарплата? – Снова спросила Дарья.
– Так как ты у нас работала неофициально, то ты числилась в списках аниматоров, – сообщила ей Надя, – и твою зарплату должен привезти сегодня шеф аниматоров. Я только что звонила ему несколько раз. Никто не берёт трубку. Слушай, Даш, езжай, куда собиралась, я тебе твою зарплату потом в Хургаду привезу.
«Плакали мои денежки», – вздохнула про себя Дарья. Но делать было нечего, тут хоть бы самой ноги унести. Дарья пошла на ресепшен: на её новое место работы можно было уехать только на машине, и она решила попросить ребят-ресепшионистов вызвать для неё такси.
– Такси не можем, можем только «лимузин-сервис», – развёл руками Ясир.
– Да не надо мне лимузин! – воскликнула Дарья. – Мне обычную машину надо, в соседний отель переехать.
– У нас нет разрешения вызывать обычные такси, – снова закачал головой ресепшионист.
– Ну ладно. А сколько он стоит, этот ваш лимузин? – представляя, как она садится со своим тазиком и утюгом в роскошное длинное авто с четырьмя дверьми и водителем за стеклянной перегородкой.
– 70 фунтов.


За месяц работы в отеле Дарье так и не представилось возможности узнать, что же такое «лимузин-сервис» в Египте. Как выяснилось позже, это были услуги по предоставлению гостям в отелях автомобилей с водителями. Машины были обычные, хоть и современные, и особенность их состояла лишь в том, что стоили их услуги несколько дороже обычных такси, и они всегда были готовы к немедленному выезду на заказ.
Дарья набрала номер миссис Розмари.
– Мама Роуз, я уезжаю и хочу попрощаться с Вами.
– Хорошо. А зарплату тебе дали?
– Нет, не дали. Надя сказала, в Хургаду потом привезёт.
– А вдруг не дадут? Ты же без документов тут работала?
– Ну да.
– Подожди, я сейчас подойду! Ты в лобби сейчас стоишь?
И через несколько минут Дарья увидела, как к ней на всех парах бежала миссис Розмари. Именно бежала, несмотря на свой возраст и высокое социальное положение.
– Вот, возьми, это всё, что у меня с собой сейчас было! – Она протянула ей руку, как будто для прощания, а в руке была зажата стофунтовая купюра.
– Мама Роуз, ну что Вы, зачем! – возражала Дарья.
– Стой здесь, никуда не уходи, я сейчас вернусь! – отвечала ей миссис Розмари, чуть ли не силой сунув ей в руку деньги. Она снова скрылась из виду, а через несколько минут прибежала назад, и на этот раз у неё в руке были ещё двести фунтов.
– Вот тебе ещё! Держи, на первое время, я думаю, этого хватит.
Ещё бы! Теперь ей с лихвой хватит и на «лимузин-сервис», и на все текущие расходы, ещё наверняка предстоящие ей после переезда в Хургаду!
– Как же я Вам благодарна! – воскликнула Дарья, обнимая эту милую леди, к которой она и вправду успела привязаться, как к родной.
– Не стоит благодарности, будь счастлива, девочка!

Прочитано 5287 раз Последнее изменение Среда, 20 сентября 2017 17:56
Спасибо, что читаете мой блог. Пожалуйста, возвращайтесь скорее, а я постараюсь порадовать Вас новыми записями!
 
Я, Анастасия Осама
Немного обо мне.


Египет стал моим домом много лет назад, я с удовольствием делюсь своим опытом жизни в этой солнечной стране.

Жду Ваши комментарии и предложения тем для статей. С радостью отвечу на Ваши вопросы.
 
 

Anastasia osama verh

Анастасия Осама

Резидент Египта с 2008 г.
Добавляйтесь в друзья и получайте анонсы статей!
    

Получать новые статьи Блога

Сегодня читали...

Воспоминания о былой Хургаде

Идет время...Здесь в Хургаде, его будто-то и не существует. Практически нет смены сезонов, которые могу разделить твою жизнь на "до"…

Из Египта на Бали

Из Дубаи мы отправились на Бали. Этот остров и был нашей целью изначально. Будет много фото и видео. Готовьтесь к…

Работа в Хургаде для русских. Обзор областей.

Ничто не может остановить людской поток, который стремится на красноморские берега.  Уже второе десятилетие наши соотечественники "захватывают" Хургаду. Покупают недвижимость,…

Кто тут?

Сейчас 2580 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Меню

Сейчас читают

  • Район Хургады- Хадаба
    Район Хургады- Хадаба Один из наиболее известных субрайонов Саккалы, Хадаба, в переводе с арабского языка означает «холм». И не зря, ведь район на самом деле возвышается над Хургадой. Находясь в этом удивительном месте, создается впечатление, что ты паришь…